Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

«Последний бой майора Пугачёва»: ретро-рецензия на мифы о советских военнопленных

Просмотры: 16
Оценить:

Игорь Пыхалов и Дмитрий Пучков продолжают тему предыдущей беседы – о советских военнопленных Великой Отечественной войны. Точнее, сегодня – как раз об устоявшемся лживом мифе, про который в 2005 году даже кино было завывательное, «Последний бой майора Пугачёва» (по рассказу Шаламова)…

Дмитрий Пучков. Я вас категорически приветствую! Игорь Васильевич, добрый день.

Игорь Пыхалов. Добрый день.

Д.П. Александр Бирюков «Колымские истории». Про что мы сегодня?

Игорь Пыхалов. Сегодня мы поговорим про такой очень популярный сюжет, как «подвиг майора Пугачёва», потому что сейчас у нас народ уже перестал быть самым читающим в мире, но в советское время наши интеллигенты очень любили читать колымские рассказы Варлама Шаламова. В том числе там был рассказ «Последний бой майора Пугачёва», по которому у нас лет 10 назад сняли совершенно, я бы сказал, завывательный фильм. Я его посмотрел, ну естественно, посмотрел на халяву, потому что тут можно только повторить лозунг одного из наших писателей – Ивана Кошкина: «ни копейки в козлячью кассу», потому что за такую стряпню платить нельзя. 4-серийный фильм, где расписывается подвиг этих несчастных фронтовиков – это постоянно подчёркивается, которые кровавым режимом были загнаны на Колыму, естественно, безвинно – за то, что были в плену, потом они оттуда бежали, но всё равно «гэбня» состряпала дело, их посадили, но в итоге они всё-таки устроили побег и героически погибли, добиваясь свободы.

Д.П. Ну т.е. стандартная картина: защищали Родину, оказались в плену у немцев, геройски сбежали, а проклятая Родина, значит, их в ГУЛАГ сразу, да?

Игорь Пыхалов. Ну да. Причём здесь, можно сказать, уже антисоветчина «второго перегона», потому что если всё-таки Шаламов, как известно, действительно был враг сталинского режима, т.е. он был по взглядам троцкистом, но при этом всё-таки он против собственно социализма и советского строя ничего особо не имел, ну а здесь, в фильме, уже с первых же минут показан такой душевный генерал Власов, который болеет за Россию, и главный герой – майор Пугачёв, которого там играет Лифанов, этому Власову в фильме ставит в упрёк не то, что тот предал Родину, а то, что почему, дескать, когда расстреливали Тухачевского, Блюхера и прочих этих героев, почему Власов тогда молчал, на что генерал отвечает, что да, я боялся. Ну и дальше там вообще полный набор антисоветских штампов чисто по тому, что мы слышали в перестройку, читали в журнале «Огонёк», т.е. как будто на 20 лет назад это всё откатилось.

Но что здесь интересно: даже если мы всё-таки пару слов скажем по фильму, т.е. по тому, что в книге Шаламова нету, то понятно, что этот стандартный набор штампов сейчас уже как-то приелся. Например, там есть в начале 2-ой серии эпизод, когда несчастных зэков везут на Колыму, там вместе с ними есть один белый эмигрант, офицер, который был во французском подполье, а потом его наша «кровавая гэбня» вместо того, чтобы наградить за то, что он оказался верен Родине, наоборот коварно заманила в СССР и тоже направила со всеми отбывать срок. Но реально, если мы посмотрим на документы «кровавой гэбни», а я их в своё время смотрел, у нас было к концу войны создано Управление по делам репатриации граждан СССР. Вот если почитать его сводки: например, сводка № 5 от 1 декабря 1944 года, там текст большой, но там упоминаются такие факты ненормального обращения с советскими гражданами, оказавшимися на территории, освобождённой нашими союзниками, потому что к тому времени уже состоялась высадка в Нормандии, т.е. Францию вовсю освобождают, соответственно, освобождают и наших пленных. И вот по Франции: «Со стороны американцев, а также французских военных властей отмечен ряд грубых и нетерпимых фактов, проявленных к советским людям. 23 ноября в Париже обнаружен эшелон, в котором 300 советских военнопленных перевозились из Шербура в Реймс под охраной негров. Люди предназначались на работы без согласования этого вопроса с нашими представителями. В городе Алексон (Нормандия) более 1000 человек русских военнопленных содержатся в американском лагере за проволокой совместно с немцами. Люди спят на голой земле под открытым небом, без верхней одежды, их плохо кормят и избивают. В городе Валенс (департамент Дром) наш партизанский отряд – 280 человек – был обезоружен, брошен в лагерь для военнопленных и содержится вместе с немцами. Личные вещи отобраны, людей лишили бани, появились заболевания. Питание их состоит из 150 г хлеба и 300 г моркови. Люди привлекаются на тяжёлые работы, имели место избиения и расстрел протестующих. Личный состав отряда 15 ноября объявил голодовку. Подобные факты имеют место и в лагерях у города Дижон, города Сан-Тропез (Южное побережье Франции), в лагерях у города Верден, куда американские власти пока не допускают наших представителей». Ну и тут ещё целый ряд таких примеров.

Д.П. Караул!

Игорь Пыхалов. Вот почему у нас ни одна наша либеральная сволочь по этому поводу не возмущается? А ведь таких фактов действительно много, т.е. там над нашими людьми действительно издевались. Причём, что тут интересно: здесь мы видим – под раздачу попали в т.ч. и люди, которые воевали в партизанах, видимо, наши бежавшие военнопленные, которые там вступили в Сопротивление или в партизанские отряды. Но другую часть этих наших соотечественников, про которых тут пишут, составляют люди, которые изменили Родине и служили во всяких формированиях – Восточных батальонах власовцев и прочих, потому что, как известно, эти формирования на нашем фронте показали себя очень ненадёжными, и большое количество их было переброшено на запад, где они часто сдавались союзникам при первой возможности. Так вот, меня в своё время удивил такой факт, что наше тогдашнее советское руководство очень активно вступалось даже за таких граждан, т.е. тех, кто, по большому счёту, являются изменниками Родины. Т.е. мы исходили из принципа, что вообще наших соотечественников имеет право судить и наказывать только наша советская власть, а не какие-то там французы, не какие-то там американцы, поэтому требовали, чтобы с ними обращались нормально. Ну и потом по возвращении, опять же, как правило, с ними обращались совершено не так брутально, как показано в этом фильме.

Д.П. На земле-то, поди, не спали без одежды, нет?

Игорь Пыхалов. Ну это да. В принципе, если уже брать те цифры, которые я приводил в прошлый раз, там получалось, что среди тех наших военнослужащих, которые побывали в плену и были освобождены во время войны, там для рядового и сержантского состава шанс попасть в лапы «гэбни», т.е. быть арестованными, составлял меньше 5%, для офицеров даже ещё поменьше – меньше 3%, но, правда, у офицеров был большой шанс попасть в штрафбат или в штурмовой батальон – там в разные периоды до 1/3 их так направлялось. Ну, понятно, что там спрос больше, поэтому такая ситуация, как показана и в рассказе, и в фильме про майора Пугачёва - что якобы он офицер, фронтовик, и вот его направили на Колыму, весьма неправдоподобна, т.е. если бы его бы его направили, скажем, в штрафбат, посчитав, что он всё-таки в плену вёл себя недостаточно стойко, или, по крайней мере, там его поведение неизвестно – это могло быть довольно вероятно, ну а то, что вот так состряпали дело… Надо сказать, что в эти времена наших следователей, которые фабрикуют дела, зачастую разоблачали и наказывали. Поэтому здесь мы видим типичное антисоветское завывание и попытки продавить стереотип, что все наши освобождённые пленные из концлагеря немецкого – в концлагерь советский. Причём там, видимо, для того, чтобы показать преемственность, что и тот, и тот режим одинаковый, почему-то охранников, и немецких, и наших, играют какие-то совершенно откормленные парни, видимо, для контраста с этими измождёнными з/к.

История с майором Пугачёвым чем интересна: ведь Шаламов всё время позиционировал свои «Колымские рассказы» как то, что он пишет всё это по реально имевшим место событиям, т.е. что это не выдумка, а чистая правда. И действительно, наши интеллигенты этому верят - это человек рукопожатный, поэтому врать не может. И тут действительно что получилось, что поскольку он описывает некие события, то оказалось, что они происходили реально, но только происходили немного не так, и герои их были немного не те и не так себя вели.

Д.П. Что-то мне это уже напоминает анекдот: и не выиграл, а проиграл, да, и не Пушкин, а Гоголь – и понеслась…

Игорь Пыхалов. Но тем не менее, там целый ряд моментов есть, которые позволяют это идентифицировать. В своё время у нас был такой магаданский историк и краевед Александр Михайлович Бирюков, он по этому поводу провёл историческое расследование, которое опубликовал в такой книжке. Скажу сразу, что книжка была в своё время издана тиражом аж в 500 экземпляров, я в своё время её специально заказывал по почте из Новосибирска, потому что она была в Новосибирске издана, но сейчас, когда у нас книжный рынок ещё ниже скатился, я думаю, что переиздавать такое уже вряд ли кто будет, тем более, что автор, к сожалению, умер, но тем не менее этот текст есть, и он очень интересен.

Собственно, как автор на это всё дело вышел: в своё время, как он рассказывал, один из его знакомых, который работал в «органах», как-то в беседе ему просто решил похвастаться и показать – «а смотри, что у меня есть», и показал такой артефакт, как рукописный дневник одного бежавшего з/к. Что там по тексту идёт, с чего начинается дневник:

«26 июля 1948 года. Скоро сутки, как мы свободные граждане. Как-то легче дышится, иначе светит солнце. Ты идешь, дышишь на полную грудь и рассматриваешь по сторонам. Боже мой! Как дорога воля человеку и сколько бывает нужно переносить страданий, горя прежде нежели опять испытывать это трепетное биение сердца. Животное, птица и те хотят на волю, если они в клетке, а то человек. Как мне осточертели эти «разводы», «отбой», «подъем» и прочее. А какой террор создал начальник в лагере — невозможно. Только и ругается. А безобразия, которые завели на кухне. Вахтеры там, надзиратели там, Васильев там, инспектора УРЧ, KBЧ — там. Уж как снимут пробу, то котел до (дальше неразборчиво) пуст. Васильев крадет сахар на дом в таком количестве что все говорят: чай сегодня несладкий, Васильев дежурит (жена зав. кухней). Но бог с ней со всей той прошлой жизнью — живем настоящим. Нас 12 чел. Имеем пулемет, 7 автоматов, 3 винтовки, 3 нагана, бинокль, компас и достаточное количество амуниции. Сегодня весь день проходит в усиленном марше. Нас конечно преследуют. Мы очень уставшие, но бодрые духом и в настроении. Враг настигает, примем первый бой».

Такой вот романтический текст. Ну а дальше просто, когда уже у нас началась перестройка и демократия, то А.М. Бирюков просто по уже этой книжечке дальше смог выйти на некоторые фамилии фигурантов, а поскольку здесь сразу видны некоторые детали, которые во многом совпадают с шаламовским текстом, т.е. тут и 12 человек бежавших, то, что пулемёт у них там, оружие, всё прочее, т.е. он сразу заподозрил, что эта история может быть как раз прототипом шаламовского рассказа. Дальше ему постепенно удалось установить некоторые фамилии фигурантов, в этом участвовавшие, а дальше и получить архивно-следственнное дело. И там действительно показалось, что явно это тот самый случай, только там детали оказались существенно отличающиеся, и отличия вовсе не в том, что, скажем, по фильму они бегут ранней весной, когда снег лежит, а реальный побег состоялся 26 июля, а отличия во многом другие.

Во-первых, начнём с того, что сам прототип майора Пугачёва, главаря этой группы бежавших зеков, никаким майором не был и вообще, хотя и служил в армии, но служил недолго. Я зачитаю его данные: это некий Тонконогов Иван Николаевич, 1920 г. рождения, уроженец г. Лебедин Сумской области, украинец, из рабочих, образование начальное, по профессии — фотограф, в предвоенные годы был дважды судим: в 1936 г. по ст. 70 УК УССР (хулиганство) на 2 года л/с и в 1938 г. по ст. 33 УК УССР (как социально-опасный элемент) на 3 года л/с. Т.е. получается, что как раз в 1941 году он вышел, но мобилизации при нашем отступлении избежал, а мобилизован был в 1944 году после освобождения Украины, но после того, как прослужил 2 месяца, его арестовали, потому что выяснились, скажем так, компрометирующие сведения, а именно:

«Подсудимый Тонконогов, оставшись проживать на территории, которую временно захватил противник, добровольно поступил на службу в немецкие карательные органы в полицию и работал с апреля м-ца 1942 года по август 1942 года инспектором горполиции, адъютантом начальника полиции, а затем был назначен на должность начальника полиции с. Будылки».

Д.П. Сразу, извините, перебью: уголовник, имеющий 2 судимости, в полиции – отлично! Немцы знали, кого брать, да.

Игорь Пыхалов. Дальше: «Работая на указанных должностях Тонконогов проводил аресты советских граждан, так: им летом 1942 года был произведен арест семьи Костьяненко за связь с партизанским отрядом. При аресте Костьяненко и его семьи — Костьяненко Марии, Тонконогов лично сам жестоко избивал обоих (...) В августе 1942 года произвел арест 20 чел. женщин, которых заключил под стражу и после двухдневного их содержания под стражей, они были освобождены, по распоряжению старосты сельуправы. Неоднократно производил допросы задержанных советских граждан, при этом издевался и избивал их и угрожал расстрелом. Так, в апреле м-це 1942 года, допрашивая неизвестного задержанного советского гражданина, вместе с немцами выводил его на расстрел. В июле 1942 года избил шомполом неизвестную гражданку, обратившуюся к нему по поводу отобранных у нее рыболовных сетей».

Д.П. Немцы знали, кого брать, да.

Игорь Пыхалов. В итоге за эти «художества» Тонконогов получил 25 лет каторжных работ – у нас была тогда такая мера наказания.

Д.П. Так и называлась?

Игорь Пыхалов. Да. У нас к концу войны были созданы каторжные тюрьмы, каторжные лагеря как раз для такого рода «борцов за свободу». Но надо сказать, что вопреки всем этим завываниям, хотя режим в таких заведениях был существенно строже, чем в обычных лагерях, но смертность там была в общем-то невысокая. У нас, к сожалению, была очень высокая смертность в местах заключения во время войны, особенно первые 2 года, а к концу войны там смертность снизилась, поэтому, в общем-то, это были не лагеря уничтожения, а просто лагеря, где, как считалось, вот такого рода элемент должен своим трудом искупить свою вину.

В итоге он получил 25 лет и летом 1945 года был доставлен на Колыму. Но при этом по фильму получается, что Пугачёв, как фронтовик, страдает от всяких уголовников, которые «блатные», «держат лагерь», поэтому, соответственно, политических они всячески гнобят. Но на самом деле, поскольку Тонконогов формально и был фронтовиком, он целых 2 месяца отслужил в Красной Армии, правда, перед этим он гораздо больший срок отслужил немцам, но поскольку у него ещё было 2 срока, отбытых по уголовке до войны, то с местными уголовниками он вполне сошёлся…

Д.П. Сам такой.

Игорь Пыхалов. Да, и как показывают свидетели, поддерживал с уголовным элементом вполне хорошие отношения, а с одним из них, Носовым Н.Д., ранее судимым восемь раз — за кражу, хулиганство и т.д., был дружен и подбивал его на участие в побеге. Правда, Носов проявил здравомыслие и от этого категорически отказался.

Д.П. Ну всё-таки 8 судимостей дают серьёзный опыт, жить-то хочется.

Игорь Пыхалов. При этом что интересно: фактически в лагере, где находился Тонконогов, получилось, что там собралось довольно большое количество людей украинской национальности, ну естественно, осуждённых не за то, что они украинцы, а за то, что они служили немцам, и, видимо, там таким образом сколотилось землячество, там друг друга поддерживали, и благодаря этому большинство из людей, которые потом пошли на этот побег, были не обычными з/к, а занимали разного рода должности.

Д.П. Так-так, это уже интереснее!

Игорь Пыхалов. В частности, Тонконогов был бригадиром, и вот тут на него есть характеристика: «Работал бригадиром на участке № 2, производственный план бригада под его руководством систематически перевыполняла. Неоднократно бригада в целом премировалась за хорошую работу». Но правда, с другой стороны, дальше пишут: «Среди з/к авторитетом не пользовался, в быту себя вел плохо, часто применял к членам бригады и др. з/к физические меры воздействия среди з/к не вживчив».

Причём, что интересно: хотя, казалось бы, каторжный лагерь, и там должен быть особо строгий режим, но вместо этого секция барака, где проживала бригада Тонконогова, на ночь просто не запиралась. Тут немного забегу вперёд: дело в том, что вопреки штампу, дескать, у нас полстраны сидело, а полстраны охраняло, этот штамп неверен в обеих частях – во-первых, и сидело у нас не полстраны, и не четверть, а максимальное количество заключённых никогда не превышало 2 млн.800 тысяч в послевоенное время, но, во-вторых, у нас ещё были постоянные проблемы с охраной, т.е. там был жуткий некомплект, и это приводило к тому, что даже в охрану привлекались люди, которые были сами осуждёнными, и таких было довольно много – больше 10 тысяч ещё до войны. В принципе, это положение считалось ненормальным, этого пытались избегать, но тем не менее, после войны это тоже продолжалось Конкретно в этом лагере таких людей не было, т.е. там их охраняли военнослужащие, но при этом в охране был существенный некомплект – их там было меньше половины от количества. Потом, когда буду рассказывать детали побега, там чуть подробнее это опишу. br>

Потом, что интересно в положении Тонконогова – то, что он не питался вместе с остальными з/к, а ему продукты из столовой приносил его дневальный Игошин, и они питались отдельно.

Д.П. Интересно.

Игорь Пыхалов. Также пишут, что в этот отсек к Тонконогову послушать патефон – у него патефон там ещё был – или его игру на гитаре ходили заключённые, а также вахтёры и охрана. И опять же в данном случае это вполне совпадает с тем, что показано в фильме – действительно, незадолго до побега Тонконогов и его будущие подельники по побегу должны были готовиться к концерту, чтобы дать концерт.

Д.П. Самодеятельности?

Игорь Пыхалов. Да, самодеятельности. Ну и по этому поводу, как отмечено в документах, Тонконогов как-то обронил такую фразу: «Мы дадим такой концерт, какого Колыма ещё не видала». Двусмысленность её стала понятна уже только после этих событий.

Дальше по остальным участникам этого побега:

Игошин Алексей Федорович, 1921 г. рождения, уроженец Алатырского района Чувашской АССР, русский. Кстати, здесь, поскольку побег организовывало украинское бандеровское землячество, то из 12 человек только двое были русскими, остальные украинцы. Всякие фантазии автора фильма, что там грузины, армяне и прочие – это фантазии. Конкретно Игошин А.Ф. был русским, образование 5 классов, рабочий-строгальщик. Был призван в Красную Армию осенью 1940 года, служил в артиллерии, звание — старший сержант. За что он так «безвинно пострадал»: «Игошин 10 октября 1941 года во время боевых действий в районе Каховки сдался к немцам в плен. Находясь в лагере военнопленных, Игошин в ноябре м-це 1941 года добровольно поступил в немецкую полицию гор. Николаева и работал по март м-ц 1944 года. Будучи на службе в немецко-фашистских карательных органах, Игошин выполнял все распоряжения немецких властей. Принял присягу на верность службы оккупационным властям. Окончил школу полицейских. До марта м-ца 1943 года Игошин работал в должности полицейского управления городской полиции гор. Николаева, где получил звание «вице-капрала», в марте м-це 1943 г. Игошин был назначен помощником начальника полиции 2-го участка, в январе м-це 1944 года начальником полиции 5-го района гор. Николаева». За эти подвиги трибунал приговорил Игошина к 20 годам каторжных работ.

Д.П. Неплохо.

Игорь Пыхалов. На Колыму он прибыл осенью 1945 года, т.е. через несколько месяцев после Тонконогова. Первоначально его направили на общие работы, но потом в итоге он сошёлся с Тонконоговым, видимо, на почве общего полицейского прошлого, попал в его бригаду, там ему стало сразу, видимо, жить гораздо лучше.

Следующий: Худенко Василий Михайлович, 1921 г. рождения, уроженец с. Кобеляки Полтавской области, украинец, из семьи служащих, образование незаконченное высшее, в 1941 году был призван в армию, служил рядовым в артиллерийском дивизионе, в районе Днепропетровска сдался в плен, непродолжительное время находился в лагере для военнопленных, а затем по ходатайству отца, служившего инспектором народного образования при облуправе (естественно, при немецкой облуправе), был из лагеря освобожден. В январе 1942 г. поступил в члены организации ОУН – это организация украинских националистов, в составе которой прошел политико-пропагандистский вышкол, или по-русски курсы, и получил псевдоним «Остап». По окончании курсов, Худенко являлся пропагандистом ОУН гор. Днепропетровска и пропагандировал контрреволюционные идеи национализма среди украинской интеллигенции города, а также являлся политическим информатором. В апреле 1943 г. Худенко выбыл в Ровенскую область где вступил в банду УПА – Украинская повстанческая армия, и находился в ней до момента его ареста, т.е. до 31 июля 1944 г. Будучи в банде УПА Худенко, занимал ряд руководящих должностей, являясь политическим шефом Штаба УПА Военного округа северной группы «Заграва», а затем после разгрома частями Красной Армии этого куреня выполнял эти же функции в курене «Горлица» при военном округе Южной группы УПА «Энел».» Ну и там дальше про его работу: грубо говоря, человек сам лично не убивал, но был пропагандистом Украинской повстанческой армии. Соответственно, за это он был приговорён к высшей мере, но затем наказание было изменено на 20 лет каторжных работ. В лагерь он попал в августе 1945 года, поскольку он, в отличие от упомянутых перед ним фигурантов, был человеком с незаконченным высшим образованием, то в лагере он работал художником. И вот те берущие за душу строчки из дневника по поводу того, что, дескать, мы на свободе, сейчас бой дадим, как раз принадлежат ему, т.е. это его дневник был.

Следующий интересный персонаж– это Николай Алексеевич Солдатов. Чем он интересен: во-первых, это единственный из фигурантов этого дела, который у Шаламова и потом в фильме проходит под своей фамилией. Но если прототип Пугачёва - Тонконогов был красноармейцем, а до этого полицаем, и на самом деле никаким майором не был, то Солдатов совершенно наоборот – в фильме он, по-моему, сержант, если я не ошибаюсь, а в реальной жизни он был кадровый военный, т.е. морской офицер. Сейчас я биографию его зачитаю:

«… 1912 г. рождения, уроженец Раменского района Московской области, русский, из крестьян, образование среднее-специальное, быв. член ВКП(б). Призван на флот в 1934 году, в 1938 году окончил военно-морское училище и получил звание мл. инженер-лейтенанта. Участвовал в войне с белофиннами. Участник Великой Отечественной войны с первого её дня. Был награжден орденом «Красной Звезды», медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Ленинграда». На момент ареста уже носил звание ст. инженер-лейтенанта».

Т.е., казалось бы, это реальный офицер, фронтовик, всячески заслуженный, положительный, но теперь вот посмотрим, за какие подвиги он оказался на Колыме.

Из приговора Военного трибунала Таллинского морского оборонительного района, приговор был вынесен в ноябре 1944 года:

«20 ноября 1944 года Солдатов, приведя себя в состояние опьянения, пришел к командиру береговой базы ОБРа майору Карлинскому, получив у него разрешение, стал звонить по телефону. Во время разговора, Солдатов начал выражаться нецензурными словами и наносить оскорбления лицу, разговаривающему с ним по телефону, и когда Карлинский приказал Солдатову — прекратить хулиганство, то он учинил в кабинете Карлинского дебош: разбросал со стола Карлинского служебные документы и нанес Карлинскому два удара кулаком в грудь. После этого, Солдатов стал вынимать пистолет, но Карлинский, опередив его, обнажил свой пистолет и приказал ему выйти из кабинета».

В принципе, здесь уже состав преступления есть, поскольку это фактически нападение на старшего по званию, но главное будет впереди:

«Примерно в 19 часов 30 мин., выйдя от Карлинского, Солдатов взял с собой старшину Колоколова и ушел из расположения части на улицу. В это время Солдатов, увидев идущий трамвай стал на путь и обнажив пистолет пытался его остановить. Вагоновожатый, заметив Солдатова, сбавил ход. Пользуясь этим, Солдатов вместе с Колоколовым вскочил в трамвай на ходу. Оказавшись таким образом в трамвае, Солдатов вошел в машинное отделение и стал требовать увеличения скорости. Приехав на конечную остановку трамвая, Солдатов и Колоколов вышли из трамвая. Солдатов, увидев около трамвая гр-ку Калле, подошел к ней и начал приставать, проявляя хулиганские действия, находившийся тут же милиционер Тамм, попросил Солдатова прекратить хулиганство, тогда Солдатов напал на милиционера Тамм и нанес ему несколько ударов. По дороге в отделение милиции, Солдатов, не прекращая хулиганских действий, продолжал наносить Тамм удары. Убедившись, что он все же может быть доставленным в милицию, выхватил из кобуры свой пистолет и умышленно, в упор, произвел в Тамм выстрел. Тамм тут же скончался».

Д.П. Убил милиционера.

Игорь Пыхалов. Да.

Д.П. Замечательный человек!

Игорь Пыхалов. Трибунал Солдатова лишил воинского звания и по совокупности преступлений, которые были квалифицированы по ст. 193-5 п. «а» (оскорбление насильственным действием подчиненным начальника при исполнении обязанностей по воинской службе) и ст. 136 ч. 2 (убийство, совершенное военнослужащим при особо отягчающих обстоятельствах), приговорил его к расстрелу. Но опять же, наша советская власть была добренькой, и через два месяца, т.е. в январе 1945 года, Президиум Верховного Совета СССР заменил Солдатову высшую меру наказания 20 годами каторжных работ.

Д.П. А так-то всех расстреляли, да.

Игорь Пыхалов. На новом месте, в лагере, хотя Солдатов происходил не из уголовных и не из украинских националистов, тем не менее, ему удалось там хорошо устроиться – он был хлеборезом и был дружен с Тонконоговым, который его и привлёк к побегу.

Д.П. Хорошая должность – хлеборез. Туда – неоднократно говорил – попадают в 2 случаях: либо ты «блатной», либо ты работаешь на оперчасть, и то, и другое о твоём моральном облике говорит практически всё. Других вариантов нет.

Игорь Пыхалов. Ну, здесь человек явно не «блатной», поэтому получается, видимо, второй вариант.

Следующий наш герой, тоже якобы фронтовик, Сава Михаил Михайлович, 1922 г. рождения, уроженец с. Остобуш Равво-Русского района Львовской области, крестьянин-единоличник, украинец, образование низшее, проживал на территории, оккупированной немцами, и в 1942 году стал членом Организации украинско-немецких националистов, выполнял обязанности заместителя станичного, принимал активное участие в снабжении банды УПА продуктами питания, проводил мобилизацию мужского населения в банду. В мае месяце 1944 года Сава вступил в банду УПА в сотню «Морозенко», в которой в течении 15 дней проходил военную подготовку, после чего был отпущен домой. В августе месяце 1944 года Сава вторично вступил в банду УПА в сотню бандита «Беркут», находясь в банде УПА, Сава имел псевдоним «Семён». За это дело военный трибунал Львовского военного округа в феврале 1945 года приговорил Саву к 15 годам каторжных работ, и в июле 1945 года он оказался на Колыме. Причём надо сказать, что он туда прибыл в нездоровом состоянии, он был определён по 3-ей степени трудоспособности. Как мы помним, там нормальное состояние – 1-ая степень, 2-ая степень – уже ослабленная, а тут у него был диагноз «полиавитаминоз». Но, опять же, он попал на хорошую должность – он работал парикмахером.

Д.П. Ну, я смотрю, там все бандеровцы при деле были.

Игорь Пыхалов. Поэтому после этого он вскоре был уже переведён во 2-ую категорию, видимо, здоровье поправил.

Следующий: Бережницкий Осип Николаевич, 1922 г. рождения, уроженец с. Бережницы Самборского района Дрогобычской области, из крестьян-середняков, украинец, образование 5 классов. Опять же, состоял в ОУН, причём выполнял обязанности коменданта в своём селе, имел в своём подчинении боевую группу из членов ОУН, которой давал задания задерживать всех подозрительных лиц, проходивших через село, поддерживал тесную связь с руководителями ОУН. 20 лет получил, в июне 1945 года попал на Колыму, опять же, работал портным, причём начальством характеризовался положительно: «… своей хорошей работой заслуживал внимание среди з/к, вживчив, нарушений лаг. режима не имеет».

Следующий: Маринив Степан Васильевич, 1919 г. рождения, уроженец с. Юсептечи Стрийского района Дрогобычской области, из крестьян, украинец, профессия кустарь. Опять же, ОУНовец, т.е. «с августа месяца 1943 года и по день задержания состоял членом Организации украинских националистов под псевдонимом «Холодный», исполнял обязанности связного по доставке оуновской почты из села Юсептечи и Дашова в село Стригань и обратно. Кроме того в ноябре месяце 1944 года получил 70 штук контрреволюционных листов националистического содержания, которые разбросал в разных местах гор. Стрия Дрогобычской области, посещал нелегальные оуновские собрания и платил регулярно членские взносы». Получил 15 лет. Так же, как один из упомянутых мной перед этим персонажей, он на Колыму попал в 3-ей категории, т.е. как доходяга, но был переведён в лагерную обслугу и работал в лагере сапожником, после чего его здоровье сразу пошло на поправку.

Следующий: Пуц Феодосий Семенович, 1927 г. рождения, уроженец села Городище Слуцкого района Волынской области, из крестьян, украинец, крестьянин-единоличник. За что был осуждён: «(...) проживая на временно оккупированной немцами территории Волынской области, в июле 1943 года, добровольно вступал в банду украинско-немецких националистов под псевдонимом «Град», был зачислен в сотню бандита «Нечай». Находясь в банде, проходил военное обучение, нёс службу по охране табора банды, а также неоднократно участвовал в боях, в расстрелах и граблении мирных граждан польской национальности». Для тех, кто не знает – это та самая знаменитая Волынская резня, которую нынешним властям нашей суверенной Украины не могут даже простить поляки, которые тоже, как и нынешняя киевская власть, являются русофобами, но при этом всё-таки конкретно Волынскую резню, когда в областях Западной Украины было зверским образом уничтожено несколько десятков тысяч поляков, они простить не могут.

Соответственно, в 1943 году, Пуц Ф.С. в составе сотни вооруженных бандитов участвовал в расстрелах мирных жителей в селе Замогильное Торчинского района, где бандой было сожжено 13 дворов, расстреляно 10 человек, и разграблено их имущество. В августе 1944 года Пуц в составе куреня бандитов УПА перешел линию госграницы со стороны Польши, с целью ведения вооруженной борьбы против советской власти в тылу Красной Армии. Дальше он был взят в бою в плен, в результате боя три бандита были убиты, а Пуц при побеге был ранен. В итоге ему в октябре 1944 года дали высшую меру. Через два месяца, в декабре 1944 года, Президиум Верховного Совета СССР заменил высшую меру наказания на 20 лет каторжных работ.

Что с ним было в лагере: «прибыл в октябре месяце 1946-го года. По прибытии работал забойщиком передовой забойной бригады участка № 4 прииска им. Максима Горького. За высокопроизводительный труд и образцовую дисциплину з/к КТР Ж-15 Пуц Ф.С. заслужил внимание среди командования лагеря и руководства прииска, вследствие чего был назначен поваром лагпункта № 4. Работая поваром з/к КТР Ж-15 Пуц Ф.С. является уважаемым питающихся по столовой з/к и руководством лагеря, за качественное приготовление пищи и хорошее санитарное состояние столовой и кухни». Т.е. опять же очень хорошее место…

Д.П. Козырное, да.

Игорь Пыхалов. Да, и администрация к нему тоже, в общем-то, претензий не имеет.

Следующий: Демьянюк Дмитрий Васильевич, 1921 г. рождения, уроженец г.Тульчин Ровенской области, украинец, образование десять классов, учитель средней школы, в Красной Армии не служил. Осуждён в марте 1945 года за следующее: «являясь подрайонным политреферентом УПА, т.е. Украинской повстанческой армии, Демьянюк имел в своем подчинении 4 пропагандистов, которым поручал писать антисоветские лозунги и проводить беседы с населением. Сам лично Демьянюк написал 20 антисоветских лозунгов с восхвалением фашистской организации. Также им было написано 2 лекции антисоветского содержания «Борьба ОУН с большевизмом за свободу и независимость Украины».» Получил 20 лет каторжных работ, в лагере работал водоносом. Производственно-бытовая характеристика положительная: «… к работе относился добросовестно, не было случаев в перебое воды даже в зимнее время, среди з/к пользовался авторитетом, в культурно-массовой работе принимал активное участие, нарушений лагерной дисциплины не имел».

Следующий: Клюк Дмитрий Афанасьевич, 1927 г. рождения, уроженец села Солов Седлищанского района Волынской области, из крестьян-бедняков, украинец, малограмотный. Осужден Военным трибуналом войск НКВД Волынской области в декабре 1944 года за то, что, проживая «на временно оккупированной территории, в июле м-це 1943 года вступил в банду УПА и в течение 3 недель заведовал кухней банды УПА. Собирал продукты питания. Среди жителей своего села проводил агитационную работу, призывал молодежь к вступлению в УПА. Кроме того Клюк от коменданта их службы безопасности получил задание выявлять советский актив», но, правда, как установил трибунал, практически ничего не сделал. Осуждён на 15 лет каторжных работ, попал в лагерь 31 мая 1945 года. Он не имел такой козырной должности, как другие, т.е. работал забойщиком в бригаде Янцевича.

Д.П. Бывало и такое – приходилось работать.

Игорь Пыхалов. Да, ну кто такой Янцевич, я чуть попозже скажу, он тоже был среди убежавших.

Следующий: Гой Иван Федорович, 1919 г. рождения, уроженец Люблинского воеводства (Польша), украинец, крестьянин-середняк, образование четыре класса. Осужден в марте 1945 года Военным трибуналом Львовского военного округа за то, что «(...) в июне месяце 1944 года, находясь в группе самообороны, совместно с другими самооборонцами, принимал участие в обстреле польского населения с. Шевина. В том же месяце добровольно вступил в контрреволюционную банду ОУН, был назначен комендантом боёвки. Находясь в банде, присвоил себе кличку «Выщий» имел на вооружении автомат и патроны, руководил охраной окружного руководства ОУН, для которого оборудовал укрытия». Осужден на 15 лет.

Производственно-бытовая характеристика: «Работал дневальным в бригаде Тонконогова, к работе относился добросовестно и аккуратно, пользовался авторитетом» и т.д., т.е., опять же, характеристика положительная.

Ну и наконец Янцевич Михаил Ульянович, 1917 г. р., уроженец г. Слуцка Минской области, украинец, из крестьян-кулаков, образование семь классов, беспартийный, служащий. Осуждён Военным трибуналом войск НКВД Волынской области в январе 1945 года: «Подсудимый Янцевич до оккупации противником Волынской области, во время существования Советской власти на территории Западной Украины, работал председателем сельпо Рагновского района и как руководящий работник района имел отсрочку от призыва в Красную Армию. При отступлении Красной Армии Янцевич имел возможность эвакуироваться в тыл Советского Союза, остался на территории оккупированной противником. С приходом немцев в Рагновский район в июне 1941 г. Янцевич поступил на работу председателем Райпотребсоюза, где проработал в течение двух лет, заготовил и сдал для немцев сушеной черники 1,5 тонны и сушеных грибов 3 центнера. Проживая на оккупированной территории, Янцеыич входил в организацию немецко-украинских националистов, расклеивал листовки в м. Рагно националистического характера…» Получил 15 лет за это дело, работал в этом лагере бригадиром забойной бригады на участке № 3.

Т.е. вот такие у нас эти герои-фронтовики. Что мы можем видеть из ситуации: как я уже сказал, 10 из 12-ти – это украинцы, причём состоявшие в националистических организациях. Большинство, т.е. 8 из 12-ти, вообще в Красной Армии никогда не служили, хотя кое-кто из них успел послужить в банде какой-нибудь, трое успели повоевать.

Д.П. Всё призывного возраста, замечу.

Игорь Пыхалов. Да, там все достаточно… т.е. там даже один персонаж есть 1927 г.рождения, т.е. ему вообще только 21 год на момент побега.

В итоге побег состоялся в ночь на 26 июля 1948 г. Бежали они из лагпункта, где находились – это лагпункт № 3, прииск им.Максима Горького. При этом надо понимать, что в этом лагерном пункте, с одной стороны, зеков было больше, чем положено, т.е. он был рассчитан на 450 человек, а реально там находилось 490, а зато охраны там было гораздо меньше, чем положено. Т.е. охранял их 2-ой взвод 4-го дивизиона Северного отряда, на момент побега во взводе было 29 бойцов. Соответственно, на лагерь такой численности полагалось в 2 с лишним раза больше охраны. Реально было 29. В ночь побега там получалось, что фактически лагерь охранялся тремя охранниками и тремя собаками. Т.е. расклад был такой: на дежурстве находился вахтёр Перегудов, вооружённый пистолетом, там же на вахте вместе с ним находился собаковод Светкин, причём безоружный, вверенные ему 3 собаки были размещены на территории, и ещё присутствовал на территории лагеря дежурный старший надзиратель Васильев, которого художник Худенко как раз обличил в том, что тот крадёт сахар, и от этого у них чай несладкий.

Действительно, как и по рассказу Шаламова, и как по фильму, там, можно сказать, что Солдатов сыграл…

Д.П. Решающую роль, да?

Игорь Пыхалов. Ну не то, чтобы решающую – он, можно сказать, первым начал это дело, ну естественно, по уговору между участниками побега, т.е. он разыскал на территории лагеря старшего надзирателя Васильева и предложил ему пойти «чифирнуть», т.е. выпить чифиря. Когда Васильев вошёл в помещение, то Солдатов его ухватил за руки, в это время его подельники набросили Васильеву на шею удавку и задушили. Т.е. это первый акт на пути к свободе. Как по этому поводу возвышенно пишет Шаламов, Солдатов имел «честь начать это дело» - убийство безоружного. Понятно, что когда надзиратель Васильев принял это приглашение, он грубейшим образом нарушал все инструкции и порядки, но тем не менее, большой чести в убийстве безоружного тут не было.

Дальше заключённые захватили вахту – там как раз их теоретически мог встретить вооружённый вахтёр, но его тоже успешно задушили, а собаковода Светкина просто связали, поскольку он был безоружен.

Д.П. Ну т.е. два трупа, да?

Игорь Пыхалов. Да, два трупа, потом ещё встретили одну из женщин – жену, по-моему, как раз этого Васильева, её они тоже убивать не стали. Ну кстати, в фильме это тоже показано, правда, там это жена, если я не ошибаюсь, начальника лагеря, т.е. тут действительно - бабу не тронули.

После этого также они смогли проникнуть в оружейку, где довольно-таки неплохо вооружились – утащили ручной пулемёт, несколько автоматов и прочее оружие. Практически то, что было перечислено в дневнике, так и имело место. По данным следствия, которое потом было по этому побегу, они захватили 7 автоматов, 1 пулемет ручной, винтовки, револьверы, патронов свыше 1000 штук, при этом убили при побеге ст.надзирателя Васильева, дежурного по взводу Рогова, дежурного по вахте Перегудова. Ну т.е. вахтёра Перегудова они задушили, а дежурного по взводу Рогова – это при захвате оружия.

Ну а дальше что получается: 12 человек, неплохо вооружённых, бегут из лагеря, при этом другие обитатели лагеря за ними почему-то не последовали на свободу. Ну а потом и у Шаламова, и в фильме это всё очень сильно героизировано, особенно в фильме – там же идёт описание, что вначале они ведут бой с преследователями – там где-то 12 трупов, потом 50 и сотня раненых, т.е. там войсковая операция против них производится. При этом начальник лагпункта показан, как совершенно трусливое чмо. Реальность была несколько другая.

Когда побег обнаружился, это было очень быстро, то начальник лагерного пункта организовал преследование собственными силами, т.е. там имелось 29 бойцов, соответственно, минус убитые. Тем не менее уже в тот же день, точнее, сразу по обнаружению побега, было выделено из этого взвода 22 бойца, которые…

Д.П. Ого!

Игорь Пыхалов. Ну там, я помню, было 29 – 22 из них были посланы на преследование беглецов, и дальше фактически основная работа по поимке и уничтожению бежавшей банды была выполнена этой охраной лагеря.

Д.П. Именно это и послужило прообразом общевойсковой операции, да?

Игорь Пыхалов. Ну нет, естественно, что там тревога-то была поднята…

Д.П. Естественно!

Игорь Пыхалов. Потому что понятно, что бежавшие могут выйти в разные места. Бежавшим з/к, в отличие от фильма, не удалось никакую машину захватить. В принципе, замысел у них такой был, но это не получилось – они прождали минут 10 на дороге, потом углубились в тайгу. Соответственно, за ними пошла погоня, там собаки достаточно успешно взяли след, и вечером следующего дня состоялся первый бой. Результаты этого боестолкновения: со стороны «кровавой гэбни» 22 человека при 2 станковых и 1 ручном пулемёте, со стороны Тонконогова 12 человек при 1 ручном пулемёте и 7 автоматах, а также винтовках. В итоге у преследователей ранена собака, у бежавших ранен один из заключённых – Пуц, которого, естественно, в духе такого фронтового товарищества Тонконогов застрелил.

Д.П. Молодец!

Игорь Пыхалов. И также при этом, удирая от преследователей, вот эти герои бросили ручной пулемёт.

Д.П. Тяжёлый, что ли, был, или патроны кончились? В чём смысл?

Игорь Пыхалов. Патронов у них ещё было довольно много, потом будет ещё пара боестолкновений. По этому поводу Худенко, который, как мы помним, был человек творческий, лагерный художник, в дневнике делает следующую запись: «Оказалось, что Тонконогов хорош организатор, но как военный командир никуда не годится, ничего не знает и ни в чем не разбирается, поэтому выбрал такую дурную позицию и в таком дурном месте, неправильно расположил людей и бой проигран. Нас обошли. Не имел никаких распоряжений от командира и чувствуя, что наше правое крыло обходят, я вытягиваюсь по линии, чтобы предотвратить обход. За мной следуют Янцевич и Игошин. Начался бой. Мы втроем прорвались. Идти на условленное место нет никакой возможности — мы в болоте, а указанное направление еще в худшем болоте. Что делать? Через болото поднимаемся на гору в северо-западном направлении. Примерно в 4 часа дня пересекли болото и подошли к реке (названая не знаю). Мы хоть и голодные, но состояние духа сильное. Ведь счастье наше впереди».

Д.П. Мне, вот извиняюсь – перебью, хотелось бы посмотреть на карту – где там счастье было? Т.е. тот факт, что никто не побежал вместе с ними, говорит о том, что основная масса граждан осознаёт полную бесперспективность побега, т.е. бежать там некуда. Если привезли на пароходе, то это говорит об одном – что путей там нет, и уйти оттуда – это серьёзная проблема даже для людей, которые умеют жить в лесу.

Игорь Пыхалов. Ну, теоретически – через тайгу, но это, конечно, нужно уметь. Что мы получаем: после первого боя из этих 12 «героев» один ранен и застрелен своим же главарём, трое отделились – Худенко, Янцевич и Игошин, а в основной группе осталось 8 человек. Сразу скажу, что вот это «счастье наше впереди» - счастья никакого этим трём не досталось, потому что впоследствии Худенко и Игошина убили при задержании, причём, как пишет Бирюков, это его личное мнение по изучению обстоятельств, скорее всего, их там просто, грубо говоря, застрелили, чтобы не брать живыми, потому что в те времена наше добренькое государство отменило смертную казнь, и этим з/к, даже взятым во время побега, даже при этом убившим охранников, максимум, что грозило – это 25 лет.

Д.П. Я замечу со стороны конвойной, что трупы придётся выносить, и чисто из физиологического расчёта – их тяжело носить, в общем-то, а если мы их потащим обратно, то должны быть веские причины для изготовления трупов – ты их сам назад понесёшь. Наверное, надо было отомстить за товарищей, или что – я уж не знаю, как это правильно назвать. Ну в общем-то, подобные граждане ничего другого и не заслуживают.

Игорь Пыхалов. Янцевичу повезло немного больше – он чуть дольше прожил, но его тоже застрелили, правда, поскольку его труп был опознан гораздо позже, через довольно большой срок, то тут Бирюков высказывает такую версию, что, может быть, Янцевич смог всё-таки удрать, и это был застрелен какой-то другой из беглецов, беглец-одиночка. Но опять же, здесь вопрос вероятностный, насколько можно в одиночку выжить в тайге.

Кстати, когда ловили вот эту троицу, там заодно под раздачу попал некий заключённый Зиновьев, который за некоторое время до этого бежал в одиночку из другого места заключения, но поскольку идёт облава, то он тоже попал под раздачу и был убит.

Теперь – что происходит с остальными героями: их второе боестолкновение происходит ровно через стуки, т.е. опять под вечер, их опять настигает погоня, и в этот раз получается, что если бы командир охраны не погорячился, то, возможно, что на этом бы их уже и накрыли, потому что там уже наши их окружали – мл.лейтенант Коптегов с 5-ю бойцами заходил слева, а сержант Горбунов с другой группой – справа, но в итоге командовавший преследованием командир дивизиона лейтенант Кондрашов неосторожно высунулся из-за стога сена, и бандитская пуля попала ему в голову. Такая примерно ситуация показана и в фильме, там, правда, она растиражирована на несколько таких же персоналий, естественно, это всячески смакуется. В итоге получилось, что бойцы охраны потеряли командира, потеряли ещё двоих раненых, соответственно, группа Тонконогова смогла уйти, но при этом от неё отделилось ещё 3 человека – это Гой, Демьянюк и Солдатов. Забегая вперёд, им повезло гораздо больше – их потом взяли живьём, и они дожили до суда, единственные из всех бежавших. Таким образом, получается, что с момента начала побега прошло меньше 2 суток, но уже имело место 2 боестолкновения, с нашей стороны ещё один труп, но беглецы уже частично рассеяны, и преследование продолжается.

Ну и наконец «последний бой майора Пугачёва», точнее, бандита Тонконогова, полицая Тонконогова – он не расписан подробно, описаны только его результаты: в последнем бою все пятеро человек, которые с ним оставались, включая его самого, были убиты, с нашей стороны было убито двое бойцов – Бжахов и Богданович, и трое раненых. На этом всё.

Д.П. Возвращаясь чуть-чуть назад: свора нацистов-укробандеровцев, которые не имеют за спиной никаких подвигов, ни службы в вооружённых силах нормальной, ни каких-то там наград, ни участия в боевых действиях – только выступления на стороне немецких нацистов – нацист нациста видит издалека, пристроившиеся в лагере строго на «придурочные» должности – такие люди в лагере называются «придурок лагерный» - повторюсь: либо ты «блатной», либо ты на оперчасть трудишься – там, скорее всего, успешно сочеталось и то, и другое - поскольку это бандеровцы, они там диаспору внутри создали, захватив всяческие места и оттерев оттуда «блатных», либо заодно с «блатными» выступая и имея некие должности, прекрасно питаясь – это важно: там никто не умирал от голода – умирая от голода, ты ни в какие побеги не пойдёшь, запася еды с собой, чтобы куда-то там бежать, убив людей, которые им доверяли, ни за что ни про что, задушив цинично, вскрыв оружейные комнаты, захватив оружие, пускаются в побег, и на что подобный гражданин должен рассчитывать, кроме пули в лоб, мне как-то вот не совсем понятно. А гражданин Шаламов, значит, из этого организует какой-то безумный подвиг в лучших традициях перестроечной брехни: все ветераны войны, орденоносцы, все, понятно, ни за что сидят, в лагере над ними издеваются, как только могут. Странно, что там расстрелов массовых каждое утро не проводят, а они из последних сил убежали, да – красота!

Игорь Пыхалов. Кстати, ещё дополню, что они кроме того ещё прихватили некоторое количество золота, потому что при задержании у того же Солдатова изъяли, я не помню, то ли 40, то ли 60 г, ещё у кого-то. Ну т.е. поскольку прииск, то там тоже прихватили то, что нужно.

Д.П. Ещё и казённое золото воровали, да.

Игорь Пыхалов. Что получилось дальше: как я уже сказал, вот этим троим, которые отделились после второго боя, т.е. Содатову, Гою и Демьяненко повезло больше, причём дальше получилось так, что они ещё разделились, более того, Солдатову даже удалось где-то угнать лошадь, правда, потом получилось очень красиво – он просто, видимо, либо не ориентируясь на местности, либо не умел управлять лошадью, в итоге эта лошадь его просто водила вокруг того лагпункта, откуда он это угнал, в итоге там его и взяли. Ну а Гоя и Демьяненко задержали в другом месте.

Ну и там дальше, по версии Шаламова, тоже Солдатов остаётся живым, и там его долго лечили для того, чтобы расстрелять. По фильму тоже Солдатов остаётся, его берут живым, но он там умирает в госпитале как раз накануне операции – по этому поводу проникшийся от этого генерал-майор, который организует эту операцию, говорит, что он, дескать, ушёл свободным.

Д.П. Господи… А видимо, задержав, его должны были пороть на конюшне плетьми, да, тыкать пальцы в рану, ещё чего-нибудь? Как это у данных граждан и было принято – поступать с ранеными красноармейцами и прочее.

Игорь Пыхалов. Но в итоге, поскольку именно в это время наше добренькое государство отменило смертную казнь, то когда эти трое беглецов были пойманы, им 1 ноября 1948 года был вынесен приговор – 25 лет лишения свободы. Причём, опять же, в отличие, скажем, от США или в отличие, если я не ошибаюсь, от современной России, у нас тогда срока не суммировались выше верхнего предела – поскольку был максимальный срок 25 лет, то, соответственно, больше уже нельзя.

Д.П. Три пожизненных не давали.

Игорь Пыхалов. Да, т.е. то, что у них было 20, 15 лет приговоры, которые частично отбыты, это всё не считается – 25, и не больше. Но дальше у нас начинается хрущёвская «оттепель», наш Никита Сергеевич выступил на 20 Съезде с докладом о культе личности, и в итоге дела наших «героев» пересматриваются, и уже 29 мая 1957 года Солдатов получает свободу.

Д.П. Ну потому что ни за что пострадал.

Игорь Пыхалов. Конечно, да, т.е. то, что он там в своё время убил милиционера, потом в лагере участвовал в убийстве надзирателя – это ерунда. Ну а двум другим его подельниками повезло меньше, т.е. Гой был освобождён в июне 1963 года, а Демьянюк – только в октябре 1964-го. Но если учесть, что на момент освобождения Солдатову было 45 лет, Гою 44 года, а Демьянюку 43 года, то вполне может быть, что эти люди могли дожить до горбачёвской перестройки и потом, может быть даже, если у них были семьи, рассказывали своим внукам о том, как безвинно страдали в этих колымских лагерях.

Д.П. В сталинских ГУЛАГах, да.

Игорь Пыхалов. Т.е. вот такая история, и здесь, как мы видим, довольно много совпадений с фактурой, т.е. совершенно очевидно, что Шаламов описывал именно этот случай, но понятно, что он всё-таки к документам доступа не имел, т.е. это, скорее всего, пересказывал лагерные байки, ещё изрядно из приукрасив и подав в нужном ключе. Но, как мы видим, тут ничего героического не было, а был именно побег уголовников, которые воспользовались разгильдяйством охраны.

Д.П. Такое чувство, что обеими ногами наступил в какой-то кулич из говна, заботливо слепленный умелыми руками талантливого литератора Варлама Шаламова. В очередной раз за что ни возьмись, кругом одна брехня, ложь и обман. У людей, по-моему, вообще не то, что там стыд, совесть – какого-то минимального логического мышления даже нет. Ну ты хоть попробуй разобраться, зачем ты лжёшь-то так? А вы, идиоты, зачем это пересказываете? Ладно, хрен с ним – Варлам Шаламов, обиженный советской властью, озлобленный, и всякое такое, макнув перо в навоз, гнал строку – а вы-то чего? Вы-то что там снимаете, в 4 серии растягиваете: «ушёл свободным» - тьфу, блин! Блевотина!

Спасибо, Игорь Васильевич, очень познавательно. Угостите почитать?

Игорь Пыхалов. Да конечно.

Д.П. Спасибо. А на сегодня всё. Не смотрите всякое дерьмо. До новых встреч.

С помощью oper.ru

0 Комментариев


Яндекс.Метрика