Вадим Щербатых

Курсанты-дзержинцы - герои Чудского озера

Географические особенности западных границ Советского Союза, изобиловавших крупными реками и озёрами, обусловили развитие в 1930-х годах в составе вооружённых сил СССР таких специфических формирований, как речные и озёрные военные флотилии. Опыт использования аналогичных подразделений Красной армии, а также флотилий её противников, действовавших практически на всех крупных реках России в годы Гражданской войны и интервенции показал высокую эффективность вооружённых кораблей и их способность оказывать существенное влияние на результативность действий сухопутных войск. На Днепре, а после 1939 года и на Дунае формируются мощные военные флотилии, обладающие не только новейшими боевыми кораблями - мониторами и канонерскими лодками, но и большим количеством вспомогательных судов, собственной авиацией и подразделениями береговой обороны. Подготовленное в 1939 году Наставление по боевой деятельности речных флотилий установило, что «основу, цель и содержание боевой деятельности речных флотилий составляют действия совместно с сухопутными войсками и в интересах сухопутных войск». Таким образом, флотилии должны действовать в связке с сухопутными частями РККА в наступательных и оборонительных действиях в бассейнах рек и озёрных районах, проводить разведку и рейды, высаживать десанты, оказывать артподдержку. При разработке новой доктрины не был оставлен без внимания и специфический опыт противоборствующих сторон Гражданской войны по использованию в качестве боевых кораблей сугубо гражданских судов. На реках и озёрах страны в те буревые годы воевало немало бывших буксиров, пассажирских пароходов и барж, спешно вооружённых пушками и пулемётами и в одночасье превратившихся в канонерки или плавучие батареи. Незадолго до начала Великой Отечественной войны был разработан мобилизационный план, в соответствии с положениями которого гражданские суда входили бы в состав действующего флота. Часть этих судов подлежала вооружению и переклассификации в сторожевые, посыльные суда, канлодки. Однако тяжелейшая обстановка первых месяцев Великой Отечественной войны вынуждала привлекать к боевой работе все имеющиеся близ линии фронта плавсредства для образования из них сил поддержки сражающейся на берегу армии. Самым ярким примером таких вынужденных мер может послужить боевой путь Чудской военной флотилии, летом 1941 года оперировавшей в зоне Северо-Западного фронта.

Как известно, боевые действия на Северо-Западном фронте летом 1941 года для Красной армии складывались тяжелейшим образом. Приграничное сражение в Прибалтике закончилось огромными потерям в частях РККА, контрудар под Расейняем не смог задержать немецкий блицкриг. Советские войска с боями отступала из Прибалтики к южному побережью Финского залива, Нарвскому перешейку и к Пскову. В этой кризисной ситуации 3 июля штаб Морской обороны Ленинграда и Озёрного района (МОЛиОР) принимает решение о формировании на Чудском озере военной флотилии. Надо сказать, что Чудское озеро вместе с Тёплым и Псковским озёрами представляет собой огромный комплексный водоём площадью 3555 км². Глубины Чудского озера колеблются от 7 до 15 метров, имеются многочисленные острова. Наличие хорошо вооружённого отряда кораблей могло бы оказаться хорошим подспорьем для оборонявшихся на западном, северном и восточном берегах частей РККА. Командиром соединением был назначен заведующий кафедрой военно-морских дисциплин Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф.Э. Дзержинского капитан 1-го ранга Николай Юрьевич Авраамов, герой Первой Мировой и Гражданской войн, бывший командир эсминца «Лейтенант Ильин» и член Центробалта, автор учебников для военно-морских вузов. Авраамов был известен как настоящий красвоенмор, прекрасный и опытный педагог, великолепный спортсмен. Каперанг должен был руководить практики первокурсников на Чудском озере в составе базировавшегося на город Тарту дивизиона учебных судов ВВМИУ им. Дзержинского.

Этот дивизион был создан приказом Народного комиссара ВМФ №0232 от 22 марта 1941 года и включал в себя пароходы «Эмбах», «Исса», «Нарва» и «Плюсса». То были старые, неоднократно менявшие названия суда, впервые оказавшиеся на военной службе ещё в годы Первой Мировой войны. Так, «Эмбах» изначально был частным грузопассажирским пароходом «Ганза», затем, при мобилизации в Первую Мировую войну, стал зваться «Ольгой». В 1915 году рубку и ватерлинию «Ольги» зашили 6-мм бронёй и установили на палубе фундаменты под орудия. После Гражданской войны судно попало в руки эстонцев, которые переименовали его в «Ahti» и включили в состав своего озёрного отряда канонерок. После присоединения Прибалтики к СССР в 1940 году «Ahti» зачислили в состав Дивизиона учебных судов и переименовали в «Эмбах». «Исса» тоже была ветераном Первой Мировой войны - вступила в неё как вооруженный пароход с сохранением изначального наименования «Император». В июне 1917 года монархическое название парохода сменили на демократическое - «Президент». Гражданская война четырежды меняла принадлежность парохода и в конце концов тоже загнала его в состав озёрного отряда ВМС Эстонии под названием «Vanemuine». Название «Исса» пароход получил тоже при включении в учебный отряд ВВМИУ им. Дзержинского. Пароход «Нарва» был колёсным судном и на когда-то назывался «Юрьев». Зимой 1918 года судно попало в руки занявших Псков германцев. Пароход стал называться «Graf Kirchbach», а после ухода немцев тоже попал к эстонцам под именем «Tartu». В 1941 году пароход был переименован в «Нарву». Самый большой пароход учебного дивизиона - «Плюсса» - одновременно был самым старым и самым запущенным. Он был построен аж в 1892 году и после Гражданской войны предсказуемо оказался в руках эстонцев, которые переименовали его «Ilmatar». К 1941 году паровая машина «Плюссы» находилась в абсолютно неисправном состоянии, поэтому советские моряки даже не пытались её реанимировать и просто использовали судно как несамоходную плавбазу.


Канонерская лодка Эмбах (в составе эстонского флота под названием Ahti)

За судами учебного дивизиона ВВМИУ им. Дзержинского приглядывали дежурные команды из младших офицеров и матросов бывшего эстонского отряда озёрных канонерок. После присоединения Прибалтики в 1940 году 30 эстонцев ходатайствовали о принятии их на службу в Военно-морской флот СССР. После соответствующих проверок ходатайство моряков было удовлетворено. Летом 1941 года учебный дивизион должен был принять первых морских практикантов из числа слушателей 1-го курса ВВМИУ им. Дзержинского. Никто из курсантов паросилового, кораблестроительного и электротехнического факультетов инженерного училища и предположить не мог, что практика на Чудском озере обернётся для них непосредственным участием в боевых действиях. К началу июля Тарту был ещё сравнительно далеко от линии фронта, но гром войны был слышен и в нём. Из подполья вышел Кайтселийт - националистический «союз обороны». Его боевики нападали на хутора, убивали милиционеров, устраивали диверсии. В Тарту из курсантов-дзержинцев сформировали комендантскую роту. Оружия в учебном дивизионе не было, так что по предложению полкового комиссара В.П. Моисеева был вскрыт старый городской арсенал. Там сыскалось некоторое количество исправных винтовок и пулемётов времён Первой Мировой войны, которыми и вооружили комендантскую роту. Утром 25 июня, ещё до официального создания советской Чудской флотилии, дзержинцы приняли боевое крещение. С острова Пийрисаар пришло сообщение о нападении кайтеслийтов. Из Тарту к острову вышли два катера, каждый из которых буксировал по пять шлюпок с десантом курсантов. При подходе отряда к берегу из прибрежных зарослей боевики открыли винтовочную стрельбу по шлюпкам и катерам. Однако стреляли националисты отвратительно и не нанесли никакого урона десанту - и это при том, что на озере была волна и сильный ветер, затруднявшие движение шлюпок! В ближний бой с высадившимися моряками эстонцы предпочли не вступать и сбежали с Пийрисаара на моторках, спрятанных в камышах. На острове моряки обнаружили разгромленный пост ВНОС, тела погибших в бою красноармейцев и перебитых эстонскими националистами жён и детей комсостава. При высадке курсантов на остров произошла первая трагедия: в одной из шлюпок кто-то случайно вытащил из гранаты Ф-1 чеку и тут же выронил «лимонку» из рук. Батальонный комиссар Макаров схватил катавшуюся по дну шлюпки гранату и хотел уже выбросить её за борт, но раздался взрыв. Нескольких моряков посекло осколками, а комиссар Макаров лишился кисти руки. Причиной рокового случая стала плохая подготовка курсантов к сухопутному бою и небрежное обращение с оружием.

В первых числах июля оформился окончательный состав флотилии. Помимо уже знакомых нам кораблей в неё включили маленький пароходик «Уку». Он стал посыльным судном. Грузопассажирский пароход «Нептун» превратили в госпитальное судно. Главным врачом флотилии стал капитан 2-го ранга И.Н. Томилин. Укомплектован был и командный состав - капитан 3-го ранга А.М. Козлов исполнял обязанности начальника штаба, командиром дивизионом канонерских лодок назначили капитан-лейтенанта Н.В. Бандовского.


Госпитальное судно Нептун

8 июля РККА исчерпала возможности для обороны Тарту и Чудской флотилии пришлось эвакуировать свою базу. Сапёры минировали объекты порта и мосты, моряки перегородили фарватер реки Эмайыга затопленными баржми. Вместе с экипажами Тарту покинули гражданские беженцы, красноармейцы и милиционеры. Теперь флотилия базировалась на древний русский город Гдов на противоположном, восточном берегу Чудского озера. Гдов, однако, был достаточно неудобной базой: глубины здесь были небольшими, берега - болотистыми и заросшими камышом. Порт был очень маленьким, а впадавшая здесь в озеро речка Гдовка изобиловала отмелями. Но Гдов оставался последним крупным городом побережья, остававшимся в руках Красной армии и перекрёстком нескольких дорог, так что новая база флотилии была развёрнута здесь. После падения Пскова вечером 8 июля в Гдов пришли гражданские суда озёрного пароходства, которые были мобилизованы и обращены в эвакуационные транспорты. Также в Гдов были передислоцированы 13 катеров бывшего 8-го Псковского дивизиона погранохраны и баржа с бензином для них. Ситуация с топливом у Чудской военной флотилии вообще была аховая - угля в Гдове не было, поэтому моряки, закрыв глаза на инструкции, закидывали в топки кораблей обычные дрова. Здесь же, в новой базе был сформирован береговой отряд флотилии, всеми ветеранами тех боёв называемый «отрядом морской пехоты». Младший лейтенант береговой обороны Е.Д. Поздеев принял командование над этим подразделением из 80 человек Замполитом отряда стал батальонный комиссар Я.И. Поляков.

После падения Пскова и с ежедневным приближением немцев к Гдову вопрос с вооружением флотилии принял критически острый характер. Многие курсанты до сих пор не имели винтовок, а на кораблях Чудской флотилии не было ни единого орудия!  Для вооружения флотилии и доукомплектования её личным составом представитель штаба МОЛиОР батальонный комиссар А. Т. Караваев смог полуить две 76-мм пушки системы Лендера с крейсера «Аврора», девять 45-мм флотских орудий 21-К, небольшое количество стрелкового оружия боеприпасов, морских и речных мин, обмундирования и провианта. Краснознамённый Балтфлот откомандировал на Чудское озеро 35 артиллеристов под началом сверхсрочника с линкора «Марат» главстаршины Е.А. Зайцева. 9 июля на рассвете от станции Лигово на Гдов отправилась автоколонна из 18 грузовиков. Под налётами Люфтваффе, неся потери, колонна Караваева за сутки добралась до Причудья и доставила драгоценный груз в базу флотилии. Получение флотилией пушек с овеянной славой «Авроры» подняло боевой дух молодых моряков, ведь не каждому подразделению доверяют такое символичное оружие!

Чудская флотилия получила долгожданные пушки как нельзя вовремя: адекватной оборона 118-й стрелковой дивизии на Гдовском шоссе генерал-майор Н.М. Гловацкий не организовал, немецкие войска быстро продвигались вперёд, давя на своём пути немногочисленные заслоны красноармейцев. В свой первый бой вступил, наконец, отряд морской пехоты Чудской флотилии. 14 июля морпехи выступил к деревне Чернёво на берегу реки Плюсса юго-восточнее Гдова. Отряд присоединился к державшим здесь оборону сапёрам и сводному отряду наземного персонала ВВС. Бойцы оказали врагу яростное сопротивление - по разным данным, было отражено до 8 атак немецкой 36-й пехотной дивизии - но, имея на руках более 60 раненых, в числе которых был и комиссар Поляков, защитники Чернёво вечером отступили в лес и отошли к деревне Мазиха. К этому населённому пункту враг подошёл рано утром 15 июля. Немцы открыли интенсивный минометный огонь по позициям моряков. Тут выяснилась фатальная ошибка младшего лейтенанта Поздеева: он расположил моряков слишком близко к постройкам, которые стали отличными ориентирами для немецких миномётчиков. Оборонявшие Мазиху солдаты и морпехи ночью не успели вырыть стрелковые ячейки и оборонялись, что называется, в чистом поле. После танковой атаки немцев Поздеев приказал отряду отступать, но этот приказ не был доведён до нескольких участков обороны, где остались вести безнадёжный бой около 30 курсантов Практически все оставшиеся в Мазихе моряки погибли. После боя жители Мазихи собрали трупы павших и в тайне от немцев похоронили моряков в окрестностях деревни. К сожалению, эту братскую могилу морских пехотинцев Чудской флотилии поисковикам до сих пор не удалось обнаружить.

18 июля канонерки и пароходы эвакуировали из Гдова и его окрестностей солдат разбитой 118-й стрелковой дивизии. Комдив Гловацкий совершенно потерял управление дивизией и даже не пытался организовать оборону Гдова. Вечером авангард немцев, не встретив сопротивления вышел на окраины города и стал обстреливать порт из миномётов. В порту началась паника, красноармейцы вплавь добирались до спасительных пароходов. Ведя огонь на подавление немецких огневых точек, корабли флотилии продолжали подбирать спасавшихся с берега солдат до самой темноты, после чего боевые корабли флотилии ушли к посёлку Муствеэ на северо-западном берегу озера, а гражданские суда, среди которых были пароход «Псков» и земснаряд «Ост», отправились на север к Васкнарве. Там после высадки эвакуированных суда были затоплены - больше эвакуировать им было некого и некуда.

19 июля состоялось совещание штаба Чудской флотилии, на котором было принято решение сражаться дальше. На следующий день канонерские лодки обстреляли прибрежное шоссе южнее Гдова у деревни Спицино, где наблюдалось оживлённое движение автотранспорта противника. Незаметные в утреннем тумане канонерки обстреляли большую колонну немецких войск, нанеся ей значительный ущерб. К сожалению, оставшаяся одна в тылу врага Чудская флотилия не могла долго скрываться от врага даже на огромном Чудском озере. 22 июля гавань Муствеэ была атакована немецкими самолётами. На «Нарве» и «Иссе» погибли все комендоры, причём на «Иссе» из 48 человек экипажа невредимы остались лишь 7 моряков. «Эмбах» лишился всех офицеров. Погиб командир дивизиона Н.В. Бандовский. На всех канлодках вышли из строя рулевое управление, радиосвязь, силовые установки. Зенитный огонь кораблей из-за подошедшего к концу боезапаса был крайне слабым. 23 июля было потоплено посыльное судно «Уку» и добита «Нарва». Потери этих боевых единиц заставили штаб Чудской флотилии принять решение о её расформировании. Оставшиеся суда были отведены к устью реки Раннапунгерья и затоплены, команды сошли на берег и готовились прорываться через линию фронта к Ленинграду. Однако командование МОЛиОРа решило, что флотилия преждевременно прекратила своё существование! Дзержинцам пришлось экстренно своими силами поднимать «Эмбах» и несколько катеров. Ночью 12 августа этот отряд «летучих голландцев» под началом бессменного командира «дивизиона катеров» старшины И.А. Гарбуза пересёк озеро и высадил южнее Гдова 60 разведчиков. При отходе кораблей от берега произошла неожиданная встреча с немецкими дозорными катерми. В суматошном ночном бою обе стороны, по донесениям, взаимно потопили друг друга, не понеся при этом потерь. На следующее утро корабли были вновь затоплены экипажами. Корабельное имущество, в том числе и орудия с «Авроры» закопали в прибрежных дюнах. Оставшиеся моряки через неделю пробились к Нарве. Их оставалось 189 человек, вышедших из глубокого тыла врага, из 427, числившихся во флотилии месяцем ранее. Г.Н. Авраамов, сын Н.Ю. Авраамова и будущий контр-адмирал ВМФ СССР, вспоминал: «...тогда не получили от отца ни одного письма. Было известно, что фашисты окружили озеро. И в семье сочли отца погибшим. Сколько же было радости, когда в начале сентября он вдруг появился в Ленинграде на трофейной немецкой машине вместе с оставшимися в живых моряками своей флотилии!». Педагогическая работа каперанга Авраамова после «боевой практики» на Чудском озере не завершилась: с января 1943 года по июнь 1944 года Н.Ю. Авраамов был начальником знаменитой Соловецкой школы юнг, где пользовался всеобщим уважением. Юнга Северного флота Валентин Пикуль, будущий известный писатель-беллетрист, в своей автобиографической повести «Мальчики с бантиками» писал, что «Авраамов привил нам любовь к воде. Он сделал так, что море для нас из затаенной опасности превращалось в дружескую стихию, а вода - в колыбель нашу. «Море не прощает ошибок» - это была его любимая поговорка, и мы её запомнили на всю жизнь».


Капитан 1-го ранга Н.Ю. Авраамов

Недолго время существования Чудской военной флотилии, отступление и неразбериха горячего лета 1941 года не способствовали скрупулёзному документированию боевого пути этого флотского соединения. В нечастых современных публикациях о боевых действиях советских моряков на Чудском озере постоянно появляются ошибки в составе флотилии, опускаются целые эпизоды боёв под Гдовом. Увы, скупая информация и неверные сведения значительно отдаляют нас от истины. Более того, некоторые авторы позволяют себе обвинят моряков и командующего Чудской флотилией в трусости и паникёрстве! История боевых действий на Чудском озере полнится белыми пятнами, которые должны быть ликвидированы как можно скорее. Посему автор будет благодарен за любую помощь, которую смогут оказать читатели в поиске сведений о боевых действиях на Чудском озере в июле-августе 1941 года!

Автор – Щербатых Вадим Сергеевич, историк-энтузиаст. Сфера научных интересов – история России, история военно-морского флота, история колониализма. Проживает в городе Мытищи Московской области.


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 145
2 Комментария

Корнилов Денис

Откуда вдруг такой интерес к этой забытой странице истории Великой Отечественной войны? Есть личные причины, или просто так?
ps. Фото некоторые вижу впервые, остальное - практически полностью изложение части книги Краваева "По срочному предписанию".
pps. Советую поинтересоваться темой "Ладожский Титаник", особенно тем, кто именно отправил перегруженную баржу с одним буксиром в такую погоду, которая обещала только катастрофу...

Анонимный пользователь

Какой смысл призывать к помощи в поиске сведений, если комментарии просто удаляются?