Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Издание «Основных государственных законов Российской империи»

1 января 1906 - 1 января 1906

23 апреля (6 мая) 1906 г. Николай II утвердил новую редакцию «Основных государственных законов Российской империи». Пересмотр Основных законов был сделан «… в видах укрепления основ обновляемого государственного строя»

РЕФОРМА РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Основные государственные законы Российской империи — свод законоположений об общих началах государственного строя России — впервые были кодифицированы под руководством М. М. Сперанского в 1832 г., а в 1833 г. император Николай I изданием Манифеста о введении в действие «Свода законов Российской империи» провозгласил их вступление в законную силу. В 1906 г. Основные законы были пересмотрены в связи с опубликованием Манифеста 17 (30) октября 1905 г., созданием Совета министров, Государственной думы, реорганизацией Государственного совета.

Утверждённый 23 апреля (6 мая) 1906 г. документ состоял из вводной части и пяти глав (82 статьи): О существе верховной cамодержавной власти; О правах и обязанностях российских поданных; О законах; О Государственном cовете и Государственной думе и образе их действий; О Совете министров, министрах и главноуправляющих отдельными частями.

Основные законы закрепляли государственное устройство Российской империи, государственный язык, существо верховной власти, порядок законодательства, принципы организации и деятельности центральных государственных учреждений, права и обязанности российских подданных.

Согласно Основным законам, верховная самодержавная власть и власть управления во всём объёме принадлежали императору, однако законодательную власть он осуществлял «в единении с Государственным советом и Государственной думой». Отныне определялось, что «никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного совета и Государственной думы и воспринять силу без утверждения государем императором».

Однако прерогативы монарха оставались весьма широкими: ему принадлежал «почин по всем предметам законодательства», только по его инициативе могли быть пересмотрены Основные государственные законы, он назначал и увольнял министров и высших сановников, руководил внешней политикой, провозглашался «державным вождём российской армии и флота», наделялся исключительным правом чеканки монеты, от его имени объявлялась война и заключался мир, осуществлялось судопроизводство, жаловались титулы, ордена и другие государственные отличия.

Впервые в Основных законах были провозглашены права гражданской свободы. Российским подданным гарантировались право на неприкосновенность личности, жилища и собственности, право устраивать собрания, общества и союзы («в целях, не противных законам»), свободу веры, и право «высказывать изустно и письменно свои мысли, а равно распространять их путём печати» — «в пределах, установленных законом».

Обновлённые Основные законы наделялись особой юридической силой. Они изменялись лишь в особом законодательном порядке. Инициатива их пересмотра принадлежала исключительно императору. Последний, обладая правом издания указов с временной силой закона (во время прекращения занятий Думы), не мог, тем не менее, обратить это право на Основные государственные законы.

В преддверии созыва Государственной думы Основные государственные законы 23 апреля (6 мая) 1906 г. являлись фундаментальным законодательным актом, регулирующим разделение полномочий между императорской властью и организованным по Манифесту 17 октября 1905 г. парламентом (Государственным советом и Государственной думой).

«Основные государственные законы Российской империи» на сайте «Президентская библиотека»

http://www.prlib.ru/history/pages/item.aspx?itemid=519

НЕЗЫБЛЕМОСТЬ САМОДЕРЖАВИЯ

 Манифестом 17 октября 1905 года Мы возвестили об осуществлении Нами законодательной власти в единении с представителями народа и о даровании населению незыблемых основ гражданской свободы.
 Установив новые пути, по которым будет проявляться Самодержавная власть Всероссийских Монархов в делах законодательства, Мы утвердили Манифестом 20 февраля сего года порядок участия выборных от народа в сих делах и определили временными правилами условия пользования населением гражданскою свободою.
 Вместе с тем, в видах укрепления основ обновляемого государственного строя, Мы повелели свести воедино постановления, имеющие значение Основных Государственных Законов, подлежащих изменению лишь по почину Нашему, и дополнить их положениями, точнее разграничивающими область принадлежащей Нам нераздельно власти верховного государственного управления от власти законодательной.
 Начертанные на сих основаниях, по предуказаниям Нашим, Основные Государственные Законы Мы признали за благо утвердить и препровождаем в Правительствующий Сенат для обнародования их установленным порядком.
 Правительствующий Сенат к исполнению сего не оставит учинить надлежащее распоряжение.
 
 На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою подписано: «Николай».
 
 На подлинных Собственною Его Императорского Величества рукою написано: «Быть по сему».
 ОСНОВНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗАКОНЫ
 
 1. Государство Российское едино и нераздельно. 
 2. Великое княжество Финляндское, составляя нераздельную часть Государства Российского, во внутренних своих делах управляется особыми установлениями на основании особого законодательства.
 3. Русский язык есть язык общегосударственный и обязателен в армии, во флоте и во всех государственных и общественных установлениях. Употребление местных языков и наречий в государственных и общественных установлениях определяется особыми законами.
 
 Глава первая  
 О существе Верховной Самодержавной Власти
 4. Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная власть. Повиноваться власти Его, не только за страх, но и за совесть, Сам Бог повелевает.
 5. Особа Государя Императора священна и неприкосновенна.
 6. Та же Верховная Самодержавная власть принадлежит Государыне Императрице, когда наследство Престола в порядке, для сего установленном, дойдет до лица женского; но супруг Ее не почитается Государем: он пользуется почестями и преимуществами наравне с супругами Государей, кроме титула.
 7. Государь Император осуществляет законодательную власть в единении с Государственным Советом и Государственною Думою.
 8. Государю Императору принадлежит почин по всем предметам законодательства. Единственно по Его почину Основные Государственные Законы могут подлежать пересмотру в Государственном Совете и Государственной Думе.
 9. Государь Император утверждает законы, и без Его утверждения никакой закон не может иметь своего совершения.
 10. Власть управления во всем ее объеме принадлежит Государю Императору в пределах всего Государства Российского. В управлении верховном власть Его действует непосредственно; в делах же управления подчиненного определенная степень власти вверяется от Него, согласно закону, подлежащим местам и лицам, действующим Его
Именем и по Его повелениям.
 11. Государь Император, в порядке верховного управления, издает, в соответствие с законами, указы для устройства и приведения в действие различных частей государственного управления, а равно повеления, необходимые для исполнения
законов. 
 12. Государь Император есть верховный руководитель всех внешних сношений Российского Государства с иностранными державами. Им же определяется направление международной политики Российского Государства.
 13. Государь Император объявляет войну и заключает мир, а равно договоры с иностранными государствами.

Из «Основных законов Российской Империи»

http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/apr1906.htm

ОБСУЖДЕНИЕ ПРОЕКТА

В начале апреля в Царском Селе происходило обсуждение проекта основных законов. В нем повторялись положения манифеста 20 февраля; существенной чертой было то, что пересмотр основных законов допускался только по почину Государя. Состав совещания был обычный. Самым спорным вопросом оказалась 4-я статья проекта: «Императору Всероссийскому принадлежит верховная самодержавная власть». В прежнем тексте стояло «самодержавная и неограниченная».

Государь (в совещании 9 апреля) высказался по этому поводу: «Вот - главнейший вопрос… Целый месяц я держал этот проект у себя. Меня все время мучает чувство, имею ли я перед моими предками право изменить пределы власти, которую я от них получил… Акт 17 октября дан мною вполне сознательно, и я твердо решил довести его до конца. Но я не убежден в необходимости при этом отречься от прав и изменить определение верховной власти, существующее в статье 1 Основных Законов уже 109 лет. Может быть обвинение в неискренности - не к правительству, но ко мне лично? Принимаю на себя укоры, но с чьей они стороны? Уверен, что 80 проц. народа будут со мною. Это дело моей совести, и я решу его сам».

Заявление Государя вызвало необычайное волнение в совещании:

Витте. Этим вопросом разрешается все будущее России…

Государь. Да.

Витте. Если Ваше Величество считаете, что не можете отречься от неограниченной власти, то нельзя писать ничего другого. Тогда нельзя и переиздавать основные законы.

Гр. Пален. Я не сочувствовал 17-му октября, но оно есть. Вам, Государь, было угодно ограничить свою власть.

М. Г. Акимов. Если сказать «неограниченный» - это значит бросить перчатку. Если изданные законы губят Россию, то Вам придется сделать coup d'Etat. Но теперь сказать это нельзя».

Члены Гос. совета Сабуров, граф Сольский и Фриш высказались в том же смысле.

»В. к. Николай Николаевич. Манифестом 17 октября слово «неограниченный» В. И. В. уже вычеркнули.

П. Н. Дурново. После актов 17 октября и 20 февраля неограниченная монархия перестала существовать.

Кн. А. Д. Ополенский. Вычеркнув «неограниченный», оставить «самодержавный».

Государь. Свое решение я скажу потом».

Обсуждение проекта продолжалось 11 и 13 апреля. Когда оно закончилось, гр. Сольский обратился к государю с вопросом: «Как изволите приказать - сохранить или исключить слово неограниченный?

Государь. Я решил остановиться на редакции совета министров.

Гр. Сольский. Следовательно, исключить слово «неограниченный» ?

Государь. Да, исключить».

С.С. Ольденбург. Царствование императора Николая II

http://www.empire-history.ru/empires-210-58.html

КОНСЕРВАТИВНАЯ КРИТИКА ПРОЕКТА «ОСНОВНЫХ ЗАКОНОВ»

Глубокие недостатки Законов Основных и о высших государственных учреждениях, которыми 23 апреля 1906 года была создана так называемая нынешняя конституция, были очевидны с самого начала для всякого знакомого с государственной наукой. Для указания их не было надобности даже в опытной проверке. Но эта горькая опытная проверка все же выпала на долю России, и годовое существование конституции 1906 года было годовым приведением страны в анархическое состояние...

Законы эти оказались столь невозможными, неосуществимыми, что в настоящее время, после Манифеста 3 июня сего года, мы, в сущности, уже и сами не знаем, что у нас закон и что не закон.

Такое состояние, однако, не может продержаться сколько-нибудь долгое время. Своеобразное творение 1906 года так или иначе неизбежно рухнет. Но именно ввиду этого нам теперь необходимо как можно внимательнее вникнуть во все его ошибки и грехи, чтобы устранить его не путем каких-либо катастроф, а путем сознательной мирной перестройки.

Если нужно назвать основную причину недостатков конституции 1906 года, то она, конечно, состоит в безграничном произволе ее создателей, в их убеждении, будто бы жизнью народа и государства можно распоряжаться как вздумается, совершенно не сообразуясь с самостоятельными законами жизни нации. Такое убеждение, конечно, может являться лишь при очень малом знакомстве с государственной наукой, что и проявилось в частностях построения этой конституции. Остальное довершила невероятная поспешность работы, требовавшей глубокой обдуманности. И, конечно, в этом отношении большой промах (если только это не было преднамеренностью) составило то обстоятельство, что кодификация новых законов не была проведена законным порядком через бывший Государственный совет...

Не вхожу, впрочем, в историю этого законодательства и отмечу только одну черту, для него роковую. В нем сказались очевидное стремление к ограничению Царской власти, а вместе с тем невозможность сделать это явно и открыто, заменив уничтоженную Царскую власть какой-либо другой, равносильной для потребностей государства.

Это обстоятельство было причиной того, что, подрывая Царскую власть, но не созидая ничего равносильного, конституция подрывала самые основы государственности. Созидатели ее, по-видимому, плохо сознавали это последствие своих трудов. Точно так же они совершенно не сознавали значения национальности для государства.

Между тем государство есть не что иное, как организованная нация. Посему законы, определяющие государственное устройство, имеют задачей и обязанностью соответствовать двум рядам условий, существующих вне воли законодателя, которым он, хочет или не хочет, должен подчиниться: 1) общим законам государственности, определяемым самой ее природой; 2) специальным условиям жизни нации, которые также не зависят от произвола законодателя.

Но конституция 1906 года ни тех, ни других условий не знает и знать не хочет, а поэтому потрясает основы как государственной, так и национальной жизни. С первых своих основ до последних выводов она явилась, поэтому, орудием не созидания, а разрушения.

Л.А. Тихомиров. О недостатках конституции 1906 года.

http://www.rus-sky.com/gosudarstvo/tikh/tikh7.htm

ВЗГЛЯД ЗАПАДНОГО ИССЛЕДОВАТЕЛЯ

Николай II не считал ни Октябрьский манифест, ни Основные законы чем-то ущемляющим его самодержавные прерогативы. В его представлении Дума была органом консультативным, а не законодательным («Я создал Думу не для того, чтобы она мной управляла, а чтобы она мне советовала», — говорил он военному министру). Более того, он полагал, что, «даровав» Думу и Основные законы по своей воле, никак не может быть связан ими и, коль скоро не присягал новому порядку, вправе и отменить его по своему желанию. Очевидное противоречие между сущностью конституционного строя и упорным нежеланием двора признать перемены приводило к поразительным ситуациям. Так, даже П.А.Столыпин, более всех в России достойный называться истинным парламентским премьер-министром, утверждал в частной беседе, что в России нет конституции, ибо такой документ должен явиться результатом соглашения между правителями и подданными, тогда как Основные законы царем были попросту дарованы. На его взгляд, российское правительство было не «конституционным», а «представительным», и единственными ограничениями царской власти могли быть лишь те, что сочтет нужным на себя наложить сам царь. А что можно сказать о В.Н.Коковцове, преемнике Столыпина на посту председателя Совета министров, который, обращаясь к Думе, заявил: «У нас, слава Богу, нет еще парламента».

Литература:

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика