Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Освобождение Барвенково

Год выхода: 2014
Просмотры: 6
Оценить:

В результате боевых действий в начале 1942 года войска Юго-Западного и Южного фронтов в районе Изюм, Лозовая, Барвенково заняли выступ, глубина которого составляла почти 90 км, а ширина 100 км. Для советских войск наличие этого выступа имело двойное значение. С одной стороны, армии заняли выгодное положение, чтобы нанести удар во фланг и тыл харьковской и донбасской группировкам немцев, а с другой — они сами были под угрозой возможного окружения противником.

Военный совет Юго-Западного направления разработал и 10 апреля 1942 года представил в Ставку план операции по овладению районом Харькова и дальнейшему наступлению на Днепропетровск и Синельниково. Главный удар с барвенковского выступа на Харьков должна нанести 6-я армия генерала Городнянского, армейская группа генерала Бобкина наносила удар на Красноград, обеспечивая действия 6-й армии с юго-запада. Из района Волчанска навстречу 6-й армии должен наноситься удар соединениями 28-й армии генерала Рябышева и частью сил соседних 21-й и 38-й армий. Этой группе войск предстояло наступать на Харьков с севера и северо-запада.

12-я танковая бригада, в которую я получил назначение была сформирована в сентябре 1941 года в Харькове на базе 43-й танковой дивизии. До середины марта 1942 года бригадой командовал полковник Баданов Василий Михайлович, а затем полковник Кирнос Авраам Соломонович. Бригада, действуя в составе 9-й армии Южного фронта, получила задачу овладеть городами Краматорск, Славянск и поселком Маяки. Противник на участке наступления создал сильный оборонительный рубеж, используя для этого населенные пункты. До начала наступления личный состав роты занимался рекогносцировкой местности, прокладкой маршрутов выхода на исходные позиции. Действия танков усложнялось тем, что в марте в этих районах был глубокий снежный покров, и оборона противника строилась на опорных пунктах в населенных пунктах. С целью постоянной боевой готовности из домов оборудовались хода сообщения к окопам и огневым точкам. Задачу на атаку ставил лично генерал Баданов.

17 марта 1942 года, после артиллерийской подготовки, бригада двумя батальонами совместно с пехотой начала наступление на Совхоз №5. Была прорвана первая линия обороны, но далее противник, используя артиллерию, остановил наступление. Танк командира роты старшего лейтенанта Гуляева, действуя впереди, вклинился в оборону противника, но был подбит и окружен немцами. Экипаж в составе Гуляева, механика-водителя Лесникова, радиста Керикеш героически оборонялись до последнего снаряда, о чем передавали по радио. В дальнейшем после овладения населенного пункта их танк был обнаружен сожженным с погибшим экипажем внутри машины. После героической гибели командира, я был назначен командиром роты.

Этот бой показал, что боекомплект танка КВ-1 в количестве 28 снарядов не полностью обеспечивает ведение боевых действий. Например, при наступлении мне пришлось для пополнения боекомплекта танка два раза выходить из боя. В последующем боекомплект довели до 80 снарядов, которые укладывали на днище, что создавало некоторое неудобство экипажу. Кроме того, при маршах КВ-1 значительно отставали от Т-34 и Т-70, которые также входили в состав танковых бригад. Вместе с тем, как танк поддержки пехоты KB-1 был лучше — толстая броня и большой силуэт позволяли пехотинцам укрываться за танком в ходе атаки. Также при движении на первой передаче скорость KB-1 была такой же, как у шедших в атаку солдат, в то время как танк Т-34 было довольно сложно вести со скоростью 5–6 км/ч, в результате чего они часто отрывались от своей пехоты.
В апреле 1942 года бригада в составе 9-й армии вела боевые действия по овладению городами Славянск, Краматорск, Изюм. В итоге на 13 мая в своем составе бригада имела два танка КВ-1 и восемь — Т-34.

О слаженности экипажа моего танка можно привести эпизод уничтожения тараном противотанковой пушки противника. Во время боя механик-водитель Бондаренко, на мгновение опередив выстрел, таранил пушку противника вместе с расчетом. В результате тарана (пушка занимала огневую позицию у дома) танк днищем наехал на фундамент. Произошло провисание гусениц и к тому же крыша дома обрушилась на танк. В этих условиях экипаж быстро через нижний люк вылез из танка и, закрепив бревно самовытаскивания, сошел с преграды. Через некоторое время танк снова был в бою.

При наступлении в окрестностях населенного пункта Голая Долина в моем танке находился корреспондент газеты и впоследствии известный писатель Вадим Собко. Свои впечатления он опубликовал во фронтовой газете, а впоследствии и в сборнике «Слово и подвиг». Привожу эту статью далее без комментариев.

Тяжёлая ручка люка опустилась вниз и в танке наступает темнота. Только перед механиком водителем горят маленькие лампочки. Позади меня глухо ревёт мощный мотор. Танк на исходной позиции. Сейчас мы пойдём в атаку. Я сижу за стрелка радиста в тяжёлом танке. Впереди меня пулемёт, а внизу около ног диски для него — сотни смертей, спрятанных в металлические круги. В маленькое отверстие мне видно часть поля. Мы стоим перед пригорком, за ним уже гитлеровцы.

Командир танка — лейтенант Жаркой — ещё совсем юноша. Недавно он закончил школу, вырос в боях, стал опытным танкистом, стал командиром роты и это своё назначение принял как награду.

Танк рванулся вперёд. Внутри не слышно лязга гусениц — только гудение да чувство движения стальной махины. Мы выезжаем из-за холма. И тогда первый выстрел сотрясает танк. Далеко впереди хутора кверху взрывается снег и земля. Это командир танка лейтенант Жаркой открывает огонь по опорным точкам врага. Внимательно слежу за огнём пушки. В моих руках грозное оружие — танковый пулемёт. Придёт время и мне тоже придется вступить в бой.

— Огонь! — командует Жаркой и сразу же выстрел.

— Огонь! — ещё раз командует он, снова вздрагивает танк.

Около маленького, едва заметного холма рвутся снаряды — один, другой, третий. И внезапно как из-под земли выскакивают фигуры людей. Это снаряды танка разбили какое-то укрытие и из него убегают немцы. Теперь настаёт моя очередь. Пулемёт под рукой начинает дробно трястись. Мне слышен только несмолкаемый рокот. Высоко вскидывая руки, падает навзничь один фашист, потом другой, остальные приседают от огня пулемёта и ползут за холм.

Танк идёт вперёд. Стреляет пушка. Строчат все пулемёты. И одновременно звонкие удары издаёт крепкая броня. Это бьёт немецкая противотанковая артиллерия. Налетает вражеская авиация. Бомбы падают неподалёку от танка. Как молотком по броне бьют бронебойные снаряды — неповреждённый он идёт вперёд: недаром на заводах Отчизны ковалась его броня.

Твёрдой рукой ведёт в бой свой танк лейтенант Жаркой. Он маневрирует им так, чтобы применить все свои огневые возможности. И сразу, как только в прицеле пулемёта появляется что-либо живое, я нажимаю на курок. Удивительное, непередаваемое, никогда не пережитое чувство охватывает меня. «Это вам за Киев, это Вам за Харьков», — думаю я и хочется, чтобы чаще появлялись серые вражеские шинели против пулемёта, хочется, чтобы строчил он не переставал.

Огнём, гусеницами давят наши танки врага и не случайно так боятся немцы танковых атак. Однако, это не все возможности, которыми владеет командир танка. Остаётся вес самой машины, и использовать его необходимо исключительно умело, иначе можно загубить дорогостоящую машину и весь экипаж. В практике танкистов это называется «таран» и может быть нигде это слово не находит большего смысла. Когда в одном из боёв немцы особенно хитро расставили свои противотанковые пушки, лейтенант Жаркой ни на миг не задумался над тем, как необходимо действовать.

Особенно хитро была поставлена одна из пушек. Немцы спрятали её в каменном доме, потом выкатывали, делали несколько выстрелов и сразу же, чтобы не заметили, откуда ведётся огонь, прятали орудие назад. Это орудие задерживало наступление нашей пехоты, не давало приблизиться нашим танкам. И Жаркой решил уничтожить препятствие. А до этого как раз напротив пушки оказался какой-то наш танк. Товарищ был в опасности, и лейтенант Жаркой не раздумывал ни одной секунды. На полном ходу разогнал он свою машину, и танк ударил в стену дома. Противотанковая пушка, немцы, снаряды — всё это погибло под обломками. Мощным рывком вырвал свой танк из-под обломков Жаркой. Это был совместный манёвр командира танка и водителя Гончарова. Они действовали одновременно, как будто одна воля руководила ими.

Ещё несколько часов страшного напряжения танкового боя и понимаешь, какую на самом деле героическую работу делают наши танкисты. Снаряды и авиабомбы, бронебойные снаряды и бутылки с зажигательной смесью — всё кидают немцы против наших танков, однако, это не помогает. Пехота вместе с танками входит в маленькое село. Ещё одно село освобождено от фашистских захватчиков.


Источники и литература:

Жаркой Ф.М. Танковый марш. Изд. 3-е: МВАА. СПб., 2011.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика