Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

Искусство войны. Первая мировая: Брусиловский прорыв

Больше 100 лет назад в начале августа завершилась одна из самых знаменитых сухопутных операций Первой мировой войны за авторством русского генерала Алексея Брусилова. Войска генерала прорвали австро-немецкий фронт благодаря оригинальной тактической новинке: командующий впервые в истории войн сконцентрировал силы и нанёс мощные удары по противнику сразу на нескольких направлениях. Однако наступление, которое давало шанс быстро закончить войну, не довели до логического конца.

В мае 1916-го года военные действия в Европе приобрели затяжной характер. В военном деле это называется благообразным термином «позиционная война», а фактически представляет собой бесконечное сидение в окопах с неудачными попытками перейти в решительное наступление, причём каждая попытка оборачивается огромными жертвами. Таковы, например, известные битвы на реке Марне осенью 1914 года и на Сомме зимой-весной 1916-го, не давшие ощутимых результатов (если не брать за «результат» сотни тысяч погибших и раненых со всех сторон) ни союзникам России по блоку Антанты — Англии и Франции, ни противникам — Германии и Австро-Венгрии.

Генерал А. А. Брусилов (годы жизни: 1853-1926).

Русский полководец, генерал-адъютант Алексей Алексеевич Брусилов, изучал опыт этих битв и пришёл к любопытным выводам. Главная ошибка и немцев, и союзников заключалась в том, что они действовали по устаревшей тактике, известной ещё со времен Наполеоновских войн. Предполагалось, что фронт противника нужно прорывать одним мощным ударом на узком участке (в качестве примера из биографии Наполеона Бонапарта вспомним Бородино и упорные попытки французов сокрушить левый фланг Кутузова — Багратионовы флеши). Брусилов же считал, что в начале XX века, с развитием системы укреплений, появлением механизированной техники и авиации, удержать атакуемый участок и быстро доставить к нему подкрепления уже не является неразрешимой задачей. Генерал разработал новую концепцию наступления: несколько ударов на разных направлениях.

Первоначально наступление русских войск в 1916 году было намечено на середину лета, причём Юго-Западному фронту, которым командовал Брусилов (ему противостояли в основном войска Австро-Венгрии), отводилась второстепенная роль. Главная цель заключалась в сдерживании Германии, так что практически все резервы получили в своё распоряжение Северный и Западный фронты. Но Брусилов сумел отстоять свои идеи перед Ставкой во главе с императором Николаем II. Отчасти этому способствовало изменение оперативной обстановки: в начале-середине мая войска Италии — еще одного союзника Англии, Франции и России — потерпели крупное поражение от австрийцев под Трентино. Чтобы не допустить переброски дополнительных австрийских и немецких дивизий на запад и окончательного разгрома итальянцев, союзники попросили Россию начать наступление раньше срока. Теперь в нём должен был участвовать и Юго-Западный фронт Брусилова.

«Брусиловская» пехота на Юго-Западном фронте в 1916 году.

В распоряжении генерала были четыре русских армии — 7-я, 8-я, 9-я и 11-я. Войска фронта на момент начала операции насчитывали более 630 тысяч человек (из них 60 тысяч кавалерии), 1770 лёгких орудий и 168 — тяжёлых. В живой силе и в лёгкой артиллерии русские немного — примерно в 1,3 раза — превосходили противостоявшие им австрийские и немецкие армии. Но в тяжёлой артиллерии враг имел подавляющее, более чем трёхкратное преимущество. Такой расклад сил давал австро-германскому блоку прекрасную возможность для оборонительных боёв. Брусилов, однако, даже из этого факта сумел извлечь преимущество: он верно рассчитал, что «тяжеловесным» войскам противника в случае успешного прорыва русских будет крайне сложно организовать быстрые контрудары.

Русский орудийный расчёт времён Первой мировой войны.

Одновременное наступление четырёх русских армий, получившее в истории название «Брусиловский прорыв», началось 22 мая (4 июня по современному стилю) по фронту общей протяженностью порядка 500 км. Брусилов — и это тоже было тактическим новшеством — уделил большое внимание артподготовке: почти сутки русская артиллерия непрерывно била по австро-венгерским и немецким позициям. Первой перешла в наступление самая южная из русских армий — девятая, нанесшая австрийцам сокрушительный удар в направлении города Черновцы. Командующий армией генерал А.Крылов также применил оригинальную инициативу: его артиллерийские батареи постоянно вводили врага в заблуждение, перенося огонь с одного участка на другой. Последовавшая пехотная атака увенчалась полным успехом: австрийцы до последнего не понимали, с какой стороны её ждать.

Сутки спустя пошла в наступление 8-я армия русских, ударившая на Луцк. Намеренное промедление объяснялось просто: Брусилов понимал, что немцы и австрийцы, в соответствии с господствовавшими понятиями о тактике и стратегии, решат, что основной удар наносит 9-я армия Крылова, и перекинут туда резервы, ослабив фронт на других участках. Расчёт генерала блестяще оправдался. Если темп продвижения 9-й армии слегка замедлился из-за контрударов, то 8-я армия (при поддержке седьмой, наносившей вспомогательный удар с левого фланга) буквально смела ослабленную оборону противника. Уже 25 мая войска Брусилова взяли Луцк, а в целом за первые дни продвинулись на глубину до 35 км. Перешла в наступление в районе Тернополя и Кременца и 11-я армия, но здесь успехи русских войск были несколько скромнее.

Брусиловский прорыв. Даты в названии и легенде карты даны по новому стилю.

Главной целью своего прорыва генерал Брусилов обозначил город Ковель, к северо-западу от Луцка. Расчёт был на то, что неделей позже начнут наступать войска Западного фронта русских, и немецкие дивизии на этом участке окажутся в огромных «клещах». Увы, план так и не был реализован. Командующий Западным фронтом генерал А.Эверт отсрочил наступление, сославшись на дождливую погоду и на то, что его войска не успели закончить сосредоточение. Его поддержал начальник штаба Ставки М.Алексеев, давний недоброжелатель Брусилова. Тем временем немцы ожидаемо перебросили дополнительные резервы в район Луцка, и Брусилов вынужден был временно прекратить атаки. К 12 (25) июня русские войска перешли к обороне захваченных территорий. Впоследствии в своих мемуарах Алексей Алексеевич с горечью писал о бездействии Западного и Северного фронтов и, пожалуй, у этих обвинений есть основания — ведь оба фронта, в отличие от Брусилова, получили резервы для решительной атаки! 

В итоге основные действия летом 1916 года происходили исключительно на Юго-Западном фронте. В конце июня-начале июля войска Брусилова снова попытались наступать: на сей раз боевые действия развернулись на северном участке фронта, в районе речки Стоход, притока Припяти. Судя по всему, генерал ещё не потерял надежду на активную поддержку со стороны Западного фронта — удар через Стоход почти повторял идею несостоявшихся «ковельских клещей». Войска Брусилова снова прорвали оборону противника, но форсировать с хода водную преграду не смогли. Последнюю попытку генерал предпринял в конце июля-начале августа 1916 года, но Западный фронт русским так и не помог, а немцы и австрийцы, бросив в бой свежие части, оказывали ожесточенное сопротивление. «Брусиловский прорыв» выдохся.

Документальная фотография последствий прорыва. На фото — по-видимому, разгромленные австро-венгерские позиции.

Итоги наступления можно оценивать по-разному. С тактической точки зрения оно, несомненно, было успешным: австро-немецкие войска потеряли до полутора миллионов человек убитыми, ранеными и пленными (против 500 тыс. у русских), Российская империя заняла территорию общей площадью в 25 тысяч кв.км. Побочным результатом стало то, что вскоре после успеха Брусилова в войну на стороне Антанты вступила Румыния, значительно осложнив положение Германии и Австро-Венгрии.

С другой стороны, Россия не воспользовалась возможностью быстро закончить боевые действия в свою пользу. К тому же русские войска получили дополнительные 400 км линии фронта, которые нужно было контролировать и защищать. После Брусиловского прорыва Россия снова ввязалась в войну на истощение, которая стремительно теряла популярность в народе: усиливались массовые протесты, боевой дух армии оказался подорван. Уже в следующем, 1917-м году это привело к разрушительным последствиям внутри страны.

Это интересно! Немецкие стратеги очень хорошо усвоили «урок Брусилова». Подтверждение тому — военные операции Германии 20 с небольшим лет спустя, в начале Второй мировой войны. И «план Манштейна» по разгрому Франции, и печально известный план «Барбаросса» по нападению на СССР фактически построены на идеях русского генерала: концентрация сил и прорыв фронта на нескольких направлениях одновременно.

План гитлеровского генерала (будущего фельдмаршала) Эриха фон Манштейна по разгрому Франции. Сравните с картой Брусиловского прорыва: не правда ли, похоже?

0 Комментариев