Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Марина Айзенштат

д.и.н., в.н.с. ИВИ РАН

Анна Баженова. Историки Императорского Варшавского Университета 1869-1915: просвещение, наука, политика. Люблин, 2014.

Дорогие коллеги! 


Представляю вам новую монографию по истории исторического знания. Автор Анна Баженова - вывпускница исторического факультета Киевского национального университета им. Тараса Шевченкр, После оканчания аспирантуры в 2008 г. защитила кандидатскую диссертацию "Международные связи историков России (вторая половина XIX - начало XX века)". В 2014 г. в Люблинском Католическом Университете Иоанна Павло II с отличием защитила докторскую диссертацию (PhD) об историках Императорского Варшавсеого университета, С 2013 г. - научный сотрудник Института Центрально-Восточной Европы в Люблине.


Хронологические рамки книги охватывают период 1869 - 1915 гг., то есть "русский" период от создания Императорского Варшавского университета до момента его эвакуации вглубь России. 


Изучение истории российского высшего образования имеет долгую историографическую традицию. Тем не менее ряд аспектов этой проблематики исследован лишь частично, в частности история Императорского Варшавского университета. Как известно впервые университет в Варшаве был основан в 1816 г., однако просуществовал он тогда совсем недолго – лишь до начала 1830-х гг. (закрыт вследствие польского восстания 1830–1831 гг.). Только через тридцать лет, в 1862 г., Александр ІІ в период либеральных реформ разрешил восстановить университет под названием Главная школа. Последняя пользовалась большими симпатиями в польском обществе, о чем свидетельствует число ее слушателей (около 3 тыс. студентов, из них 700 получили дипломы об окончании). Однако и Главную школу уже в 1869 г. преобразовали в русскоязычный Императорский Варшавский университет.


Непосредственной причиной такой реорганизации послужило январское восстание 1863 г. Следует однако отметить, что студенты самой Школы непосредственного участия в восстании не принимали. В государственной же риторике преобразование Главной школы в университет представлялось несколько в ином ключе, а именно как «воля государя императора … доставить жителям этого края всевозможные средства к образованию, но разумеется, с тем, чтобы оно послужило не во вред, а на пользу государству, … не к отчуждению, а к сближению его [края – А. Б.] с остальными частями империи». По мнению министра народного просвещения Д. А. Толстого, этот университет не должен был стоять «враждебным особняком на окраине государства», он должен был войти в общую «столь почтенную семью Российских Императорских университетов».


В действительности новый русскоязычный университет в Варшаве должен был служить делу «единения Царства Польского с Россией», а говоря иными словами, отвлечь польскую молодежь от национальных австро-венгерских университетов в Кракове и Львове и стать центром высшего образования для «русских уроженцев» Привислинского края. Следует отметить, что создание университета было одним из шагов на пути планомерной ликвидации самостоятельности Королевства Польского и его русификации, проводившихся Петербургом с середины 1860-х гг. В рамках этой политики была осуществлена деполонизация административных и судебных учреждений, а также преподавательского состава учебных заведений. Уже 15/27 мая 1867 г. ликвидировали Правительственную комиссию вероисповеданий и народного просвещения, а на ее месте создали Варшавский учебный округ. Таким образом, в организационном отношении Варшавский учебный округ уподобили другим учебным округам империи. Следует подчеркнуть, что с 1864 по 1904 г. во всех учебных заведениях Царства Польского преподавание велось исключительно на русском языке.


Как известно правительство, боясь неблагоприятных для себя последствий, распространило на Варшавский университет особый, отличный от других российских университетов, устав. Последний значительно ограничивал его автономию и уменьшал количество кафедр. Всем преподавателям Школы отводилось два года для овладения русским языком для чтения лекций. Кроме того они должны были пройти переаттестацию ученых степеней, если последние были получены не в российских университетах (по сути, речь шла о новой защите диссертации). В течении трех лет такая переаттестация была проведена. В общей сложности из 78 бывших преподавателей Главной школы 34 осталось работать в университете (важно подчеркнуть, что не последнюю роль в утверждении в должности играла позитивная оценка жандармерии). Поэтому вплоть до середины 1880-х гг. большинство членов профессорской корпорации оставалось польским по национальности. На вакантные кафедры руководство университета приглашало преподавателей и лекторов других российских университетов, а иногда даже ученых, которые до того вовсе не работали в высшей школе. Самая большая текучка кадров наблюдалась на историко-филологическом факультете, т.е. там, где русские преобладали. Следует добавить, что преподавательский состав этого факультета контролировался властями особенно сильно.


Не отрицая в принципе того, что Варшавский университет был проводником политики русификации, следует помнить, что университет это не полицейский департамент, который готовит дипломированные кадры в нужном для политического режима духе. Он дает образование определенной части общества, формируя мышление и мировоззрение учащихся очень часто далеко не в том направлении, которое предполагалось при создании этого учебного заведения. Обращаясь к Варшавскому университету очевидным есть факт, что многие русские профессора были не способны активно проводить ту политику, на которую рассчитывало правительство. Особенно ярко это прослеживается на примере педагогической и научной деятельности сотрудников кафедр русской истории и всеобщей истории. Среди них, в частности, были: О. М. Ковалевский, А. С. Павинский, П. И. Люперсольский, Н. И. Кареев, Н. Н. Любович, Г. Э. Зенгер, Д. М. Петрушевский, Л. Н. Беркут (кафедра всеобщей истории), А. Ф. Копылов, Н. Я. Аристов, Н. П. Барсов, А. И. Никитский, Д. В. Цветаев, И. П. Филевич, И. И. Козловский и Г. Г. Писаревский (кафедра русской истории). Кроме того в ходе исследования заявленной проблемы интересно также проанализировать взгляды на Польшу и поляков представителей других кафедр, а именно А. Л. Погодина, В. В. Макушева и П. А. Кулаковского.


Подытоживая все вышесказанное, следует подчеркнуть, что несмотря на усилия и ожидания центральных властей, а также командирование в Варшаву целого ряда известных ученых, Императорскому Варшавскому университету не удалось выполнить возложенной на него русификаторской миссии и стать действенным инструментом в активизации интеллектуального диалога между русскими и поляками. Бесспорным доказательством этому служит бойкот русского университета польской молодежью после событий 1905 г., и то, что в 1915 г. его эвакуировали в Ростов-на-Дону. Все это однако не умаляет заслуг университета на образовательном поприще.


Презентация русского перевода книги состоится 15 июня в 18.00 во Всероссийской Государственной Библиотеке иностранной литературы им. М.И. Рудомино

0 Комментариев


Яндекс.Метрика