Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Март 1942-го. Юго-Западный фронт. Часть 2

Год выхода: 2014
Просмотры: 3
Оценить:

«В середине марта проводились кровопролитные и малоизвестные операции Юго-Западного фронта с целью расширения горла Барвенковского выступа — на севере на Харьков и на юге в районе поселка Маяки на славянско-краматорскую группу немцев. Эти бои с большими потерями проходили с марта до середины апреля и, как известно, практически ни к чему не привели. Противник на участке наступления создал сильный оборонительный рубеж, используя для этого населенные пункты. Действия же танков усложнялись тем, что в марте в этих районах был глубокий снежный покров, и оборона противника строилась на опорных пунктах.

По прибытии эшелона с танковой ротой к месту назначения, пришлось прогревать и заводить танки на платформе перед разгрузкой с использованием пара паровоза. Из-за глубокого снега мой танк механик-водитель Бондаренко посадил на днище. Рота ушла в район боевых действий, а мне с экипажем пришлось сутки откапывать танк...

До начала боев личный состав роты занимался рекогнастировкой местности, прокладкой маршрутов выхода на исходные позиции. Задачу на атаку ставил лично командир бригады Баданов. Находясь на выжидательных позициях (12-15 км от переднего края) экипажи жили под танками. Сначала выкапывали в снегу траншею, на которую наезжали танком. Сверху накрывали брезентом, а под танком разводили костер. Это обеспечивало готовность к заводке двигателя и обогрев экипажа. Время от времени с помощью солярки отмывались от сажи. В некоторых мемуарах про этот период войны было написано, что «с целью постоянной боевой готовности танкистами из домов оборудовались хода сообщения к окопам и огневым точкам». И это при таком снеге!

17 марта 1942 года после артиллерийской подготовки 12-я танковая бригада двумя батальонами совместно с пехотой начала наступление на Совхоз №5. Была прорвана первая линия обороны, но далее противник, используя артиллерию, остановил наступление. Танк командира роты старшего лейтенанта Гуляева, имея боевой экипаж, прошедший финскую войну, оторвался от роты, вклинился в оборону противника, но был подбит и окружен немцами. Экипаж в составе Гуляева, механика-водителя Лесникова, радиста Керикеш героически оборонялся до последнего снаряда, о чем передавали по радио. В дальнейшем после овладения населенного пункта их танк был обнаружен сожженным с погибшим экипажем внутри машины. После героической гибели командира я был назначен командиром роты.

Этот бой показал, что боекомплект танка КВ-1 в количестве 28 снарядов не полностью обеспечивает ведение боевых действий. Например, при наступлении мне пришлось для пополнения боекомплекта танка два раза выходить из боя. В последующем боекомплект довели до 80 снарядов, которые укладывали на днище, что создавало некоторое неудобство экипажу. Кроме того, при маршах КВ-1 значительно отставали от Т-34 и Т-70, которые также входили в состав танковых бригад. Вместе с тем, как танк поддержки пехоты KB-1 был лучше — толстая броня и большой силуэт позволяли пехотинцам укрываться за танком в ходе атаки. При движении на первой передаче скорость KB-1 была такой же, как у шедших в атаку солдат, в то время как танки Т-34 отрывались от своей пехоты.

…однако, все новые танки были радиофицированы (хотя в ряде мемуаров пишут обратное)».

Сдавшийся в плен солдат 266 немецкого полка Макс Лефлер рассказал: «За последнее время я задумался: зачем мне подставлять свою голову под пули? Почему я должен убивать людей, против которых я ничего не имею? Надо было найти какой-то выход, и я решил перейти на сторону Красной Армии. Многие солдаты хранят советские листовки и пропуска и ждут лишь удобного случая, чтобы сдаться в плен».

Пленный солдат 12 роты 4 полка «ОС» Курт Кекштадт рассказал: «Наш полк 26 декабря был переброшен на самолётах из Кракова на фронт. Бои измотали полк. Наши потери очень велики. В 12 роте из 180 солдат осталось не более 40. Из офицеров уцелел только обер-лейтенант Граун. В 11 роте осталось 30, а в 3 роте — 15-20 солдат. Санитаров сейчас фактически в полку нет, так как всех их направили в роты стрелками. Недавно в первом батальоне офицер застрелил одного солдата за невыполнение приказа. Из нашей роты дезертировали унтер-офицер Штеелятер, обер-ефрейтор Каффнер и ещё два солдата. Все четверо сбежали в первые же дни нашего пребывания на фронте. Немецкие солдаты и офицеры очень боятся партизан. В начале января партизаны обстреляли одну из наших рот и убили 5 солдат, а нескольких ранили».

На одном из участков Южного фронта на нашу сторону перешёл немецкий унтер-офицер Эрхард Беемэ. Перебежчик рассказал: «Наш батальон укомплектован солдатами, переброшенными на советско-германский фронт из Франции. Меня зачислили в 8 роту. В ней я застал всего 50 человек. С 27 февраля по 7 марта в нашей роте убито и ранено 25 человек. 7 марта я нашёл и прочитал советскую листовку, в которой было напечатано обращение первой конференции немецких военнопленных в СССР. Подумав, я решил сдаться в плен, что и сделал при первой возможности».

ВЕЧЕРНЕЕ СООБЩЕНИЕ 7 МАРТА

В течение 7 марта наши войска вели наступательные бои против немецко-фашистских войск. В результате ожесточённых боёв, в ходе которых противник понёс тяжёлые потери, наши части на отдельных участках фронта продвинулись вперёд и заняли несколько населённых пунктов.

За 6 марта уничтожено 35 немецких самолётов. Наши потери — 7 самолётов.

За 7 марта под Москвой сбито 3 немецких самолёта.

* * *

За 6 марта частями нашей авиации уничтожено и повреждено 4 немецких танка, 210 автомашин с войсками и грузами, 125 повозок с боеприпасами, 4 автоцистерны с горючим, 7 орудий, 11 зенитно-пулемётных точек, 42 миномёта, разрушено 14 железнодорожных вагонов, рассеяно и частью уничтожено 100 всадников и до 3 батальонов пехоты противника.

* * *

На одном из участков Южного фронта немецкие части предприняли контратаку против наших войск, накануне занявших два важных населённых пункта. Подпустив немецкие танки и следовавшую за ними пехоту на близкое расстояние, советские артиллеристы и пулемётчики открыли огонь. Противник отступил, оставив на поле боя 2 подбитых танка и около 200 трупов солдат и офицеров. Захвачено много винтовок, пулемётов и другое вооружение немецких оккупантов.


Источники и литература:

Материалы Совинформбюро

Жаркой Ф.М. 1941 год. Юго-Западный фронт

Материалы с сайта Д. Смирнова

0 Комментариев


Яндекс.Метрика