Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

«Крымский рубеж»

Конец марта выдался богатым на значимые общественно-политические годовщины: 26 числа исполнилось 15 лет с тех пор, как российский народ впервые избрал своим президентом Владимира Путина. Чуть раньше, 18 марта, страна отметила год со дня вхождения Крыма в состав Российской Федерации – вечером мы с сослуживцами смотрели по телевизору праздничный концерт, проходивший у стен Кремля, а мне невольно вспоминался март 99-го.


В том году, 24 марта, я, как обычно вернувшись домой из школы, весь вечер провел у телевизора, вместе с родителями наблюдая, как самолеты НАТО бомбят город, где прошло мое детство и с которым связано много теплых воспоминаний. Из новостных выпусков нам стало известно, что в ходе военной операции Североатлантического Альянса «Союзная сила» массированным бомбардировкам с воздуха подверглись несколько мирных сербских городов, в том числе Ужице, Панчево, Нови-сад и дорогой мне Белград. Картинка, которую транслировали все мировые каналы, просто не укладывалась в голове – настолько она была похожа на кадры из военных фильмов, с одной лишь разницей: в фильмах таким образом уничтожали бесчеловечных нацистов, а не дружелюбных мирных жителей. Мои детские воспоминания сохранили образы уютных белградских улиц и всегда приветливых отзывчивых сербов, которых под прицелами телекамер на глазах у всего мира на этих улицах теперь убивали. И это было страшно.


«Гуманитарные» бомбардировки, как их тогда цинично охарактеризует президент Чехии Вацлав Гавел, унесут несколько тысяч мирных жизней при молчаливом согласии мирового сообщества – на мнение ООН, которая не выдавала мандата на проведение данной операции, всем было откровенно плевать. Чего уж говорить об обращении президента России Бориса Ельцина «ко всему миру», в котором он невероятно невнятно призывал «присоединиться к возмущению всей России». «Давайте все-таки остановим Клинтона» – говорил Борис Николаевич, до этого собственноручно заблокировавший процесс подготовки по присоединению Союзной Республики Югославия к Союзному Государству России и Белоруссии, одобренный как югославским, так и российским парламентами. Сегодня, спустя столько лет, с трудом верится, что такое обращение в принципе могло быть озвучено президентом России.


Белград


Российский премьер-министр и талантливейший государственный деятель Евгений Примаков, конечно, узнав о решении США бомбить Югославию, совершит тот знаменитый разворот своего самолета над Атлантикой, но до разворота российского самосознания останется еще 15 лет.


В конце восьмидесятых годов нашим государством был взят курс на системную интеграцию с западным сообществом. Идеи советского социализма, так и не дождавшись своего Сяопина, проиграли неравный бой джинсам, рок-н-роллу и прочим капиталистическим благам.  Глобальное общество поменялось. С окончанием Холодной войны и распадом Советского Союза однополярные идеи Pax Americana, задающие тренд глобализации, на долгое время определили подходы мирового сообщества как к расстановке приоритетов развития, так и к совместному решению проблем. Роль нашей страны в этом процессе была очевидна по Косовской войне. Сложившееся положение дел вполне устраивало всех ключевых игроков, и Россия таким игроком не считалась.


Геополитическая «пружина» начала сжиматься, когда президентом России был избран Владимир Путин, определивший безапелляционный подход к реализации внешней политики российского государства, основывающийся на строгом следовании национальными интересам. Россия все еще держала курс на системную интеграцию с западным сообществом, только теперь все настойчивее требуя отношения к себе, как к равному партнеру.


Мюнхенская речь Путина


Впрочем, ни о каком равноправии речи по-прежнему не шло. Продолжающееся расширение НАТО на Восток, развертывание элементов американской ПРО в Европе, действия Североатлантического Альянса в обход Устава ООН и так далее – «ящик Пандоры», открытый нашими западными партнерами в Косово, определил политику давления и двойных стандартов как основу для дальнейшего взаимодействия с Россией. Именно о бесперспективности такого подхода говорил Владимир Путин в знаменитой Мюнхенской речи: «Россия — страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня». Но услышан он не был.


Политика двойных стандартов, так методично и последовательно применяемая Западом в отношениях с нашим государством, все последнее десятилетие толкала Россию на путь ревизионизма. Два диалектически противоречивых столпа международных отношений: «право наций на самоопределение» и «принцип территориальной целостности» – формируют бесконечный простор для трактовок, где окончательное решение выносится на основе консенсуса, который должен формулироваться с учетом всех существенных фактов. Но факты – в контексте принятия политических решений – уже давно никого не интересуют. Ключевую роль играют их изощренные интерпретации, ставшие орудием массовой манипуляции. Особенно ярко это выразилось в ситуационном отклике глобального медиа-пространства на события в Южной Осетии 2008 года, которые были спровоцированы военной агрессией Тбилиси в отношении Цхинвала. Тогда сложилось ощущение, что в первые дни конфликта западные средства массовой информации просто отказывались верить в то, что не Россия первой совершила вооруженное нападение на Грузию. Международное эталонное мнение, краеугольный камень политики двойных стандартов, определяющее, что считать хорошим, а что – плохим, даже при наличии неопровержимых доказательств формулировалось в угоду западной конъюнктуре: раскручивавшийся маховик «арабской весны», гражданские войны в Сирии и Ливии, «Евромайдан». «Пружина» сжималась все сильнее.


Цхинвал, 2008 год


А потом случился Крым.


Мыслить шаблонами в отношении российской армии ни в коем случае нельзя – на этом погорели многие известные полководцы. Вооруженные Силы России, которые еще в начале двухтысячных казались тотально небоеспособными, в марте 2014 продемонстрировали всему миру «вежливый, но грозный» настрой защищать народ Крыма от любых провокаций «на земле, на воде и в воздухе». Для того чтобы понять, от чего Россия защитила жителей Крыма – достаточно взглянуть на Донбасс, где количество погибших по данным ООН уже исчисляется тысячами.


О блистательной спецоперации Министерства обороны России, проведенной в Крыму, и о «вежливых людях», которые стали самым сильным российским брендом за последние годы, вряд ли можно рассказать лучше, чем это сделано в документальном блокбастере Андрея Кондрашова «Крым. Путь на Родину». Обеспечив защиту мирного населения полуострова, в марте 2014 Владимир Путин, опираясь на поддержку абсолютного большинства граждан России и Республики Крым, принял важнейшее геополитическое решение: Крым вернулся домой. «Мы не меняем людей на блага», – заявил Владимир Владимирович, поставив точку в вопросе о цене, которую мы готовы платить за лояльность к нам Запада, более того, обозначив, что сам процесс такого «ценообразования» для нас с этих пор неприемлем. «Русский мир» трансграничен, а Президент России является гарантом его безопасности. Рубикон, к которому страна шла 15 лет, был пройден.


Возвращение Крыма и Севастополя в состав России, 2014 год


Возвращением Крыма в состав Российской Федерации окончательно завершилась эпоха, ознаменовавшаяся ориентацией на западные ценности. Четверть века Россия искренне следовала по этому пути, жертвуя своими интересами в угоду идеи интеграции с западным сообществом, все 25 лет натыкаясь на проблемы и непонимание. Со временем приходило осознание, что ценности, декламируемые Западом, вовсе не являются эталоном. Более того – картины восприятия мира у нас и на Западе с большим трудом коррелируются между собой. И раз в эпоху глобализации мировая среда не способствует развитию национальных интересов, то надо обладать абсолютной уверенностью, чтобы отказаться от них в пользу чужих ориентиров. Такой уверенности у России никогда не было, а время спустя – появилась уверенность в обратном. К этому же выводу постепенно приходят и в других странах Европы – набирающие популярность крайне левые движения в Греции и крайне правые во Франции формулируют установку на возвращение к традиционным ценностям. О крахе глобализации и «ренессансе традиционализма» говорить, конечно, не приходится, но оформившееся понимание того, что «другой путь» можно сформулировать самостоятельно – открывает огромные перспективы для российского государства и моего поколения.


Пути назад у нас нет. Именно нам, последнему поколению, родившемуся в Советском Союзе, пора собраться и начать становиться сильнее. Необходимо повышать эффективность государственного управления, бизнеса, общественного сектора – наконец расширить персональную зону комфорта с дверных рубежей своей квартиры до подъезда, улицы, города и страны. Ничего не бояться и взять на себя ответственность за наше общее будущее. В наших силах делать открытия и создавать новые конкурентоспособные продукты мирового уровня – от книг и фильмов до самолетов и космических ракет. Мы с вами самостоятельно можем решать – каким быть миру, в котором будут расти наши дети.


Нет смысла отрицать – проблемы будут, и будут неизбежно. Но хорошая новость в том, что все проблемы – решаемы. Надо только «перестать врать и начать учиться», как сказал недавно академик Кулешов на «Поколении-2020» в Красноярске. Полностью с ним согласен.


 

0 Комментариев


Яндекс.Метрика