Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Марина Горожанина

к.и.н., доцент

МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ: ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ И ИХ СПЕЦИФИКА.

 Сегодня Россия переживает непростые времена, сильная дифференциация российского общества, на фоне ослабления нравственных ценностей, порождает множество внутренних противоречий. Не случайно, одной из актуальных проблем становится вопрос о консолидации российского общества. В поисках средств его решения российская власть все чаще обращает свои взоры к Церкви. В связи,  чем представляется актуальным изучение роли Церкви в укрепление позиций государства на его окраинах.


 Таким образом, объектов исследования данной работы выступает миссионерская деятельность Православной Церкви на Северном Кавказе. Предметом исследования ее специфика. Выбор широких хронологических рамок исследования  I в. – н. ХХ в. продиктован необходимостью сравнительного анализа,  выявлением факторов оказывающих влияние на трансформацию миссионерской деятельности.


 Под миссионерской деятельностью мы подразумеваем – комплексную систему мероприятий, направленных на укрепление позиций Православия, посредством пропагандирования православных ценностей и расширение православной паствы за счет лиц иных конфессий. 


 Особо следует подчеркнуть, о миссионерской деятельности Русской Православной Церкви как продуманной государственной политики можно говорить применительно Северного Кавказа не раньше ср. ХVIII в. Вместе с тем, это не является поводом для пренебрежительного отношения к предшествующим эпохам, тем более, что анализ миссионерства на С. Кавказе до ХVIII в. наглядно показывает не только его трансформацию, но и роль Церкви в укреплении государственных позиций на окраинах империи.


 Изучение миссионерской деятельности позволяет выделить 4 этапа в ее развитии. За основу периодизации взяты следующие факторы:


1.     Изменения положения Церкви, как внутреннего, так и внешнего.


2.     Изменение приоритетных направлений миссионерства.


3.     Трансформация способов осуществления миссионерской деятельности.


Миссионерской деятельности Православной Церкви на Кавказе напрямую связаны с этапами в истории Православной Церкви в этом регионе.


Так миссионерству раннехристианского этапа I – V в. н.э. были присущи следующие черты:


1)    отсутствие четко выработанной по понятным причинам миссионерской политики.


2)      Пропаганда христианских ценностей велась отдельными лицами (большой вклад в распространение христианства внесли апостолы), а не целым государством.


3)      Миссионерство на Северном Кавказе заметно осложнялось незначительной численностью христианской общины, а в некоторых местах и полным ее отсутствием.


4)      Основным объектом проповеди выступали многочисленные языческие народы, населяющие территорию северокавказского региона.


5)      Главная цель миссионерства была направлена на проповедь в языческой среде христианского учения.


Анализируя миссионерство в это время следует, подчеркнуть, в отличие от предшествующих периодов на данном этапе оно проводится отдельными представителями, а не всей Церковью, так как процесс формирования Православной Церкви как института несколько запаздывал от складывания Церкви как общества верующих. Таким образом, данное время можно охарактеризовать как предысторию миссионерства.


Для второго этапа V –ХV вв. миссионерской деятельности характерны следующие особенности:


1)    Миссионерская деятельность осуществляется под патронажем христианских государств, а не являлась частной инициативой отдельных лиц, как это было в первый период.


2)    Степень интенсивности и эффективности христианской проповеди во многом была связана с внутренним положением и внешней политикой соседних христианских держав, а так же с личными качествами миссионеров. В этот период со своими проповедями на Кавказе побывали: Иоанн Златоуст, проповедь которого звучала в горах Абхазии в IV в., славянские просветители Кирилл и Мефодий, в IХ в. принесшие благую весть народом Хазарского каганата, преподобный  Никона Печерского, проповедовавший христианское учение среди адыгских племен в ХI в и многие др.


3)    Миссионерская деятельность протекала в условиях, превращения христианства в официальную государственную религию Византии.


4)    В отличие от предшествующего периода заметно расширился контингент миссионеров. В распространение христианского учения среди кавказских народов в это время принимали участия не только выходцы с Византии, но и с территории Грузии и Армении.


5)    К VIII в. определились территория распространения  христианской веры на Северном Кавказе. Так народы Западного Кавказа (современная территория Краснодарского края, Адыгеи и части Ставрополья) попали под влияние миссионеров Византийской, а чуть позже и Русской Православных Церквей, что нашло отражение, как в церковной обрядности, так и архитектуре. Народы Восточного Кавказа (современная территория Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Осетии, Чечни и Ингушетии) оказались под воздействием православных догм Армянской и Грузинской Православных Церквей.


6)    Миссионерство наряду с решением духовных проблем в это время преследовало и сугубо политические цели. Так выступая в роли главного проводника христианства на Кавказе, Византийская империя, посредством обращения язычников в христианство стремилась укрепить свое влияние на данной территории. Империи нужны были не столько духовные единомышленники, сколько надежные политические союзники.


7)    В это время многие миссионеры привлекали внимание к своей вере не столько духовными проповедями, сколько материальными посулами. Экономический стимул, перспектива получения различных привилегий, как показало время, были главным аргументом принятия христианства.


8)    На данном этапе религия становится один из факторов, укрепляющих политическое могущество, что стимулирует развитие миссионерства.


9)    С ХIII в. в деятельность православных миссионеров наблюдается заметный спад, чему в первую очередь способствует ослабление Византийской империи, и монголо-татарское нашествие. Единственным очагом православной веры в это время была созданная в 1261 г. Сарайская епархия. Ситуация усугублялась активизацией деятельности католических миссионеров, которые с образованием Генуэзских колоний на Черноморском побережье устремляют свои взоры на Кавказ. [1]


 Сравнение миссионерской политики Православной и Католической Церквей позволяет заключить,  несмотря на интенсивность деятельности католического миссионеров, она существенно уступала православной и практически не оказало сильного влияния на местное населения, чему в не малой степени способствовали следующие особенности православного миссионерства:


1)    В отличие от католиков, православные миссионеры стремились заинтересовать северокавказские народы в своей вере, а не навязывать ее. Миссионерская деятельность строилась не на противопоставление христиане - хорошие, а язычники – плохие, а на демонстрации преимущества христианского образа жизни.


2)    Православные миссионеры стремились не допустить противоречия между своими словами и делами. Нередко милосердие и сострадание православных заставляли других обратиться к их вере. В то время, как католические священники, с одной стороны проповедовали братскую любовь, а с другой принимали участие в крестовых походах. Во многом именно это породило у северокавказских народов не доверие к католичеству.


3)     Формирование православного духовенства не было столь закрытым как католического, новообращенные христиане, получив должное образование, часто становились духовными пасторами своего народа. Таким образом, священниками были не инородцы, как того предлагали католики, а свои местные. До сих пор в адыгском языке встречается слово шовгень, а так же, производная от него фамилия Шовгеня, что в переводе означает православный священник.[2]


4)    Православные миссионеры вели проповедь не на чуждой большинству местного населения латыни, а на языке, на котором велась торговля и другие мирские дела.


В целом же, подводя итог данному периоду, следует особо подчеркнуть, результатом миссионерства в это время стало крещение большинства северокавказских народов. Миссионерская деятельность развивалась в ширь (охватила большую часть кавказского населения), а не в глубь, качество веры новообращенных оставалось крайне низким. Процесс христианизации шел без евангелизации. Большинство северокавказских народов, став христианами, по своему духу по-прежнему оставались язычниками, поэтому так легко с приходом ислама отказались от христианских канонов. 


 На третьем этапе ХV в. – ср. ХVIII в. наблюдалось заметное ослабление миссионерской деятельности, степень ее интенсивности была крайне низка, чему в немалой степени способствовали следующие факторы:


1) Падение в 1453 г. Византии и образование на ее осколках Османской мусульманской империи.


2) Утрата самостоятельности северокавказских народов, оказавшихся, вследствие монголо-татарского ига,  в кабальной зависимости от Крымского ханства.


3) Проникновение ислама на Кавказ и первые попытки исламинизации горских народов.


4) слабость христианских позиций, отсутствие продуманной конфессиональной политики и единой церковной организации на Северном Кавказе.


 Тем не менее, сохранившиеся документы не позволяют говорить о ее полном отсутствии. Центром, распространяющим православие на Кавказе, становится в это время Московское государство, сменившее на этом поприще Византию, что естественно привело к трансформации миссионерской деятельности. В отличие от предшествующих периодов в это время главной задачей миссионеров становится сохранение существующих позиций православия на Кавказе, а не дальнейшее расширение сферы ее влияния. В отличие от византийских миссионеров, московские идут на Кавказ не самовольно, а отвечая на приглашение северокавказских христиан, именно они были инициаторами укрепления христианства на Кавказе. Так  в 1552 г. послы от черкесского народа просили Ивана IV послать к ним русских воевод и священников, что и было сделано. К сожалению, дальнейшая их судьба не известна.


 Расцвет миссионерской деятельности Православной Церкви на Кавказе приходится на четвертый период ср. ХVIII в. – 1920 гг.  этому этапу были присущи следующие особенности:


1)    Впервые миссионерская деятельность Русской православной Церкви осуществлялась не спонтанно, а строилась на основе продуманной политики. На Кавказе были созданы различные миссионерские общества и организации. Огромную роль в развитие православия в этих местах сыграла созданная в 1771гОсетинская духовная комиссия, ее главой был назначен русский священник из Тверской епархии протопоп Афанасий Лебедев. [3]С 1771 по 1825  этой комиссией было обращено в православие св. 53 тыс. чел.[4]


2)    Вхождение Северного Кавказа в состав Российской империи, способствовало тому, что впервые проводником православных ценностей были миссионеры не из соседних государств, а собственные граждане.


3)    Миссионерская деятельность неразрывно была связана с развитием у местных народов просвещения. Впервые горцы Кавказа получили возможность читать Св. Писание на родном языке. Так в 1768 г. библия была переведена на осетинский язык.


4)    Процесс христианизации впервые велся параллельно с евангелизацией, вновь обращенные не просто, как это было раньше, принимали христианскую веру, но и приобщались к православной культуре и образу жизни.


5)    Основная цель миссионерской деятельности была направлена на укрепление Православных позиций на Кавказе, за счет преодоления последствий церковного раскола и обращения в православие сектантов.


  До 60-х гг. ХIХ в. основную угрозу Православию на Кавказе представляли староверы, которые облюбовали этот регион еще в к. ХVII в. В распространение старообрядчества на Кавказе выделяется две волны. Первая, была связана с церковным расколом. В ср. ХVII в,. спасаясь от царского преследования староверы поселились в труднодоступных местах Кавказа, старались вести изолированный образ жизни, чуть позже многие из них составили костяк Терского войска. Проливая кровь за Россию и тем самым, доказывая ей свою верность, казаки завоевали  право относительной свободы в вероисповедание. Сильного гонения на старообрядцев, как впрочем, и крупных стычек с православными здесь не было, что во многом способствовало бурному процветанию этого движения. Российская власть в обмен на военные услуги вполне лояльно относилось к старообрядческой вере.


 Вторая волна староверов прибыла на Кавказ в н. ХVIII в. После подавления царскими войсками в 1709 г. крестьянского восстания К. Булавина, часть его участников во главе Игната Некрасова, спасаясь от преследований, бежала на Кавказ, где образовала несколько поселений в  районе Дона, устья Лабы и Ейской косы. В отличие от Терских староверов, Кубанские и Донские раскольники не только открыто выступали против монарха, но и неоднократно принимали участие в военных баталиях на стороне Турции, в связи с чем, отношение к ним было несколько иным, ни как союзникам, а как к врагам. Правда, в один из своих визитов на Кубань А.В. Суворов, рассматривающих некрасовцев не как противников, а как несчастных заблудших людей, пытался наладить с ними контакт. Полководец, объезжая позиции, отмечал, что в отличие от черкес, некрасовцы вели себя довольно миролюбиво. Казаки сразу почувствовали расположение к полководцу. Они были с ним откровенны, сетовали на свою нелегкую жизнь и выражали готовность возвратиться на русскую сторону и жить в мире.[5] К сожалению, отъезд А. В. Суворова не позволил осуществить это начинание.


 Активизация миссионерская деятельность среди староверов относится к н. ХIХ в., чему в немалой степени способствовало создание единоверческого движения. Именно единоверцы были опорой православных миссионеров. Не редко единоверческие приходы, по распоряжению свыше  возглавляли православные священники. Так в станице Ессентукской долгое время настоятелем единоверческой  Богоявленской церкви, освященной в 1836 году, был миссионер о. Яков (Матвеев), который пытался помочь староверам вернуться в лоно Православия.        Многочисленные отчеты миссионеров наглядно показывают, что результаты их трудов были не напрасны. С каждым годом заметно возрастало число староверов принявших православие. В то же время, несмотря на многочисленные усилия ослабить рост сектантского движения на Кавказе миссионером оказалось не под силу, чему в немалой степени способствовало начала крестьянской и инородческой колонизации Северного Кавказа.


 К 60-м г. ХIХ в. Северный Кавказ стал играть важную роль в жизни Российской империи. Окончание Кавказской войны, не только заметно расширило территорию России, но и породило не мало вопросов, связанных с обустройством новых земель. На этом фоне любое недовольство могло спровоцировать народные выступления, в связи с чем перед священнослужителями была поставлена важная задача поддержания и развития верноподаннических и монархических настроений, выявление смутьян и бунтарей. Учитывая, что основной костяк непокорных составляли сектанты именно на их искоренение и была направлено миссионерство.


Таким образом, именно региональные особенности наложили отпечаток на специфику миссионерской деятельности на Кавказе в этот период.


1)    В отличие от других российских регионов главным объектом миссионеров на Кавказе были не представители иных конфессий, а прежде всего, сектанты и раскольники. Так как основная задача стоявшая перед миссионерами заключалась в консолидации славянского населения С. Кавказа.


2)    Миссионерская деятельность на Северном Кавказе строилась исходя из конфессиональной политики, главным условием которой было не посягательство на паству ислама. В связи с чем, обращение в православие мусульман велось крайне осторожно. По каждому магометянину, пожелавшему принять христианство принималось отдельное решение. Не редко  желающим креститься приходилось ждать ответа из Святейшего Синода по несколько лет.


3)    Миссионерская деятельность среди инородцев в основном была направлена на язычников и иудеев. По степени интенсивности среди неславянского миссионерство было наиболее сильным в Калмыкии. Вместе с тем, проповедь в пустынных калмыцких степях, среди кочующего населения не всегда давала положительные результаты. Нередко были случаи, когда миссионер возвращался через год к вновь обращенным христианам калмыкам, но вместо православных вновь находил язычников.


 Пик расцвета миссионерской деятельности на Северном Кавказе приходится на 70-80-е гг. ХIХ в. чему в немалой степени способствовали следующие факторы:


1)    Отмена крепостного права и начало крестьянской колонизации Кавказа резко увеличила приток мигрантов, что привело к усилению сектантского движения.


2)    Окончание Кавказской войны и начало массового инородческого переселения на С. Кавказа сделали актуальной проблему консолидации славянского населения. Противостоять сектантству можно было лишь сообща.


3)    Вхождение в состав России Закубанья диктовало необходимость просвещения горских народов и приобщения их к русской культуры.


Таким образом, миссионерская деятельность православной Церкви на Кавказе была направлена на решение следующих задач:


1)    Укрепление позиций православия, посредством выработки системы мер против сектантов.


2)    Просвещение горских народов, посредством приобщения их к русскому языку и грамоте.


3)    Улучшение материального благосостояния северокавказских народов через создания широкой сети различных благотворительных организаций.


4)     Укрепление монарших позиций на С. Кавказе, через проповедование теории « официальной народности».


Для решения выше перечисленных задач в 1860 г была создана первая на Северном Кавказе религиозная общественная организация "Общество восстановления православного христианства на Кавказе", которая первоначально носила светский характер. Через пять лет при обществе был создан духовный комитет под председательством экзарха Грузии, а в 1885 г. общество было полностью вверено в подчинение Св. Синоду.


Примечательно, что миссионерская деятельность общества неразрывно была связана с решением просветительских вопросов. Так члены общества должны были не только содержать и открывать православные храмы, но и создавать церковно-приходские школы для образования горского юношества…,  заниматься переводом на туземные языки Священного Писания… и других полезных для чтения книг; В обязанность общества входила и разработка системы мер против развития сектантства. Несмотря на то, что деятельность общество в основном осуществлялась на территории Закавказье, эта организация сыграла важную роль в развитие миссионерства на Северном Кавказе. По ее примеру стали открываться религиозные братства и миссионерские общества в Ставропольской епархии. 


Уже в 1864 г. особый указ "О правилах учреждения православных братств" создал благодатную почву для открытия различного рода "духовных объединений для проповеднической и миссионерской деятельности".


В 1898 г. при Спасо-Преображенском женском монастыре недалеко от Сентинского аула (ныне территория Карачаево-Черкесии) была открыта первая в этом районе школа грамоты для горских детей, что положило основу для развития просвещения. Спустя год при Ставропольской епархии было открыто еще 7 таких учебных заведений, на их содержания ежегодно выделялся 1% от собранных церковных сумм.[6] Таким образом, именно священники стали первыми учителями грамоты для горцев.


 К концу 90-х гг. ХIХ в. на Северном Кавказе действовали как общеепархиальные, так и местные миссионерские общества. Миссионерская деятельность включала в себя не только пропагандирование православных ценностей, но и решение просветительских и воспитательских задач. Все миссионерские организации, созданные на Кавказе активно занимались и благотворительной деятельностью. Таким образом, православные миссионеры демонстрировали преимущество своей веры не только словом, но и делом.


В целом же подводя итог данному исследованию следует заметить, что православное миссионерство в своем развитие прошло многовековой путь, на формирование специфике миссионерской деятельности сильное влияние оказывали как внешние так и внутренние факторы, особенно конфессиональная политика государства и позиция Церкви. Миссионеры сыграли важную роль не только в распространение православной веры, но и в укрепление национальных окраин, усиление позиций государственной власти, в решение насущных просветительских и социальных задач.


Библиографический список.



  1. митрополит Гедеон. История христианства на Северном Кавказе до и после присоединения его к России. Ставрополь 1994. С. 54.

  2. 2. Ляушева С.А. История православия у адыгов. // Православие в исторических судьбах юга России. выпуск 20. Ростов –на-Дону. 2004. С. 49.

  3. 3. протоиерей А. Гатуев Христианство в Осетии. Владикавказ 2007. С. 45

  4. Исторические записки о христианстве на С. Кавказе. // Ставропольские епархиальные ведомости. 1888. февраль. С. 738/

  5. Щербина Ф.А. История кубанского казачьего войска. Екатеринодар Т. 1. С. 246.

  6. Ставропольские епархиальные ведомости 1901. С.21.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика