Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Великая Победа 28 Панфиловцев

«28 панфиловцев»: если их не было – значит, Гитлер взял Москву. Об одной нужной и правдивой легенде

Недавний обмен репликами между бывшим директором Госархива Сергеем Мироненко и министром культуры Владимиром Мединским – это не частный случай разногласий конкретных историков и должностных лиц в вопросе о «28 панфиловцах».

В принципе, они вообще о разном говорят.

Мироненко – на первых взгляд, о бухгалтерском учёте в истории: «…И в конце этой справки, подписанной главным военным прокурором, генерал-майором Афанасьевым, сказано: никаких двадцати восьми героев-панфиловцев не было, это все вымысел журналистов «Красной Звезды».

Мединский – на первый взгляд, о «служебной дисциплине»: «…Не дело госслужащего-архивиста размахивать флагом научно сомнительных идеологем. Ведь поймите: когда директор Госархива говорит, что «панфиловцев не было», – это воспринимается не как сомнения учёного в точности каких-то сведений, а как позиция государства. И именно так, кстати, это было воспринято 22 июня прошлого года нашими казахскими и киргизскими коллегами».

А по сути – получаются две мировоззренческие позиции. Диаметрально противоположные.

И вот это разногласие – более чем злободневное.

***

Вспомним коротко историю вопроса.

22 июня 2015 года директор Госархива РФ Сергей Мироненко (тогда ещё не перешедший «на научную работу») выступил на всемирном конгрессе русской прессы с сообщением, что история подвига 28 панфиловцев — подделка. Позже он аргументировал свои слова публикацией одного архивного документа – справки, представленной Военной прокуратурой тов. Жданову в 1948 году.

Ну, вы помните – большая была сенсация в интернетах.

«Сенсацию» на пальцах разъяснил по горячим следам научный директор РВИО Михаил Мягков:

— «рассекреченную» справку никто не «рассекречивал», она находится в обороте науки истории настолько давно, что и не упомнить;

— кроме этого документа, в распоряжении науки истории имеется множество других документов, фактов и свидетельств — которые, напротив, ничего не «разоблачают»;

— именно поэтому наука история не настаивает на цифре «28», не считает окончательно установленными точные данные боя у Дубосеково, а продолжает их усидчиво и бережно исследовать, воздерживаясь от публичных спекуляций;

— потому что вместе с тем наука история признаёт фактом знаменитый материал «Красной звезды», которые и стал основой культурного явления «28 панфиловцев» как яркой собирательной легенды о подвиге советского солдата; причём подвиг советского солдата сам по себе является фундаментальным историческим фактом.

 

То есть: священное дело науки истории — изучение и систематизация фактов, а легенда как собирательный образ исторических фактов — это явление культуры. История и культура, таким образом, находятся в диалектическом единстве — хотя и различие в их задачах очевидно.

Естественно, всего того, что говорят В. Мединский и М. Мягков, тогдашний директор Госархива, а ныне научный работник С. Мироненко не может не знать – именно как учёный-историк.

Но, повторяю в который раз, к науке истории данная дискуссия отношения не имеет.

А имеет отношение к мировоззрению, к столкновению идеологий и, в конечном итоге, к нашей историко-культурной идентичности.

***

Какую идентичность выбрало современное российское общество – понятно. Вот она:

 

— сегодняшнее общество сформулировало спрос на безоговорочную гордость своей историей;

— сегодняшнее общество видит в своём славном прошлом образец для подражания.

Значит, это уже не прошлое. Это будущее.

 

***

И так получилось, что сегодняшнее общество стало на защиту тех бойцов, которые 75 лет назад не пустили врага к Москве.

«28 панфиловцев» — это легенда, основанная и на реальном факте боя у разъезда Дубосеково, и на реальном факте подвигов бойцов всей панфиловской дивизии в битве за Москву, и на реальном факте массового героизма советских солдат в Великой Отечественной войне, и на реальном факте надёжности и победоносности защитников Отечества — от богатырей Киевской Руси до «вежливых людей».

Что вы говорите? Панфиловцев было не 28? Ну да — их миллионы.

И это не выдумка и не сказка.

Вот «миллионы жертв сталинских репрессий», «Петербург на костях» и «русский рабский характер» — это ложь.

А «28 панфиловцев» — это легенда, сложенная из были.

Чувствуете разницу?

 

Общество эту разницу прекрасно понимает. И фильм «28 панфиловцев», прокат которого запланирован на осень, — уникальный проект «народного кино», снятый во многом на пожертвования рядовых граждан (35 млн рублей!) и только во вторую очередь на субсидии минкультов РФ и Казахстана, которые уже просто не имели права игнорировать народное требование, — вполне себе внятная характеристика социального заказа.

Страна голосует за правду и за легенду — потому что это в нашем случае одно и то же.

 

Читайте также:

Иван Зацарин, Виктор Мараховский. Югославский синдром. Почему сегодня Россия в Сирии, а террористы в Брюсселе

Валентин Жаронкин. О праве гордиться революцией. Нет в русской истории «трудных вопросов»: часть 9

Егор Яковлев, Дмитрий Пучков. От войны до войны. Часть 2: экономические причины Первой мировой

Юрий Борисёнок. Советско-польский Рижский мир: единство истории и «старинный спор славян»

Олег Кропотов. У истоков русской идеологии: «Третий Рим» и другие представления о себе в мире и истории

Дмитрий Титов. Разделы Польши в XVIII веке: была ли Россия их инициатором

0 Комментариев


Яндекс.Метрика