Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Людмила Морозова

д.и.н., ИРИ РАН

Почему Ольга крестилась в Константинополе

Вопрос о крещении княгини Ольги до сих пор вызывает дискуссии среди исследователей. Главные спорные вопросы: где и когда она крестилась? Причина неутихающих споров заключается в противоречивости сведений в дошедших до нас источниках.


Исследователи заметили, что в византийских источниках есть сведения о том, что «народ рос» крестился несколько раз, и это было приблизительно на 100 лет раньше, чем принято считать. Правда в этих источниках речь идет не о государстве, а об отдельных группах россов, которые оказывались на территории Византии. Например, это могло быть войско киевских князей Аскольда и Дира.


Данные сведения говорят о том, что в период правления мужа Ольги Игоря на Руси уже были христиане и существовали христианские храмы. В летописях есть данные о храме Ильи Пророка в Киеве и Преображенском соборе в Новгороде.


Значит, по мнению некоторых исследователей, Ольга могла принять христианство в местном храме. В качестве подтверждения своего мнения они приводят данные императора Константина Багрянородного о том, что Ольга приехала в Константинополь со священником Григорием. Однако данный священник мог быть включен в свиту Ольги, не потому, что та уже была христианкой, а потому что являлся ее духовным наставником. Под его влиянием княгиня могла принять осознанное желание креститься и стать христианкой. Но осуществлять этот важный для себя и своего государства акт не имело смысла в маленьком местном храме. Ведь он должен был иметь важное международное значение. Ольга не была простой женщиной, а являлась правительницей большой страны и прекрасно это осознавала.


В древнейших русских летописях, Лаврентьевской и Ипатьевской, подробно описано, где и когда крестилась Ольга. В 955 г. княгиня отправилась в Константинополь, где правил император Константин. Встретившись с ней и побеседовав, император пришел в восхищение от ее красоты и ума и заявил, что она должна вместе с ним царствовать. Но Ольга ответила, что не может быть женой императора, поскольку «погана», т.е. язычница. Ей следует креститься, но она хочет, чтобы церемонию осуществлял патриарх, а крестным отцом был сам Константин. Император пошел навстречу гостье, и ее крестили так, как она захотела. После этого он вновь заявил Ольге, что хочет на ней жениться. Но та ответила, что это невозможно, поскольку она стала его духовной дочерью. На это император был вынужден заявить, что княгиня его «переклюкала», т.е. перехитрила. Одарив дорогими подарками, он отпустил ее на родину. Но там Ольга-Елена столкнулась с откровенным нежеланием сына Святослава принять христианскую веру. Пришлось Ольге лишь молить Бога, чтобы он вложил в сердце сына и всем людям земли Русской желание креститься.


Это подробное и красочное повествование, казалось бы, позволяет исследователям сделать однозначный вывод: Ольга крестилась в Константинополе в 955 г.



Однако далеко не все летописные данные совпадают с другим важным источником о крещении Ольги – трактатом самого императора Константина «О церемониях византийского двора». Это произведение интересно тем, что в главе 15 второй книги описывает прием Ольги в императорском дворце во время ее визита в Константинополь. Казалось бы, что именно этот источник должен дать ответ на все вопросы, касающиеся крещения Ольги, но он почти не содержит никаких данных на этот счет, поскольку его цель – описать церемонию, а не дать сведения о цели визита княгини в Константинополь.


Недостатком трактата является и то, что в нем не указан год поездки Ольги, а только месяц, число и день недели двух ее приемов: 9 сентября в четверг и 18 сентября в воскресенье. Историки провели исследование и обнаружили, что указанные данные подходят для 946 года и 957 года. Это означает, что указанный в летописях 955 г. неверен.


Поскольку в тексте трактата княгиня названа Эльгой, а после крещения ее имя должно быть Елена, некоторые исследователи решили, что княгиня была в Константинополе до крещения. Но следует заметить, что Еленой звали жену императора, поэтому, чтобы не путать двух женщин, он мог называть княгиню ее дохристианским именем. Ведь он описывал лишь церемонию ее приема.


Будучи женатым, Константин никак не мог предложить и княгине стать его женой. Это еще раз указывает на наличие ошибок в летописном повествовании о крещении Ольги.


Попробуем из анализа текста трактата понять, какова была цель визита княгини Ольги. Во-первых, знатоки византийского церемониала отметили, что Ольгу принимали на самом высоком уровне. Император не только принял ее в тронном зале, но и пригласил во внутренние покои, познакомил с членами своей семьи, устроил в честь княгини пышный званый обед. Это говорит о значимости самой персоны Ольги и о важности цели ее визита


После обеда княгиня и ее спутники получили ценные подарки. Ольге вручили золотое блюдо с 500 серебряными монетами, ее родственнику – 30 монет, 8 ее приближенным – по 20 монет, 6 женщинам из свиты княгини – по 20 монет, 20 послам – по 12 монет, переводчику княгини – 15 монет, 2 переводчикам делегации – по 12 монет, 43 купцам – по 12 монет, священнику Григорию – 8 монет, 18 прислужницам – 8 монет, представителям Святослава – по 5 монет, 6 их прислужникам – по 3 монеты.


Перечень подарков показывает, что наиболее ценные получила Ольга и люди из ее окружения. Самые маленькие – послы ее сына Святослава, даже меньше, чем рабыни княгини. Этот факт очень знаменателен. Он говорит о том, что император особо почтил княгиню и ее окружение и очень мало оказал внимания посланцам ее сына, который должен был возглавить Русское государство после матери и, фактически, считался вторым правителем. Такое невнимание к Святославу можно объяснить одним – Ольга прибыла в Константинополь с целью креститься и крестить всех людей из своего окружения. Святослав же и его представители категорически отказались это делать.


Из сообщений русских паломников, посещавших храм Святой Софии в Константинополе, известно, что в нем хранилось золотое блюдо княгини Ольги. Поэтому напрашивается предположение, что это было то самое блюдо, которое она получила в дар от императора Константина. Подарить его храму она могла после церемонии крещения. Такой подарок был бы неуместен, если бы Ольга оставалась язычницей.


Анализ подарков, которые получила Ольга и ее спутники во второй прием у императора, подтверждает наше предположение о том, что во время первого визита княгиня объявила о своем желании креститься.


Во время визита 18 сентября Ольга получила 200 монет, ее родственник – 20, 16 знатных женщин – по 12, 22 посла – по 12, 2 переводчика – по 12, священник Григорий – 8, 44 купца – по 6, 18 рабынь – по 6. Характерно, что посланцев Святослава уже не было на этом приеме. Это может означать, что второй раз император встречался лишь с теми, кто принял христианство.


Интересно отметить, что некоторые члены свиты княгини получили одинаковые дары и в первый, и во второй прием. Это послы, священник Григорий и переводчики. Поэтому напрашивается предположение, а не были ли они христианами до поездки в Константинополь? Но точный ответ на этот вопрос дать нельзя, поскольку неизвестно, что за послы входили в свиту княгини.


Таким образом, анализ сочинения Константина Багрянородного дает основание предположить, что Ольга ездила в Константинополь, чтобы креститься. Но когда же была ее поездка: в 946 г. или 957 г.?


Переводчик сочинения Константина Багрянородного академик Г.Г.Литавринполагал, что княгиня ездила дважды: в 946 г. для утверждения договора с Византией 944 г., заключенного ее мужем, и в 954/55 гг., как сообщают летописи. Во второй визит она приняла крещение.


Однако возникает вопрос: могла ли Ольга уехать из своей страны в 946 г., до урегулирования ситуации после убийства мужа и древлянского восстания, до проведения реформ налогообложения, в то время, когда сын был еще совсем маленьким мальчиком? Думается, что нет.


Ее положение и власть в это время были очень непрочными. В 957 г. ситуация была более подходящей.


Святослав уже приближался к своему совершеннолетию и вскоре должен был взойти на престол. (По нашему мнению, он родился приблизительно в 938 г.). Никаких волнений или восстаний в государстве не было. Поэтому Ольга совершенно спокойно могла уехать на несколько месяцев для решения своих проблем.


Княгиня, как уже отмечалось, прекрасно осознавала, что является правительницей большого и сильного государства. Выбрав христианство в качестве единственно правильной веры, она отправилась в Константинополь, чтобы креститься в одном из главных христианских храмов. Акт ее крещения стал публичным, о нем стало известно в других европейских странах, а сама она породнилась с самим правителем Византийской империи. Так она встала в один ряд с другими европейскими монархами и могла при решении важных международных проблем быть с ними на равных. Но свое государство она крестить не смогла.


Причина была не только в сопротивлении Святослава. В Константинополе Ольга, видимо, узнала, что император является не только главой Церкви, но и главой всех христиан. Крестившись, целые народы автоматически попадали в число его подданных. Самой ей удалось избежать такого подчинения, поскольку она стала духовной дочерью Константина. Получалось, что после крещения Русское государство попадало под власть византийского императора. Ольга, конечно, не могла это допустить.


Из Продолжения хроники Регинона, написанной немецким епископом Алальбертом, известно, что в 959 г. княгиня пыталась крестить страну с помощью духовенства, которое обещал прислать германский король Оттон I. Но отправленный им епископ Адальберт прибыл слишком поздно, когда Ольга уже передала власть Святославу, закоренелому язычнику. Поэтому данный проект не удалось реализовать.


Кстати, Адальберт сообщал, что к 959 г. Ольга-Елена уже была христианкой, и что крещение она приняла в Византии.


Таким образом, анализ источников, сообщавших о крещении княгини Ольги, дает право сделать вывод о том, что она приняла крещение в 957 г. в столице всего христианского мира Константинополе при участии в церемонии патриарха и императора. Сделала она это для того, чтобы акт ее крещения был публичным и имел важное международное значение. Приняв христианство, Ольга встала в один ряд с правителями других европейских стран и подняла престиж своей власти


К сожалению, ей не удалось крестить Древнерусское государство. Сделал это ее внук Владимир, которого она с детских лет воспитывала.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика