Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Без прошлого

нет будущего

Открытие театра «Современник»

1 января 1964 - 1 января 1964

Театр был создан в 1956 г. группой молодых актёров-энтузиастов, в основном выпускников Школы-студии МХАТ, под руководством Олега Ефремова как Студия молодых актёров, с 1957 театр-студия «Современник», с 1964 современное название. Главный режиссёр до 1970 Ефремов, с 1972 Г.Б. Волчек. Театр возник в споре с официальным искусством конца 40-х — начала 50-х гг., в том числе с практикой МХАТа тех лет, и выражал общественные настроения периода «оттепели». Искусство театра, основанного на современной драматургии, отличалось демократизмом, нравственным пафосом. В дальнейшем «Современник» обратился к классике; сценический стиль стал более сложным и богатым.

ИСТОРИЯ ТЕАТРА

Московский театр "Современник" основан группой молодых актеров в 1956 году. В послевоенной истории страны, в годы разоблачения культа личности он стал первым театром, рожденным свободным творческим объединением группы единомышленников и сумевшим отстоять себя как целостный художественный коллектив.

Основатели театра - Олег Ефремов, Галина Волчек, Игорь Кваша, Лилия Толмачева, Евгений Евстигнеев, Олег Табаков и другие, присоединившиеся к ним, были недавними выпускниками Школы-студии Московского Художественного театра. "Современник" родился в годы, когда театр отделяла от жизни невидимая, но глухая стена, когда косность театральной системы практически мумифицировала наследие основателей МХАТ. Именно в протесте против этой "мертвечины", для того, чтобы в новых условиях, осваивая и развивая метод К.С. Станиславского, доказать жизнеспособность психологического театра, молодые актеры создали свой театр.

Во главу своих художественных устремлений создатели "Современника" ставили актерский ансамбль, подлинное проникновение во внутренний мир героев, в психологию человека, они стремились вернуть на сцену живого человека. В их героях зрители узнавали самих себя. Впервые за долгие годы на сцену пришли подлинные люди со своими ежедневными проблемами, горестями и надеждами. Программное устремление молодого театра - говорить с современниками языком современности - было понято и поддержано публикой. Очень скоро "Современник" стал любимым театром молодежи и интеллигенции.

Основой репертуара "Современника" всегда были произведения, созданные современными авторами. Но не все пьесы, написанные специально для театра, смогли появиться на его сцене, но в первые десять лет жизни "Современник" старался быть театром, который говорит со своим зрителем с помощью пьес драматургов, отражающих в своем творчестве реалии и проблемы современного мира. Театр хотел выговориться в отпущенное ему время, как бы предчувствуя, что это время может пройти.

Уже на первом спектакле молодого театра - "Вечно живые" Виктора Розова - зрители и критика обратили внимание на сильный актерский потенциал вчерашних студентов. Имена Олега Ефремова, Галины Волчек, Евгения Евстигнеева, Лилии Толмачевой, Олега Табакова, Игоря Кваши стали широко известны. Почти в каждой новой работе театр открывал новые возможности молодой труппы. Руководитель театра Олег Ефремов стимулировал в актерах занятия режиссурой, поощрял самостоятельные работы, привлекал близких по духу молодых режиссеров.

К исходу 60-х Московский театр "Современник" был сложившимся художественным организмом, с ярко выраженными творческими и гражданскими устремлениями, с сильной талантливой труппой. Театр много ездил по стране, и везде, где бы ни появлялись афиши "Современника", залы были заполнены до отказа. Спектакли "Современника": "Вечно живые", "В день свадьбы", Традиционный сбор" Виктора Розова, "Пять вечеров", "Старшая сестра", "Назначение" Александра Володина, "Голый король" Евгения Шварца, "Без креста!" по Владимиру Тендрякову, "Двое на качелях" Уильяма Гибсона, "Всегда в продаже" Василия Аксенова, "Обыкновенная история" по Ивану Гончарову, "Баллада о невеселом кабачке" Эдварда Олби, "На дне" М. Горького и многие другие стали театральной легендой.

Кризис наступил в 70-ом. Уже с конца шестидесятых годов "оттепель" стала сменяться холодным дыханием нового времени.

Работать театру стало трудно. Впрочем, ему и раньше не было легко, не все замыслы были осуществлены и в годы "оттепели", но тогда коллектив был един, и это помогало держать круговую оборону против произвола цензуры. В семидесятом же произошел раскол. Приняв приглашение возглавить МХАТ, ушел из театра его основатель и руководитель Олег Ефремов. За ним труппу покинула значительная часть ведущих актеров. Театр оказался обескровлен, лишен репертуара, к тому же перед ним стояла проблема смены поколений.

Уход Ефремова многие восприняли как конец "Современника". Особенно мысль о конце пришлась по душе прессе, которая, под аккомпанемент рассуждений об исторической исчерпанности миссии "Современника", многое сделала, чтобы внушить эту мысль зрителю.

Таким, в самых общих чертах было положение театра, когда в 1972 году труппа проголосовала за то, чтобы художественное руководство театров приняла на себя Галина Волчек.

Вопреки прогнозом театр не умер. Но восстановить разрушенное было нелегко.

В труппу пришли новые актеры и среди них Марина Неёлова, Валентин Гафт, Лия Ахеджакова, Авангард Леонтьев.

Спектакль по пьесе Ч. Айтматова и К.Мухамеджанова "Восхождение на Фудзияму", поставленный Галиной Волчек в 1973 году, показал, что театр не растерялся, что он верен своим художественным и гражданским принципам, что "Современник" жив!

Этапной для театра стала и следующая работа Галины Волчек "Эшелон" по пьесе Михаила Рощина, написанная специально для конкретных исполнителей ролей.

В афише театра рядом с уже хорошо известными именами Виктора Розова и Александра Володина появились имена новых авторов "Современника" - Михаила Рощина, Александра Вампилова, Аллы Соколовой, Василия Шукшина, Александра Галина и других.

"Современник", как уже было сказано, одну из главных своих задач видел в необходимости говорить со зрителем на языке современности. Из более чем ста спектаклей, поставленных на сцене театра за все годы его существования, почти две трети написаны авторами специально для "Современника" и впервые увидели свет рампы именно на его сцене. Отсюда началось шествие пьес Людмилы Петрушевской, Александра Галина, Владимира Гуркина, Николая Коляды и многих других по многим сценам нашей страны и за рубежом.

Официальный сайт театра “Современник”

http://www.sovremennik.ru/history1.asp

ДОМ НА ЧИСТЫХ ПРУДАХ

За свою более чем полувековую историю театр "Современник" сменил несколько адресов в Москве. Поначалу своего помещения театр не имел, и первые спектакли проходили на разных сценических площадках. В 1961 г. труппа получила в свое распоряжение здание на площади Маяковского (в 1970-х гг. здание было снесено).

В 1974 г. театр переехал в реконструированное здание бывшего кинотеатра "Колизей" (1913 г. постройки, архитектор Роман Клейн) на Чистых прудах 19, где находится в настоящее время.

5 октября 2004 г. открылась Другая сцена театра "Современник" (Чистопрудный бульвар, дом 17), являющаяся пристройкой к старому зданию театра. Площадка оборудована по последнему слову техники и может трансформироваться в зависимости от желаний режиссеров.

Справка РИА “Новости”

http://ria.ru/spravka/20110415/364097399.html

ТЕАТР В ЭПОХУ ХРУЩЕВА

По традиции советские лидеры ходили на балет вместе с посещавшими Москву высокими зарубежными гостями. Но если балет в Советском Союзе был предметом официальной гордости, то драматический театр после семи лет застоя расцвел именно при Хрущеве. Сам он, будучи Первым секретарем ЦК КПСС, театры посещал редко, однако выйдя на пенсию, стал бывать там чаще, в том числе и в «Современнике», родном и самом ярком детище «оттепели».

Впоследствии в своих мемуарах Хрущев сам написал, что театр в Советском Союзе оставался своеобразным продолжением политической арены. Хрущев также вспоминал, что Сталин нередко любил в театральной ложе обсуждать насущные для столицы вопросы.

При Хрущеве послабления все-таки стали допускать – хотя бы отказались от практики обязательных постановок пьес, написанных по госзаказу. С другой стороны, некоторые вещи старались сильно не популяризировать. К примеру, пьесу Назыма Хикмета «А был ли Иван Иванович?», посвященную развенчанию культа личности, ограничили в показе.

Но всходы «оттепели» ждать себя не заставили. В 1956 году группа молодых актеров, в какой-то степени, в хорошем смысле этого слова, идеалистов, объявили о рождении нового театра. Борцы за возрождение лучших мхатовских традиций взяли для нового театра бьющее яркое название – «Современник» и поставили первой пьесу «Вечно живые» Розова о недавней войне. Через несколько лет была еще одна громкая премьера – «Голый король» Евгения Шварца. Пьесы Шварца в эти годы вообще были нарасхват. Поставили его «Обыкновенное чудо», а уже после смерти драматурга в Ленинградском театре комедии Николай Акимов выпустил «Дракона», который при Сталине так и не смог выйти.

(…)

«Современник» не зря называют детищем «оттепели» – он мог родиться только в то время и именно после семилетнего застоя советского театра. МХАТ был в глубоком кризисе, оттуда ушла Кнебель, там ставились пьесы Сурова, который позже скандально прославился тем, что за него писали «негры». И молодые артисты из школы-студии МХАТ во главе с Олегом Ефремовым затеяли это безумие – создание театра «снизу».

Сначала они назывались «Студией молодых артистов» и «Студией актеров Художественного театра», подчеркивая преемственность мхатовских традиций. А потом Солодовников, директор Художественного театра, предложил им помощь, но попросил назвать новый театр «Современником», предлагая некую отсылку к журналу 60-х годов XIX века, который издавал Некрасов. Олег Ефремов сомневался: все-таки театр еще никак себя не проявил, поэтому такое громкое название казалось нахальством, но в итоге согласился с Солодовниковым.

Вокруг их второй громкой премьеры «Голый король» было много слухов, в том числе и слух, что под королем в спектакле подразумевался сам Хрущев. Но игравший эту роль Евстигнеев всегда это отрицал. К тому же в пьесе высмеивался не король, а его льстивое окружение.

Единственной пьесой, в которой действительно подразумевался Хрущев, была пьеса Зорина «Римская комедия», сочиненная под занавес «оттепели». Ее герои – император Рима и два писателя – негодяй по имени Сервилий и честный Дион, которого на вахтанговской сцене играл молодой Ульянов, а в БДТ – Юрский. Это была смешная, фельетонная пьеса про взаимоотношения власти и культуры. В БДТ постановку запретили, и это – единственный спектакль, запрещенный в БДТ за время руководства Товстоногова. Но вахтанговский спектакль в итоге выпустили, и ставил его Рубен Симонов. Учитывая, что Хрущева только что сняли (репетиции начались еще до его отставки), власти спектакль, вероятно, и разрешили только для того, чтобы нанести по бывшему лидеру вдогонку еще один удар.

Как ни странно, но партийные органы появление театра «Современник» встретили достаточно положительно – такое тоже было возможно только во времена «оттепели». И более того, они сочувствовали этому театру, помогали ему. Есть масса баек, которые лучше всех рассказывают, конечно, артисты «Современника», про начальников московских управлений культуры, которые любили этот театр и любили артистов. Во многом это заслуга Ефремова. При всей остроте своей социальной позиции и неприятии сталинизма он понимал, на какой земле живет, в какой стране существует, и мог находить взаимоотношения с властью. Если Ефремов был сильно не в духе, он мог послать куда угодно любого и, так сказать, возроптать. Но в то же время он хорошо понимал, до какого предела можно дойти.

«Современник» – это чудо, которое появилось именно в тот момент, когда можно было появиться.

Репертуар, естественно, согласовывался, но в 50-е годы это было почти формальностью, если сравнивать с брежневскими временами. При Брежневе театры месяцами ждали ответа Министерства культуры на любую пьесу. Это стало целой процедурой, ритуалом задушения всего нового и яркого.

Тем не менее и в «Современнике» запрещали спектакли. Например, запретили пьесу Галича «Матросская тишина», запретили спектакль «Случай в Виши». Не удалось поставить и Солженицына…

«Современник» воспринимался консерваторами и важными театральными деятелями как вызов, как конкурент, которого надо уничтожить. Самое отрицательное отношение к «Современнику» было как раз в Художественном театре, чьим детищем он был. Но молодой театр был поддержан обществом. Он очень быстро утвердился как театр нового ансамбля актеров, показал новый стиль актерской игры, со временем и другие театры стали у него многое перенимать.

В.Н. Дымарский. Времена Хрущева. В людях, фактах и мифах

http://www.libma.ru/istorija/vremena_hrusheva_v_lyudjah_faktah_i_mifah/p24.php

ОЧЕРЕДЬ

В этот ранний час в театр приходят уборщицы, как в любой московский театр, ничего необычного в этом нет. Но два раза в месяц еще издали, от концертного зала имени Чайковского или от ресторана «София» они видят очередь. Люди стоят вдоль стены, прислонясь головами к холодному стеклу витрин. За головами видны лишь первые строки названий: «Большевики», «Обыкновенная...», «Традиционный...», «Назначение», «Двое на качелях»... В очередь записываются с вечера и стоят всю ночь. Как некогда в МХАТ. Стоят «свои». Своя публика. Ей все известно – что там, внутри. «Чужих» она презирает.

– Это что, за билетами в театр?

– Да, а что?

– Нет, а я подумал...

– Вы подумали?

В очереди ирония. Но очередь добрая, начинающего театрала она отличает.

– Становитесь, не прогадаете!

– Ну, на «Обыкновенную историю» вы сразу не выстоите! А каких только сведений не получишь в очереди у «Современника», о чем только не говорят за широкой спиной Маяковского. А публика-то какая! Не скажешь о ней – «околотеатральная» или «окололитературная». Она не «около», она литературная и театральная. Все знает, все видит, все читает. Обо всем рассуждает! Здесь студенты, разные «НИИ», представители заводской молодежи.

В последние годы в очереди и пенсионеры попадаются и – говорливыми островками – «дамы», любительницы искусства, точно знающие, при каком деле нынче принято состоять, что «неприлично не посмотреть»… В сердцевине же своей очередь «Современника» молодая и формируется по иному признаку, по беззаветной своей любви к театру, неистребимой потребности в нем не как в зрелище только, но как в зеркале своих будней.

Литература:

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика