Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Андрей Ганин
11 июня 2017

Как офицерство раскололось после Февраля

Россия. Военная история

Сегодня в рубрике «Россия. Военная история» мы рассказываем о том, как русские офицеры и генералы страдали от неподчинения солдатских масс.

Настроения в революцию

На протяжении всего 1917 года политические взгляды офицерства претерпевали существенные изменения. Сложно говорить о единой реакции на Февральскую революцию, поскольку за годы Первой мировой войны офицерский корпус утратил единство. Поначалу у многих была даже эйфория. Туркестанский генерал-губернатор и командующий войсками Туркестанского военного округа генерал-адъютант Алексей Николаевич Куропаткин записал в дневнике 8 марта 1917 года: «Чувствую себя помолодевшим и, ловя себя на радостном настроении, несколько смущаюсь: точно и неприлично генерал-адъютанту так радоваться революционному движению и перевороту. Но так плохо жилось всему русскому народу; до такой разрухи дошли правительственные слои, так стал непонятен и ненавистен государь, что взрыв стал неизбежен».

Постепенно, по мере углубления революции, появилось разочарование. Неподчинение солдатских масс воспринималось офицерами, конечно, негативно. Речь не только о самосудах, которые напрямую угрожали безопасности офицеров, но и вообще о неисполнении приказов и утрате боеспособности. 1917 год даёт просто фантасмагорические картины взаимоотношений солдат и командного состава. Например, во время печально известного «наступления Керенского» на Юго-Западном фронте летом 1917-го 24-й Финляндский стрелковый полк понес большие потери, стрелки решили, что с них довольно и отправились в тыл, а командир полка, седовласый полковник, стоял перед ними на коленях и тщетно умолял вернуться.

Время бездарных правителей

Если все же делать некоторые обобщения, то лето 1917 года стало периодом разочарования офицерства во Временном правительстве, которое не доверяло офицерам и не защищало их от произвола. Стало ясно, что надежды весны 1917-го на то, что устранение «тёмных сил» и радикальная смена власти повысят обороноспособность страны, оказались иллюзорными. Объявленные свободы не принесли победы, а лишь разрушили военный организм, одни бездарные правители сменились другими. Некоторые генералы, наблюдая политическое бессилие Временного правительства, сожалели, что способствовали отречению Николая II и приходу к власти деструктивных элементов.

Многие офицеры начали задумываться о военной диктатуре, возлагали в этом отношении надежды на генерала Корнилова. Однако и эти проекты не оправдались. Провал корниловского выступления, близкого устремлениям немалой части офицерства как силового варианта выведения страны из затяжного общественно-политического кризиса, вызвал растерянность, разочарование, усилил антиофицерские настроения в солдатской среде. И вновь военные не сумели реализовать свою политическую программу. Однако это выступление сформировало ядро будущих лидеров Белого движения.

Ненависть со всех сторон

В сложившихся условиях, несмотря на победу над корниловцами, Временное правительство оказалось дискредитировано, вызывая ненависть со всех сторон. В результате захват власти большевиками в Петрограде в октябре 1917 года прошел практически беспрепятственно.

Приход к власти большевиков и левых эсеров расколол офицерство. Негативное восприятие большевиков объединяло многих офицеров. В среде патриотически настроенного офицерства был распространён взгляд на представителей партии Ленина как на врагов России, предателей, прямых наймитов Германии, стремившихся к поражению собственной страны в мировой войне и заключивших в 1918 года позорный сепаратный мир с врагом, предав союзников России по Антанте.

Для основной массы офицерства дальнейший выбор оказался невелик – либо примкнуть к Белому движению как к движению кадрового офицерства, выражавшему его интересы, либо плыть по течению с большой вероятностью оказаться у красных, захвативших значительную часть страны и проводивших антиофицерскую политику.

Существовали и менее распространённые варианты – национализироваться, поступив на службу в возникшие на руинах империи национальные государства, либо уходить с военной службы, уклоняться от Гражданской войны и искать заработок на стороне.

1 Комментарий

  • Лебедев Александр Александрович

    Мне кажется, что раскол среди русского офицерства произошёл не летом 1917 г. Раскол произошёл раньше. Ведь уже в 1915 г. генерал Адлерберг докладывал верховному главнокомандующему, что «большинство прапорщиков состоит из крайне нежелательных для офицерской среды элементов». А 17-м многие из них уже были штабс-капитанами и капитанами. Фактически раскол оформился в мае, на всеми уже забытом Всероссийском съезде офицерских депутатов армии и флота в Петрограде, при голосовании по докладу о Временном правительстве и соотношении его с Советом рабочих и солдатских депутатов.
    За резолюцию, предложенную от имени «группы, стоящей на платформе Временного правительства» (разделявшей позицию центристской партии Народной Свободы (кадеты)), из 749 делегатов съезда, подано 246 голосов, за резолюцию «объединённых групп, стоящих на платформе Совета рабочих и солдатских депутатов, группы «Единство» («Единение») и Исполкома Петроградского Совета офицерских депутатов» (т.е. разделяли позиции социалистических партий - Партии социалистов-революционеров и РСДРП(м)) - 265, воздержались 77 человек. И обер-офицеров среди депутатов было 516 человека (в т.ч. 151 прапорщик),


Яндекс.Метрика