Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

1905_Manifestatsia.jpg

Русская революция

январь 1905 - 1907

Первая буржуазно-демократическая революция. Николай II вынужден был 17 октября 1905 г. подписать манифест о даровании политических прав и свобод и созвать Государственную Думу.

ПРОГРАММА РУССКОГО СОБРАНИЯ

Царское самодержавие, будучи главным залогом исполнения Россией ее всемирно-христианского призвания, в то же время является залогом внешнего государственного могущества и внутреннего государственного единства России.

Полный сборник платформ всех русских политических партий. С приложением высочайшего манифеста 17 октября 1905 г. и всеподданейшего доклада графа Витте. М., 2001

 

НАШ ЦАРЬ

Наш царь - Мукден, наш царь - Цусима,
Наш царь - кровавое пятно,
Зловонье пороха и дыма,
В котором разуму - темно.

Наш царь - убожество слепое,
Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел,
Царь-висельник, тем низкий вдвое,
Что обещал, но дать не смел.

Он трус, он чувствует с запинкой,
Но будет, - час расплаты ждет.
Кто начал царствовать - Ходынкой,
Тот кончит - встав на эшафот.

К. Бальмонт. «Песни мстителя», 1907

 

ИЗ ДНЕВНИКА НИКОЛАЯ II. 9 ЯНВАРЯ 1905 ГОДА

Тяжелый день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело! Мамá приехала к нам из города прямо к обедне. Завтракали со всеми. Гулял с Мишей. Мамá осталась у нас на ночь.

 

ЛИСТОВКА ЦК РСДРП «К РАБОЧИМ И КРЕСТЬЯНАМ»

Была выпущена в ответ на царский манифест 6 августа 1905 года

Товарищи!

Царь издал манифест о созыве народных представителей в Государственную Думу. Из этого манифеста и из правил об устройстве Думы видно следующее:

1. Что рабочим нет места ни в этой Думе, ни на выборах в нее...

2. Что крестьянам дается в этой Думе не действительное, а лишь мнимое участие. Представители от крестьян должны составить ничтожное меньшинство Думы - по одному на губернию, т.е. от 51 губернии 51 человек из 412; все остальные от помещиков и от капиталистов...

3. Что не только ничем не обеспечена свобода выборов и совещаний между избирателями и кандидатами в Думу, но даже самая Дума не пользуется свободой слова, свободой обсуждения, ибо ей запрещено касаться основных законов Российской империи.

4. Что эта Дума не имеет права ничего решать относительно законов, а только высказывает предположения, решает же, как и прежде, царь с Государственным советом и министрами.

5. Что... царское самодержавие остается в полной силе... Что царский манифест... есть наглое издевательство над рабочим классом России...

Что манифест этот есть в то же время грубая попытка обмануть русское крестьянство и весь русский народ жалкою подделкой народного представительства...

И что поэтому истинным преступником против народа будет всякий, кто сознательно будет поддерживать царский обман.

 

ПЕРЕД БУРЕЙ. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ В.М. ЧЕРНОВА

В своем докладе о «текущем моменте» я, подводя итоги событиям 1905-1907 гг., вспомнил, что многих поражало, что во время «свобод» по вопросам тактики с.-д. и с.-ры как будто менялись местами. С.-ры были против борьбы за явочное введение восьмичасового рабочего дня, они считали опасной и преждевременной вторую всеобщую забастовку, в Петербургском Совете Рабочих Депутатов они голосовали против третьей забастовки. Они принимали участие во всех этих наступательных действиях пролетариата, подчиняясь общей революционной дисциплине, чтобы не ослаблять в момент борьбы позиций неправильной тактикой. Почему же с.-ры, которых все привыкли считать ярыми сторонниками самых крайних методов борьбы, здесь так усиленно стояли за осторожность и выдержку, когда с.-д-ы были окрылены готовностью на самое решительное наступление?  Потому, что здесь оказалось различие в оценке борющихся сил; потому, что с.-д-ы, ослепленные успехом первой забастовки, стали на ту точку зрения, что пролетариат достаточно силен, чтобы на своих плечах вынести всю тяжесть борьбы, добить поколебленного и растерянного врага. Отсюда — тактика форсирования событий. От такой тактики мы не ждали ничего кроме перенапряжения сил и без того истощенного борьбой пролетариата. Мы стояли за оборонительную тактику, за самое энергичное использование уже завоеванных свобод в смысле  организации и привлечения к движению более глубоких толщ народных масс; нам казалось необходимым, насколько это в наших силах, отложить момент решительного столкновения до тех пор, когда наряду с пролетариатом в генеральном сражении сможет выступить и крестьянство. <…>

В силу внутренней логики развивавшихся на наших глазах событий принятие или непринятие той или иной тактики партией могло повлиять на отдельные фазы исторического процесса, но не на окончательный исход его. Первая великая победа, одержанная освободительным движением над царским абсолютизмом, была одержана в кредит. Она была вовсе не результатом достаточной силы революционных общественных элементов, а лишь результатом полной неподготовленности правительства к вновь создавшемуся положению. Ужасный исход русско-японской войны, вместе с революционными ударами внутри, перевернул в стране все отношения. Правительство было поколеблено морально. Немудрено, что в него утратили веру все. Его прежнее видимое могущество не выдержало испытания - и само перестало верить в него.

В.М. Чернов - эсер, один из основателей партии социалистов-революционеров, был лидером фракции эсеров во Второй Думе, министром Временного правительства, председателем Учредительного собрания

 

Л. ТРОЦКИЙ. НАША ПЕРВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Правда, из анализа социально-политических отношений я прихожу к выводу, что решительная победа демократической России над Россией крепостнической должна передать кормило в руки пролетариата; что проведение в жизнь всех основных лозунгов демократии будет совершено организацией, прямо и непосредственно опирающейся на городских рабочих, а через них - на всю народную плебейскую нацию. Пусть мой анализ и мой прогноз совершенно ошибочны. Пусть дальнейшее революционное развитие настолько укрепит буржуазную демократию, что позволит ей взять власть в свои руки и тем самым отбросить пролетариат в оппозицию. Но разве такая перспектива не требует от нас в равной мере самой неутомимой и непримиримой критики буржуазной демократии - под углом зрения ее демократизма и ее революционности? Я думаю, что подобная критика не только не препятствует росту оппозиционных сил, но, наоборот, оказывает ему незаменимую услугу, так как неизменно поддерживает левое крыло демократии против ее правого крыла.

Л. Троцкий. Сочинения. Том 2, часть 1. М.-Л., 1925

 

БРОНЕНОСЕЦ «ПОТЕМКИН»

«Броненосец «Потемкин» остался непобежденной территорией революции и, какова бы ни была его судьба, перед нами налицо несомненный и знаменательнейший факт: попытка образования ядра революционной армии». 

В. И. Ленин о восстании на эскадренном броненосце Черноморского флота «Князь Потемкин-Таврический» в июне 1905 года.

 

«... Команда броненосца взбунтовалась за плохую пищу и, будучи революционно настроенная, собрала комитет двадцать человек, решающий дальнейшую участь броненосца. Бунт никакой связи с забастовкой Одессе не имеет, хотя по прибытии Одессу явившиеся на броненосец студенты и курсистки из евреев объявили матросам, что войска всего гарнизона сложили оружие и что прибывающие остальные суда эскадры с командой Потемкина солидарны. Было намерение громить с броненосца город».

Из донесения одесского жандармского управления в департамент полиции.

 

Ко всему цивилизованному миру.

Граждане всех стран и всех народов!

Перед Вашими глазами просходят грандиозные события великой освободительной борьбы — угнетенные и порабощенные народы России не вынесли векового гнета и своеволия деспотического самодержавия. Разорение, нищета и бесправие, до которого русское Правительство довело многострадальную Россию, переполнили чашу терпения трудящихся. По всем городам и селам вспыхнул уже пожар народного негодования и возмущения.

Могучий крик многомиллионной груди: «ДОЛОЙ РАБСКИЕ ЦЕПИ ДЕСПОТИЗМА И ДА ЗДРАВСТВУЕТ СВОБОДА» как гром раскатился по всей необъятной России. Но Правительство решило, что лучше утопить страну в народной крови, чем дать ей свободу в лучшую жизнь. И невинная кровь самоотверженных борцов льется целыми потоками по всей России. Однако самодержавие забыло одно — что темная и забитая армия, это сильное орудие его кровавых замыслов, есть тот же самый народ, есть сыны тех же самых трудящихся, которые решили добиваться свободы. И вот мы, КОМАНДА ЭСКАДРЕННОГО БРОНЕНОСЦА «КНЯЗЬ ПОТЕМКИН-ТАВРИЧЕСКИЙ», решительно и единодушно делаем этот первый великий шаг. Пусть все те братские жертвы рабочих и крестьян, которые пали от солдатских пуль на улицах и полях, снимут с нас свое проклятье, как их убийц.

Нет, мы не убийцы, мы не палачи своего народа, а защитники его, и наш общий девиз: смерть или свобода для всего народа. Мы требуем немедленной приостановки бессмысленного кровопролития на полях далекой Маньчжурии. Мы требуем немедленного созыва всенародного УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ на основе всеобщего, прямого и тайного избирательного права. За эти требования мы единодушно готовы вместе с нашим броненосцем пасть в бою или добиться победы. Мы глубоко уверены, что честные граждане всех стран и народов откликнутся горячим сочувствием нашей ВЕЛИКОЙ БОРЬБЕ ЗА СВОБОДУ.

ДОЛОЙ САМОДЕРЖАВИЕ! ДА ЗДРАВСТВУЕТ УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ!

Команда эскадренного броненосца «Князь Потемкин-Таврический» и миноносца № 267.

Приложена судовая печать.

Обращение потемкинцев, написанное К. И. Фельдманом.

 

Ко всем европейским державам.

Команда эскадренного броненосца «Князь Потемкин-Таврический» начала решительную борьбу против самодержавия. Оповещая об этом все европейские правительства, мы считаем своим долгом заявить, что мы гарантируем полную неприкосновенность всем иностранным судам, плывущим по Черному морю, и всем иностранным портам, здесь находящимся.

Команда эскадренного броненосца «Князь Потемкин-Таврический».

Приложена судовая печать.

Обращение к иностранным державам, написанное А. П. Березовским

 

«ПАТРОНОВ НЕ ЖАЛЕТЬ»

Казалось, что ход революционных событий не оставляет места сомнениям в целесообразности преобразований. Москва после 10 октября бастовала в сущности целиком. Подъем революционной забастовочной волны наблюдался и в Петербурге. Как и в Московском университете, в актовых залах столичных высших учебных заведений происходили фактически непрерывно многолюдные митинги. Лозунги, под которыми бастовали рабочие, наряду в выдвигавшимися экономическими требованиями носили отчетливо выраженный политический характер. С каждым часом поступали сообщения о революционных выступлениях в различных городах. В течение 10 и 11 октября Екатеринослав, Харьков, Ярославль были фактически охвачены всеобщей стачкой. 12 октября петербургский железнодорожный узел оказался парализованным, как и московский. В сущности железнодорожное движение прекратилось по всей стране. Притом что события совершенно очевидно приобретали характер жизненной угрозы для режима, Витте еще и представил Николаю II 12 октября доклад о совещании, которое он провел в этот день по его приказанию с Треповым и важнейшими министрами по поводу железнодорожной стачки. Удостоверив, что, по общему мнению министров, войск недостаточно даже для охраны дорог в случае перевода их на военное положение (не говоря уже о подавлении), Витте заявлял царю, что железнодорожная стачка «составляет грозную часть общего революционного движения в России» и, следовательно, может быть ликвидирована «общими мерами, которые могут служить для устранения общего революционного движения». В качестве «первой меры для борьбы со смутою» Витте называл, конечно же, «образование однородного правительства с определенной программой».55 Идея диктатуры была поставлена при этом под вопрос ссылкой на недостаток военной силы, а в действительности имелась в виду как общая неблагонадежность солдатских масс с правительственной точки зрения, так и трудности с доставкой войск с Дальнего Востока в европейскую часть страны.

Витте не зря действовал не покладая рук. На 13 октября был вызван в Петергоф Горемыкин. Осознав, что на «зубров» с их лозунгом фактической консервации политических институтов по условиям момента положиться нельзя, что преобразования неизбежны, Николай II хотел попытаться возложить их осуществление на более «верного», чем Витте, человека или, по крайней мере, ввести Горемыкина в кабинет (как сейчас увидим, Николай и сам употреблял теперь это слово) в качестве министра внутренних дел. Вызванный к 6 часам вечера Горемыкин с большим трудом добрался до Петергофа в карете (поезда не ходили, парохода морской министр дать не мог, по дороге рабочие-путиловцы бросали в карету камни). Он уговаривал царя «оказывать твердое сопротивление» и развивал фантастический план уничтожения «смертельным для толпы огнем» якобы готовившегося похода в Петергоф 60 тыс. «революционеров». Трепов же, получивший 12 октября в свое подчинение петербургский гарнизон и фактически диктаторские полномочия, «укорял» Горемыкина в авантюризме, хотя на следующий день, 14 октября, на улицах столицы было расклеено его извещение о получившем печальную известность приказе: «Холостых залпов не давать и патронов не жалеть».

Ганелин Р. Ш. Российское самодержавие в 1905 году. Реформы и революция.  СПб., 1991

 

ВИТТЕ О МАНИФЕСТЕ 17 ОКТЯБРЯ 1905 ГОДА

Опубликование манифеста сопровождалось в провинции целым рядом беспорядков и антиеврейскими погромами. Эти события застали врасплох графа С.Ю. Витте  и вызвали непосредственно принятие контрмер при дворе. Реакционная партия использовала случай, чтобы поднять голову и попытаться возобновить свое влияние на императора. Между этой партией и графом Витте завязалась ожесточенная борьба. После опубликования Манифеста 17 октября граф Витте... оказался объектом жестоких нападок крайне правых и левых и встретил полное равнодушие со стороны умеренных либералов. Когда я покидал графа Витте,.. то был поражен пессимистическим характером следующего его замечания: «Манифест 17 октября предотвратил немедленную катастрофу, но он не явился радикальным лекарством в создавшемся положении, которое до сих пор остается угрожающим. Все, на что я могу надеяться, - это сохранить положение без больших потрясений до открытия Думы, но даже в осуществлении этой надежды я не могу быть вполне уверен. Новый революционный взрыв представляется всегда возможным». Подобный пессимизм... объяснялся исключительно тем глубоким разочарованием, которое Витте испытал в связи с непосредственными результатами издания манифеста, и сверх того - отсутствием сочувствия со стороны либеральной партии, чего он не мог предвидеть; на эту партию он возлагал большие надежды. (...)

Извольский А.П. Воспоминания. М., 1989

 

ИЗ ЗАПИСКИ КНЯЗЯ Н.Д. ОБОЛЕНСКОГО

Государь Император подписал манифест и утвердил программу. Таким образом, не без некоторой борьбы, колебаний и сомнений Государю угодно было вернуть России на покинутый ею, в силу разнообразных внутренних и внешних обстоятельств, путь реформ и завершить великое дело своего Августейшего Деда. При обратном возвращении в Петербург, на палубе парохода находился Великий Князь Николай Николаевич. Он казался веселым и довольным. Обратившись к графу Витте, Его Высочество заметил:    «Сегодня 17 октября и 17 годовщина того дня, когда в Борках была спасена династия. Думается мне, что и теперь династия спасается от не меньшей опасности сегодня происшедшим историческим актом». (Имелось в виду крушение царского поезда близ станции Борки в 1888 г.)

 

ДЕКАБРЬСКОЕ ВООРУЖЕННОЕ ВОССТАНИЕ В МОСКВЕ

2 декабря в Москве восстал гренадерский ростовский полк, солдаты которого, обратившись с воззванием ко всем частям Московского гарнизона, выдвинули требование созыва Учредительного собрания, освобождения политических заключенных, передачи всего земельного фонда в руки крестьян. Однако командованию московского гарнизона удалось изолировать ненадежные воинские части в казармах и тем самым подавить восстание в самом его начале.

4 декабря 1905 года московский Совет рабочих депутатов принял решение начать с 7 декабря всеобщую стачку в Москве. В то же день произошли первые столкновения рабочих с полицией и войсками. Московский генерал-губернатор Ф.В. Дубасов ввел в городе чрезвычайное положение. Власти пытались репрессиями восстановить порядок в городе. Однако, несмотря на разгоны казаками стихийных митингов и демонстраций, ситуация в Москве обострялась. 8 декабря власти арестовали членов московского комитета РСДРП, а вечером того же дня разогнали рабочий митинг в саду «Аквариум». 10 декабря войска взяли штурмом реальное училище Фидлера, где располагался штаб боевых дружин. В тот же день вооруженные столкновения дружинников с войсками произошли на Пятницкой улице, у типографии Сытина. Эти события послужили началом вооруженного восстания в Москве. В течение 10-17 декабря в городе шли упорные бои. Главным опорным пунктом восставших стала Пресня, где им под руководством З.Я. Литвина-Седого, М.И. Соколова, В.В. Мазурина удалось продержаться около 10 дней. Главной базой восставших стали Прохоровская (ныне Трехгорная) мануфактура и мебельная фабрика Н.П. Шмита.

Восстание было разгромлено с помощью прибывших из Петербурга и Польши гвардейских Семеновского и Ладожского полков. 19 декабря пал последний оплот восставших - Прохоровская мануфактура.

Командир Семеновского полка Мин лично судил захваченных дружинников в конторе мануфактуры. 14 человек были расстреляны на месте. Участник восстания машинист эсер А.В. Ухтомский вывел поезд с дружинниками-железнодорожниками из Москвы по Казанской дороге, однако вскоре был схвачен и расстрелян. По неполным данным, в ходе восстания погибло 1059 человек. В конце ноября - начале декабря 1906 года в Московской судебной палате состоялся суд над 68 участниками восстания, которые были приговорены к различным срокам тюремного заключения и каторги.

Литература:

Связанные материалы:

От войны до войны. Часть 7: мифы о Первой мировой и Русской Революции

Егор Яковлев и Дмитрий Пучков продолжают цикл бесед о логике российской истории первой половины ХХ века. Сегодня они вплотную подходят к главному – к 1917 году.

Ленин, с которым пора познакомиться

Егор Яковлев и Дмитрий Пучков в цикле бесед «От войны до войны» добрались до самого интересного и… самого неизвестного. А именно: до Владимира Ильича Ленина.

Мифы о Ленине. Дополнительное время на каверзные вопросы

Егор Яковлев и Дмитрий Пучков вынуждены сделать незапланированную паузу в цикле «От войны до войны», чтобы ответить на каверзные вопросы по следам двух предыдущих бесед о Ленине.

Корниловский мятеж: история предательства и бессмысленности

Егор Яковлев и Дмитрий Пучков в цикле «От войны до войны» завершают рассказ о корниловском мятеже – одном из самых громких и мутных эпизодов отечественной истории в февральско-октябрьском промежутке 1917 года.

Октябрьская революция: мифы и реалии единства русской истории

Егор Яковлев и Дмитрий Пучков в цикле «От войны до войны» переходят к главному событию на этой дистанции первой трети ХХ века – к Октябрьской революции. Кроме собственно перипетий подготовки и осуществления вооружённого восстания в Петрограде особое внимание уделяется мифам и реалиям единства и преемственности отечественной истории...

Поэзия современников революции: репортаж в стихах из 1917 года

Егор Яковлев выступает с поэтической страничкой цикла «От войны до войны» – о том, как видело Русскую революцию искусство Серебряного века. Вместе с пояснениями – получается яркий оперативный репортаж в стихах из 1917 года.

Осень 1917-го: первые задачи и первые враги Советской власти

Егор Яковлев и Дмитрий Пучков продолжают рассказ о бурных событиях российской истории 100-летней давности. Сегодня – о буквально первых днях новой власти после Октября: о первых решениях, о первом правительстве, о первых противниках и о первых политических и интригах, куда ж без них-то…

1917 год и Гражданская война: что об этом пишут в школьных учебниках

Трудный вопрос № 9 сформулирован в ИКС так: «Причины, последствия и оценка падения монархии в России, революции 1917 года, прихода к власти большевиков и их победы в Гражданской войне».

Большевики не с Марса. Революция и русская культура «Серебряного века»

…На самом деле, наверное, едва ли не главный вопрос, мучающий нынешнюю русскую постсоветскую интеллигенцию – это вопрос приятия русской революции со всеми её «ужасами» современной ей русской культурой.

Не все мятежи одинаково полезны. К годовщинам двух переворотов в России

6 декабря 1741 г. Елизавета Петровна во главе 300 гвардейцев заняла Зимний дворец, арестовала малолетнего Ивана VI с регентшей Анной Леопольдовной и провозгласила себя императрицей.

6 декабря 1905 года в Красноярске создан Объединённый совет депутатов от рабочих и солдат, спустя несколько дней провозгласивший Красноярскую республику (КР). 

Русские офицеры начала ХХ века: место в обществе и политике

В нашей рубрике «Россия. Военная история» мы рассказываем о ключевых, судьбоносных событиях и людях русской армии, определивших пути её развития и находящихся в центре внимания современных военных историков.  

0 Комментариев


Яндекс.Метрика