Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Промышленный переворот

Год выхода: 2013
Просмотры: 88
Оценить:

На рубеже XIX–ХХ веков мир вступил в новую эпоху монополистического капитализма – империализм. Признаки «империализма как высшей стадии развития капиталистических отношений», выделил в своей работе «Империализм как высшая стадия развития капитализма» (1917 г.) В.И. Ленин, характеризуя его при этом как «загнивающий и умирающий» капитализм. Последующий исторический опыт показал ошибочность данного взгляда. Но признаки, которыми характеризуется империализм, остаются следующими:

  1. господство монополий;
  2. слияние банковского капитала с промышленным и создание финансовой олигархии;
  3. вывоз капитала;
  4. образование международных монополистических объединений;
  5. окончание территориального передела мира между крупнейшими мировыми державами.

(Отметим в скобках, что для начала ХХ века характерны следующие типы монополистических объединений:

  1. Картель – объединение на основе соглашения участников производства о регулировании объемов производимой продукции и условиях ее сбыта.
  2. Синдикат – объединение, где реализация произведенной продукции осуществлялась через единую сбытовую контору, при сохранении производственной самостоятельности входивших в него предприятий.
  3. Трест – монополия, объединявшая не только сбыт, но и производство определенной промышленной отрасли, куда входили предприятия, производившие однородную продукцию, управляемые единым центром – правлением треста.
  4. Концерн – объединение банковского и промышленного капиталов, сосредоточившее в своих руках финансовый контроль, производство и сбыт продукции разнородных отраслей промышленности.)

В начале ХХ века в России также утвердилось господство монополистического капитала. Первые монополистические объединения возникли в России еще в 80-е годы XIX века. Наиболее распространенной формой являлись синдикаты «Продамет», сосредоточивший в своих руках более 35% продажи черных металлов, «Продпаровоз», объединявший все частные паровозостроительные заводы, «Продвагон», концентрировавший более 95% всех заказов на вагоны, «Продуголь», объединявший до 60% общедонецкой добычи угля, Сахарный синдикат – государственно-монополистическая организация, регулировавшая производство и сбыт сахарного песка и рафинада. Крупнейшей монополией являлся Ниточный трест, объединивший до 65% ниточного и бумагопрядильного производства.

В начале ХХ века резко возросло значение бирж. Если в начале ХХ века в России действовала 21 биржа, то в 1913 году их насчитывалось уже 93. Наиболее крупные операции проводились на Петербургской, Московской, Одесской и Киевской биржах.

К 1914 году в России сложилась и финансовая олигархия. Почти половину ресурсов и активных операций всех российских акционерных коммерческих банков сосредоточили в своих руках 6 крупнейших российских банковских монополий: Русско-Азиатский банк, Азовско-Донской коммерческий банк, Петербургский международный коммерческий банк, Петербургский частный банк, Петербургский учетный и ссудный банк, Сибирский торговый банк.

Так, например, под контролем Русско-Азиатского банка находился крупнейший военно-промышленный концерн «Путиловский-Невский», а также ряд железнодорожных обществ, предприятия машиностроительной, горной и угольной промышленности. А.И. Путилов (1866-1926) в начале ХХ века являлся товарищем министра финансов. Выйдя в отставку, возглавил Русско-Азиатский банк, купив при этом нефтяные месторождения в Грозном. Проявил себя как талантливый финансист и экономист. После 1917 года возглавил отделение Русско-Азиатского банка в Париже.

Под покровительством Петербургского международного банка действовала крупная финансово-промышленная группа «Коломна-Сормово», монополизировавшая волжское речное судостроение и транспортное машиностроение.

Активно проникал в Россию иностранный капитал. Зарубежные инвесторы вкладывали капитал, в основном, в тяжелую промышленность. При этом в таких отраслях как горнопромышленная и металлообрабатывающая, размеры зарубежного капитала превышали российские инвестиции.

До конца XIX века в России преобладал немецкий капитал, но с начала ХХ века все большее значение стал приобретать французский и английский. Так, например, англичане господствовали в нефтедобывающих районах Баку (Азербайджан), а в предприятиях металлургической и угольной промышленности Юга России преобладали французские и бельгийские капиталы. Российский капитал преобладал в Северной Персии, Средней Азии, активно проникал в Маньчжурию и Корею, где Россия столкнулась с Японией, что явилось главной причиной русско-японской войны 1904–1905 годов.

Россия при этом продолжала оставаться абсолютной монархией, в стране отсутствовали политические свободы, легальные политические объединения и партии, конституция. Это естественным образом приводило к нарастанию противоречий между старыми самодержавными порядками и новой модернизирующейся экономикой, новыми социальными отношениями.

С другой стороны, сохранение старой политической надстройки приводило к тесному взаимодействию крупных капиталистических монополий с государственными структурами, вмешательству государства в экономическую жизнь страны, защите им интересов российской буржуазии. Именно поэтому российский капитализм называют государственно-монополистическим. Вместе с тем российское самодержавие продолжало действовать административно-командными методами, во многом опираясь на чиновничье-бюрократические и помещичьи круги, что также приводило к развитию внутриполитического кризиса.

C 1893 года в России начался промышленный подъем, который и привел к окончательному созданию системы российского капитализма. Наиболее высокие темпы роста наблюдались в металлургии, машиностроении, значительно увеличилась добыча нефти, газа, каменного угля. К началу ХХ века страна по абсолютным объемам производства вошла в пятерку крупнейших индустриальных держав мира.

После промышленного подъема 1895–1899 годов произошел значительный спад производства, вызванный мировым экономическим кризисом 1900–1903 годов. Наиболее остро кризис отразился на добыче угля и железной руды, черной металлургии, привел к сокращению нефтедобычи. Кризис вызвал падение цен на основные виды продукции промышленных предприятий, что естественным образом привело к сокращению производства, закрытию средних и мелких фабрик. Крупные промышленные предприятия, имевшие большую возможность маневра на внутреннем и международном рынках, оказались более устойчивы к кризису.

На 1904–1908 годы приходится период депрессии, вызванный ведением русско-японской войны и революцией 1905–1907 годов. Новый промышленный подъем начинается с 1909 года, продолжаясь до начала Первой мировой войны. В эти годы наблюдаются значительные темпы роста производства ведущих отраслей промышленности, растет сеть железных дорог. Наиболее высокие темпы роста отмечались в топливной промышленности, черной и цветной металлургии, машиностроении.

РОСТ ПРОДУКЦИИ ВАЖНЕЙШИХ ОТРАСЛЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
(в млн пудов; 1 пуд = 16,4 кг)

ГодыЧугун Сталь Каменный угольНефть
1861 19,50 12,40 23,50 0,20
1881 28,70 21,20 213,30 40,40
1890 56,60 48,30 367,20 226,00
1900 179,10 163,00 986,30 631,00

Экономический курс правительства определял в начале ХХ века С.Ю. Витте – талантливый и энергичный администратор, занимавший пост министра финансов.

Сергей Юльевич Витте (1849–1915) родился в Тифлисе в семье видного чиновника Ю.Ф. Витте, предки которого были выходцами из Голландии. Его мать происходила из древнего рода князей-рюриковичей Долгоруких. С.Ю. Витте окончил Новороссийский университет в Одессе, выбрав карьеру инженера-железнодорожника. Достаточно быстро он стал управляющим Юго-Западными железными дорогами. Именно на этом посту Витте был замечен Александром III, который пригласил его на должность директора департамента железных дорог. По инициативе Витте был введен покровительственный таможенный тариф, резко повысивший пошлины на ввоз промышленных товаров. В феврале 1892 года Витте был назначен министром путей сообщения, а в августе того же года – министром финансов. На этом посту он находился до 1903 года.

Вступив на эту должность, Витте начинает проводить политику, направленную на ускоренное развитие отечественной промышленности и финансов. За время пребывания Витте на посту министра финансов государственный бюджет вырос более чем в два раза, составив к 1903 году более 2 миллиардов рублей. Его рост обеспечивался, главным образом, за счет введения прогрессивного налога с прибыли предприятий, а также значительного увеличения косвенных налогов. Это вело к росту розничных цен: так, налог на спички был увеличен на 100%, на табак и пиво – на 50%. Рост прямых налогов при этом был незначителен, а некоторые из них были даже снижены.

Однако самой доходной статьей бюджета стала введенная в 1894 году винная монополия. Оставив производство сырого спирта, водки и крепленых вин в частных руках, Витте установил при этом жесткий государственный и акцизный контроль. Продажа этих напитков становилась государственной монополией. В начале ХХ века винная монополия давала казне около 500 миддионов рублей. Современники в этой связи не без оснований называли российский бюджет «пьяным».

Большую роль для укрепления российских финансов сыграла проведенная в 1897 году денежная реформа, осуществление которой стало возможно благодаря накоплению значительного золотого запаса. Девальвировав рубль на треть, Витте установил его золотой эквивалент – 15-рублевые империалы и 7,5-рублевые полуимпериалы. Позднее в обращение были выпущены 10-рублевые и 5-рублевые золотые монеты, имевшие хождение наряду с кредитными билетами. Тем самым была введена конвертируемость российской валюты. Эта денежная реформа имела огромное значение для развития российской промышленности, привела к значительному росту иностранных инвестиций в российскую экономику, поставила российские финансы в один ряд с развитыми мировыми державами, большинство которых к концу XIX века уже перешли на золотое обеспечение своих валют. В то же время Витте сумел убедить императора в необходимости проведения последовательной экономической программы развития промышленности. Его план предусматривал:

  1. Обеспечение благоприятных условий для развития отечественной промышленности, ограждение ее от иностранной конкуренции путем введения высоких таможенных тарифов, размещения государственных заказов, финансовой поддержки промышленных предприятий – льготных займов и кредитов. Это естественным образом приводило к усилению роли государства в развитии российской тяжелой промышленности.
  2. Расширение сети железных дорог при сосредоточении наиболее важных из них в руках государства. В казну скупались наиболее рентабельные частные дороги, а новые строились уже за счет государства. Протяженность железных дорог при Витте увеличилась на 25 тысяч верст.
  3. Поощрение ввоза иностранных капиталов, расширение иностранных инвестиций и размещение за границей российских ценных бумаг и государственных займов. К началу Первой мировой войны почти половина размещенных за границей российских облигаций находилась во Франции.

Деятельность Витте встречала сопротивление со стороны консервативно-монархических сил, во главе которых стоял министр внутренних дел В.К. Плеве, назначенный на этот пост в апреле 1902 года. Сторонник консервативного обновления страны, он считал, что Россия должна развиваться своим, особым, отличным от Запада путем.

Витте видел причины кризисной ситуации в незавершенности реформ 1864–74 годов. Известна его фраза, сказанная по поводу реформ Александра II: «Здание построено, а купол остался нетронутым». Именно поэтому Витте скептически относился к попыткам Николая II продолжать курс Александра III и искать опору в «патриархальном» народе. 

Плеве же придерживался традиционного курса, считая, что престиж самодержавной власти в народе достаточно прочен, а революция в России возможна только вследствие усиления влияния оппозиционно настроенной интеллигенции. Именно поэтому он настаивал, что реформы – это прерогатива государственной власти, их нельзя и опасно проводить, идя на уступки определенным социальным группам. Признавая необходимость значительных преобразований, Плеве настаивал на сохранении, а затем и на постепенном обновлении существующего в России строя. В этой связи он выступал за расширение прав земского самоуправления, говорил о создании общероссийской земской организации, учреждении при монархе законосовещательного органа по типу земского собора, при сохранении контроля над ними со стороны чиновничье-бюрократического аппарата и Министерства внутренних дел.

Плеве говорил: «Россия – это огромный воз, влекомый по скверной дороге тощими клячами, – чиновничеством. На возу сидят обыватели и общественные деятели и, на чем свет стоит, ругают власти, ставя в вину плохую дорогу. Вот этих-то господ следует снять с воза и поставить в упряжку, пусть попробуют сами везти, а чиновников поставить с кнутом, пусть подстегивают».

В глазах либерально настроенной части русского общества Плеве был живым воплощением бюрократической самодержавной системы, а его убийство 15 июля 1904 года было встречено этими кругами с ликованием.

Взгляды Витте и Плеве были различны не только в видении дальнейшего общеэкономического и политического развития России. Наиболее остро их позиции сталкивались при решении рабочего и аграрного вопросов.

РАБОЧИЙ ВОПРОС. Промышленный взлет 90-х годов преобразил многие районы Российской империи, вызвав развитие городов и возникновение новых крупных современных заводов. Это естественным образом привело не только к увеличению численности пролетариата, но и к увеличению удельного веса рабочих крупных индустриальных заводов. Именно в начале ХХ века в России окончательно сформировалась новая социальная категория – промышленный пролетариат, с общими профессиональными интересами, что приводило к его сплочению в борьбе за свои права.

Правительство предпринимало отдельные меры по упорядочению отношений рабочих с фабрикантами. В 1897 году был издан общий закон об ограничении рабочего времени: максимальная продолжительность рабочего дня не должна была превышать одиннадцати с половиной часов, а в 1903 году – закон об ответственности предпринимателей за несчастные случаи с рабочими. Но разраставшееся рабочее движение все больше и больше попадало под влияние оппозиционных социалистических партий. Усилению рабочего движения способствовал и экономический кризис 1900–1903 годов. Уже с начала ХХ века в России началось празднование рабочего праздника – 1 мая.

К 1903 году политические требования были характерны для более чем 50% рабочих выступлений, среди которых особенно выделялись «Обуховская оборона» в Петербурге (столкновение рабочих Обуховского завода с полицией в мае 1901 года), первомайская демонстрация рабочих в Сормове 1902 года, описанная М. Горьким в романе «Мать», и всеобщая стачка рабочих Юга России в июле 1903 года, охватившая крупные промышленные центры Украины и Закавказья.

Политика правительства по рабочему вопросу по-прежнему сводилась к мерам против усиления рабочего движения и влияния на рабочую среду социалистических партий. Большую роль в этом сыграл заведующий особым отделом департамента полиции г. Москвы С.В. Зубатов (1864–1917), явившийся инициатором новой «политики полицейского социализма», заимствованной из курса по отношению к рабочему вопросу германского правительства. Цель Зубатова состояла в том, чтобы не допустить выхода рабочего движения за определенные рамки, направив его в русло экономической борьбы путем создания легальных рабочих организаций (профсоюзов) под надзором полиции, что позволило бы пресечь деятельность в рабочей среде левых революционных партий, усилить монархическую пропаганду, используя при этом естественное стремление рабочих к улучшению своего экономического положения.

В 1901 году в Москве была основана первая такая организация – «Общество взаимного вспомоществования рабочих в механическом производстве». Подобные организации стали возникать и в других промышленных центрах России – Петербурге, Харькове, Киеве, Екатеринославе, Николаеве. В них читались лекции, велись общеобразовательные беседы, освещавшие жизнь западноевропейского и российского пролетариата. Особое внимание уделялось легальным формам экономической борьбы, касавшимся улучшения материального положения рабочего класса: повышение заработной платы, сокращение рабочего дня, борьба с безработицей и т. п.

Зубатов нашел поддержку у министров внутренних дел Д.С. Сипягина и В.К. Плеве, одобрительно относились к его деятельности генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович и московский обер-полицмейстер Д.Ф. Трепов. Наиболее значительным мероприятием стала организованная «зубатовцами» 19 февраля 1902 года манифестация рабочих, посвященная очередной годовщине отмены крепостного права с возложением венков к памятнику Александру II в Кремле.

Однако «зубатовщина» вызвала резкое недовольство промышленников и предпринимателей, обвинявших российское правительство в поддержке революции. На их сторону встало Министерство финансов и его глава С.Ю. Витте, настаивавший на политике невмешательства правительства в отношения рабочих и предпринимателей. Разногласия по этому вопросу между Витте и Плеве еще более усилили кризис в правящих верхах, тем более что Плеве стало известно об участии Зубатова в интригах против него. Во время проведения всеобщей стачки на Юге России летом 1903 года «зубатовцам» не удалось удержать рабочих Одессы и некоторых других городов в рамках экономической борьбы, что вызвало отставку Зубатова. (В 1917 году, узнав об отречении Николая II, Зубатов застрелился). Инициатором Всеобщей стачки на Юге России стала «Еврейская независимая рабочая партия», во главе которой стоял Г. Шаевич. Эта партия также была создана охранкой в противовес нелегальному еврейскому социал-демократическому союзу (бунду), примыкавшему к РСДРП. За организацию и участие в стачке Шаевич был арестован и отправлен в ссылку, а партия распущена.

«Политика полицейского социализма» была продолжена священником Г.А. Гапоном, основавшим осенью 1903 года «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга». Цели и задачи «гапоновщины» были аналогичны «зубатовщине», однако деятельность этого союза должна была ограничиваться удовлетворением только духовных запросов рабочих, открытием чайных, касс взаимопомощи, библиотек и т. п., без вмешательства в их отношения с предпринимателями. К концу 1904 года эта организация объединяла уже несколько тысяч рабочих, имея 12 районных отделений. Именно это общество разработало петицию Николаю II о тяжелом положении рабочих, что вызвало трагические события 9 января 1905 года, ставшие началом первой русской революции.

АГРАРНЫЙ ВОПРОС. В начале ХХ века Россия продолжала занимать первое место по общему объему сельскохозяйственной продукции. При этом продолжалось сокращение удельного веса помещичьих земель, которые закладывались или продавались. Тем не менее, в руках помещиков продолжали оставаться значительные земельные владения. Сдававшиеся в аренду, они приносили их владельцам значительный доход. Нельзя не отметить, что многие из сохранившихся дворянских имений вели культурное сельскохозяйственное производство, являясь поставщиками хлеба как на внутренний, так и на внешний рынки. Часть дворянских усадеб постепенно превращалась в крупные латифундии, где применялись новейшая агротехника, широко использовался наемный труд.

Николай II уделял особое внимание нуждам поместного дворянства, считая его главной опорой своей политики. С 1897 по 1901 год действовало «Особое совещание о нуждах дворянского сословия», целью которого было разработать меры для экономического стимулирования дворянских поместий. Предлагалось понизить железнодорожные тарифы, пошлины на ввоз в страну сельскохозяйственных машин, пересмотреть законы о найме сельскохозяйственных рабочих, изменить устав Дворянского банка и т.п. Однако итоги его работы оказались незначительны, что являлось следствием существенных разногласий между Витте, считавшим невозможным изыскивать пути для стимулирования «старозаветного» сословия, и Плеве, который настаивал на укреплении пошатнувшейся позиции поместного дворянства.

Однако основной производительной силой по-прежнему было крестьянское хозяйство, на долю которого приходилось более 80% валового сбора зерновых и более 50% производства товарного хлеба. При этом положение крестьянства продолжало оставаться крайне тяжелым. Крестьяне все так же страдали от налогового бремени и выкупных платежей. К началу ХХ века проблема «оскудения центра» стала ощущаться еще сильнее, поскольку экстенсивные возможности ведения крестьянского хозяйства были полностью исчерпаны. Главным тормозом развития крестьянского хозяйства продолжало оставаться малоземелье, обострявшееся в связи с естественным приростом сельского населения, что приводило к дроблению крестьянских дворов. Крестьяне вынуждены были прибегать к аренде на кабальных условиях помещичьей земли, что вызывало обострение социальных противоречий, тем более что 1901 год оказался неурожайным. Если в конце XIX века произошло около 380 крестьянских волнений, то в 1901–1904 годах их было уже более 1200. Крупные крестьянские волнения, жестоко подавленные властями, произошли в 1902 году в Харьковской и Полтавской губерниях. Все острее вставал вопрос о реформировании крестьянского землепользования, связанный с существованием крестьянской поземельной общины. В этой связи разногласия между двумя министрами проявились еще острее.

В 1902 году под председательством Витте было учреждено «Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности», призванное решить наболевшие вопросы крестьянского землевладения. Витте видел решение крестьянской проблемы в уравнении крестьян в правах с другими сословиями, а также в замене общинной собственности на частную, путем предоставления крестьянам права по своему желанию выходить из общины. Позиция Витте подверглась резкой критике со стороны консервативных сил, считавших, что традиционный образ жизни крестьян является залогом их верности существующему строю. В этой связи они выступали за неприкосновенность общинного строя и продолжение политики попечительства над крестьянским миром. А в феврале 1903 года появился императорский манифест о неприкосновенности общинного землепользования, предоставлявший, однако, крестьянам право арендовать участки за пределами общинных земель, а также отменявший круговую поруку крестьянского мира за своих членов. Результаты же работы «Особого совещания», несмотря на накопленный материал, не принесли практической пользы. В марте 1905 года оно было распущено царем.

Наработки «Особого совещания» впоследствии были использованы П.А. Столыпиным при проведении им аграрной реформы, что позволяло Витте утверждать, что «Столыпин украл его реформу».

Отсутствие у правительства единой позиции по решению аграрно-крестьянского вопроса свидетельствовало о кризисе самодержавной политической системы, привело к широкому аграрному движению в 1905–1907 годах, что существенно повлияло на события первой русской революции.


 

Литература

Ананьич Е.В., Ганелин Р.Ш. Сергей Юльевич Витте и его время. СПб., 1999

Грегори П. Экономический рост Российской империи (конец XIX – начало ХХ вв.): новые подсчеты и оценки. Пер. с англ. М., 2003

Россия XIX – ХХ вв. Взгляд зарубежных историков. М., 1996

0 Комментариев


Яндекс.Метрика