Версия для печати
О фальсификации истории Второй мировой войны: философско-методологический ракурс

Третья мировая гибридная война, о которой сегодня говорят многие (и не без оснований) на то и гибридная, что её зачинатели для достижения своих целей используют самые разнообразные средства экспансии. Распространяемый по планете коронавирус COVID-19 считается способом применения в этой войне биологического оружия, хотя, с моей точки зрения, пандемия этого вируса сама по себе – пока что эксперимент и всего лишь триггер решения задач более высокого порядка, в том числе, информационно-психологического, а значит и военно-политического характера.

То, что информационная война в нынешних условиях эффективнее любой другой, стало очевидно в период советской перестройки: провозглашенный Генеральным секретарем ЦК КПСС М.С. Горбачевым курс Компартии на гласность (вместо осуществления в стране глубоких политических и экономических реформ) в течение нескольких лет сначала разложил, а затем и уничтожил великую державу.

Понятно, что под видом «гласности» советское информационное поле наводнили – помимо публикаций с расследованиями и открытием ранее скрываемой информации – откровенные фальшивки и дезинформация; однако же, ослепленные иллюзией преодоления закрытости советского общества, его все более топорной пропаганды и идеологической догматики, интеллигенция и некоторые другие социальные группы поддержали политику «катастройки»i, вознеся антисоветские и антироссийские информационные вбросы на уровень даже не искомой правды, но абсолютной истины.

После разрушения СССР и упразднения КПСС информационная война против уже новой России ослабла, но не прекратилась. До 2014 года она велась в вялотекущем режиме, но после воссоединения с Россией Крыма и последовавших за этим экономических санкций Запада эта война вспыхнула с новой силой. Казалось бы: новая Россия – уже не страна социализма, в ней уже нет монополии какой-то левой партии; напротив: за минувшие с момента упразднения СССР десятилетия РФ полностью встроилась в мировые тренды не только экономически, но и идеологически, став, по сути, сырьевой колонией ведущих западных стран. Однако же сегодня именно Россия вновь оказалась на острие информационной атаки ведущих мировых «центров силы». В чем причина? Причина в том, что, срубив советское дерево, Запад не выкорчевал его цивилизационные корни, а корни эти – традиционные российские ценности и историческая память русских и россиян.

У России тысячелетняя (минимум) история, но самым важным и ценным – в духовном и нравственном смысле – историческим событием в сознании российского народа, поднявшимся на уровень его ключевого цивилизационного фундамента, вот уже 75 лет является победа советского народа в Великой Отечественной войне (победа в Великой Отечественной войне считается главным праздником для более чем 90 % граждан РФ)ii.

Не буду описывать причины этого феномена и объяснять действительное значение Великой Победы для России и всего мира – оно, на самом деле, хорошо известноiii. Скажу только, что это событие вот уже три четверти века не дает покоя тем силам, которые стояли за нападением фашистской Германии на Советский Союз. И это ровно те же силы, которые в 1985 году инициировали в нашей стране прозападную политическую трансформацию, в 1991 году обеспечили упразднение СССР, после чего развязали геноцид против русского населения в бывших советских республиках и катализировали кровавые конфликты по всему периметру новой России. Эти силы втащили в НАТО почти все восточно-европейские государства и начали спонсировать террористов на южных границах РФ и внутри нашей страны: все многочисленные теракты в России, включая подрывы гражданских самолетов, взрывы в метро, кровавые события в Буденновске, Беслане и на Дубровке в Москве – дело их рук. В 1994 году эти силы столкнули русских и чеченцев, в 2008-ом – русских и грузин, в 2014-ом – русских и украинцев. В 2001 году эти силы вошли военными базами в центрально-азиатские республики, после чего наплодили по всему постсоветскому пространству свои биологические лаборатории и сформировали хорошо финансируемую и масштабную агентурную сеть.

В такой ситуации Россия давно должна была сломаться и согласиться с полным подчинением Западу, однако она сопротивляется, и главная опора этого сопротивления – память граждан России о Великой Отечественной войне и победе советского народа в ней. Самое грандиозное подтверждение этой памяти – акция «Бессмертный полк», в которой участвуют все русские по духу люди во всем мире.

Как результат, нынешние враги России ставят своей задачей вычеркнуть из памяти россиян или дискредитировать события, связанные с Великой Отечественной войной, и эта задача стала не просто идеей-фикс каждого русофоба – она стала главным острием атаки бенефициаров Третьей мировой войны – важнейшей её информационной и, я бы сказал, психоисторической составляющей.

Разумеется, русофобия – не стихийный процесс; у этого явления, с моей точки зрения, нет объективных предпосылок в том смысле, что за возникающими то тут, то там ситуациями со сносом памятников советским воинам, «рассекречиванием» каких-то «уличающих» Россию документов, заявлениями отдельных политиков и т.п. прослеживается четкая и понятная линия, направляемая из Лондона и Вашингтона. У этой очередной войны против России имеются генеральный план и своя методология.

В чем состоит методология фальсификации Великой Отечественной войны – её причин, целей, итогов и значения?

Некоторые методы стандартны. Это замалчивание одних событий и эпизодов в истории этой войны, преувеличение значения других ее событий, а также откровенное искажение сути тех или иных фактов. Сюда же следует добавить такой прием, как перекладывание вины и ответственности за некоторые нелицеприятные страницы истории с больной головы на здоровую.iv Всё это хорошо знают историки, наиболее добросовестные из которых удерживают память о Великой Отечественной войне в русле объективных оценок. Что же касается названной статьи, то в ней мы намерены посмотреть на проблему фальсификации истории Великой Отечественной войны с философско-методологических позиций – а это во многом иная, чем у историков, парадигма анализа, оценок и интерпретаций рассматриваемых событий.

Начну с того, что исторический анализ, как правило, связан с индуктивным методом исследования какого-либо процесса или явления – с движением мысли от частного к общему. Важно установить достоверность тех или иных фактов, а затем – шаг за шагом – реконструировать подлинную картину событий. Философия, напротив, предполагает дедуктивный подход, при котором любая изначальная и даже общепринятая интерпретация рассматривается как гипотеза, которая требует подтверждения или опровержения посредством не столько сбора и проверки фактов, сколько применения аналитических приемов и логических умозаключений.

Дедуктивный метод предполагает построение на старте любого исследования некой логическо-смысловой системы, в которой определяются основные её параметры и элементы, устанавливаются причинно-следственные, структурные и иные связи между этими элементами, определяются содержание объекта и предмета исследований, а также их сущностные характеристики и только затем проверяется истинность тех или иных гипотез.

Каковы параметры такой системы, если ею считать историю Великой Отечественной войны?

Для начала следует определиться с основными параметрами этой системы. Так, очевидно, что Великая Отечественная война является составной частью Второй мировой войны, а не наоборот. Отсюда основные логические посылки: «Великой Отечественной войны не было бы, если бы ранее не началась Вторая мировая война» и «Великая Отечественная война – это оборонительная война СССР против фашистской Германии». Полагаем, в связи с названными посылками, что в исследовании истории и иных аспектов Великой Отечественной войны базовой и рамочной категорией должно стать понятие «Вторая мировая война».

Великая Отечественная война – это не только главный нерв и основной фронт Второй мировой войны; это еще и наша война, в отличие от чужой для нас Второй мировой, которую развязал и вел не Советский Союз; но, повторю, Вторая мировая война – более широкое по объему понятие, включающее в себя, в том числе и Великую Отечественную войну в качестве ключевого элемента.

Таким образом, достоверный и объективный взгляд на Великую Отечественную войну (как подсистему системы «Вторая мировая война») возможен только в том случае, если будет установлена объективная картина всей Второй мировой войны как таковой. Когда мы разберемся с целями, причинами, основными организаторами и временными рамками этой войны в целом – только в этом случае мы сможем отбиться от нападок на историю Великой Отечественной, от ее фальсификаций и навязывания нам дискуссий в отношении различных тем и дискурсов частного (не сущностного) характераv.

Поясню смысл этого тезиса на одном весьма важном примере.

Так, временными рамками Второй мировой войны являются даты, означающие ее начало и финал. Официально признано, что Вторая мировая началась 1 сентября 1939 года, а закончилась 2 сентября 1945 года. Опускаю вопрос о том, кто, как и зачем настоял на том, что датой начала этой войны принято считать нападение Германии на Польшу. Замечу только, что она спорна с формально-исторической или даже формально-правовой точки зрения и совершенно точно неверна с философско-логических, то есть с фактических позиций.

В качестве начала этой войны установлена дата, которая максимально выгодна истинным зачинщикам Второй мировой войны и не выгодна России и СССР, против которых в основном эта война и была направлена.

Советский Союз был главным победителем во Второй мировой войне, поскольку сломал хребет фашистской армии, а Красная Армия взяла Берлин. С этим тезисом в мае 1945 года никто не стал бы спорить; вот только СССР участвовал в другой войне, чем та, в которой участвовали Германия, Великобритания, США, Франция, Италия, Япония и т.п. Все вышеперечисленные (кроме СССР), а также некоторые другие страны участвовали именно во Второй мировой войне – в войне за передел мира и захват чужих территорий, в то время как Советский Союз оборонялся и даже принуждение к миру Японии в августе 1945 года рассматривал как вынужденное продолжение своей оборонительной – Великой Отечественной – войны.

В СССР все знали, когда на нашу страну напал враг (начало Великой Отечественной войны) и когда было поднято Красное знамя над рейсхтагом в Берлине (её финал) – а потому все остальные даты считали не существенными, не придавая особого значения официально установленным временным рамкам Второй мировой войны. Для зачинателей же Второй мировой войны, напротив, обозначение временных рамок этой войны имело весьма важное идеологическое и политическое значение. Важно было уйти от исторической ответственности, скрыть истинные причины и пружины Второй мировой войны, замаскировать действия и истинные мотивы её инициаторов – и развернуть исторические события так, чтобы вчерашний победитель (СССР) оказался в итоге в позиции виновника (или одного из виновников – наряду с фашистской Германией) глобального преступления против человечности.

Сегодня официально признано, в том числе и в России, что началом Второй мировой войны следует считать 1 сентября 1939 года, когда войска вермахта пересекли границу Польши, после чего Франция и Великобритания (3 сентября) объявили войну Германии. И в этой официальной трактовке содержится, как минимум, три логических противоречия.

Во-первых, почему первое сентября, а не третье? Ведь в случае, если считать формальное объявление Францией и Великобританией войны Германии достаточным основанием для квалификации совокупности уже идущих военных действий с участием ведущих стран мира как именно мировой войны, события 1 сентября (нападение Гитлера на Польшу) были лишь предпосылкой и прологом к началу Второй мировой войны. Во-вторых, почему предпосылкой к вступлению в войну Франции и Великобритании считается только одно и именно это событие, а не серия аналогичных предшествующих: захват Германией Чехословакии в 1938 году, Австрии в 1937-м, Рейнской области в 1936-м и т.д.? Наконец, третье противоречие или, точнее, нестыковка состоит в том, что де-факто ни французские, ни британские войска 3 сентября 1939 года не сдвинулись с места. По сути, захват Польши стал для Германии всего лишь этапом в серии силовых «аншлюсов» тех или иных территорий.

По факту военные действия в Европе с участием ведущих держав начались гораздо раньше сентября 1939 года, и, если до этого не было прямых военных столкновений между кем-либо из них, это не значит, что они находились в состоянии мира, то есть что мировой войны не было.

Российский историк Андрей Фурсов считает началом Второй мировой войны Мюнхенское соглашение (Мюнхенский сговор) 29 сентября 1938 года, в котором Великобритания, Франция, Германия и Италия договорились о сдаче Чехословакии Гитлеру. Кто-то считает (и вполне обоснованно), что Вторая мировая война началась еще раньше – с начала Гражданской войны в Испании в июле 1936 года, уж поскольку на стороне диктатора Франсиско Франко так или иначе воевали представители Италии, Германии и Португалии, а на стороне его противников – добровольцы из России, Мексики, Кубы, на начальном этапе – Франции и т.п., а сами военные действия велись не только на Пиренейском полуострове, но также в Марокко, Гвинее и других испанских колонияхvi. В Гражданской войне в Испании на стороне Республики сражались добровольцы из 54 стран. То есть, это уже точно была Вторая Мировая война – первый её этап.

Впрочем, все эти версии основаны на историческом подходе к анализу Второй мировой войны, акцентирующем основное внимание на формальной стороне событий. С философской точки зрения, началом войны следует считать фактическое и необратимое РЕШЕНИЕ о ее начале основными ее участниками. Решение, закрепленное в неких кулуарных и не афишируемых договоренностях ключевых игроков будущей войны и их последующих действиях, позволяющих судить о наличии такого решения.

Именно после фактических и теневых, а не формальных и публичных дипломатических договоренностей, которые всегда играют роль прикрытия, и был дан старт реализации военного сценария по переделу Европы и мира.

 

* * *

 

У всякой войны или революции всегда имеется свой «Рубикон», перейдя который та или иная сила становится источником и основным инструментом войны, порождая цепь событий непреодолимой силы. Для Гитлера таким «Рубиконом» стал ввод войск в Рейнскую демилитаризованную зону на границе с Францией 7 марта 1936 года вопреки позиции Лиги наций. Фюрер решился на применение прямых военных действий с целью укрепления позиций Германии в Европе (по сути – на начало своей экспансии), после чего у руководства этой страны уже не было пути назад. В свою очередь, главным партнером Гитлера в этой акции стала Великобритания, которая поддержала данный шаг Германии и убедила руководство Франции не сопротивляться. То есть, для трех основных участников будущей Второй мировой войны 7 марта 1936 года стало моментом истины: Лондон благословил Гитлера на военные действия, Париж согласился с позицией Лондона, а Берлин понял, что перед ним – зеленая улица. Иначе говоря, началом Второй мировой войны следует считать 7 марта 1936 года – момент захвата Гитлером Рейнской демилитаризованной зоны.

7 марта 1936 года фактически было дезавуировано статус-кво, установленное Версальским мирным договором от 28 июня 1919 года между странами Антанты и Германией… Вот как началась Вторая Мировая война: формально – с захвата Рейнской зоны, а фактически – с кулуарных стратегических договоренностей между Гитлером и британской пронацистской верхушкойvii, то есть той самой «группой интересов», которая была более других заинтересована в развязывании новой мировой войны с целью поправить дела Британии, утрачивающей былое геополитическое влияниеviii.

Уже через три месяца – в июле 1936 года – союзник Гитлера Франко развязал войну в Испании против республиканцев, и эту войну нацисты целого ряда стран при поддержке со стороны Ватикана (и, негласно, Великобритании) превратили в войну против Коминтерна, а еще через несколько месяцев Италия, Германия и Япония подписали Антикоминтерновский пакт, направленный, прежде всего, против СССР. Соответственно, далее Гитлер начал захватывать страну за страной, готовясь к генеральному наступлению на восток (план «Ост») и помня о договоренностях с руководством Великобритании: Лондон избавил Берлин от обязательств по Версальскому договору и в последующем вплоть до нападения Германии на СССР всячески поддерживал фюрера; в свою очередь, Гитлер последовательно продвигался в сторону Москвы, поскольку главной целью и Германии, и Великобритании, и многих других участников Второй мировой войны был коммунистический Советский Союз.

Возвращаясь к 1 сентября 1939 года, замечу, что согласие СССР считать именно эту дату началом Второй мировой войны обернулось впоследствии против Советского Союза. Фальсификаторы истории связали эту дату с подписанным незадолго до нападения Гитлера на Польшу договором между СССР и Германией о ненападении (пактом Молотова-Риббентропа) и трактовали это так, будто настоящий договор положил начало разделу Польши, продемонстрировав миру некий «протокол» в качестве секретного приложения к данному документу, который, скорее всего, является фальшивкойix.

Из Польши искусственно сделали «жертву» Сталина и Гитлера, что стало прологом к продвижению в западных СМИ и официальной политике Запада тезиса о «равной ответственности» этих двух политиков за развязывание Второй мировой войны. А чтобы ни у кого, включая Польшу, не оставалось сомнений в том, что Сталин – такой же монстр, как и Гитлер, а Красная Армия не освободила Пользу от фашистов, а оккупировала ее, усилили дискурс с «секретным протоколом» к Пакту Молотова-Риббентропа дополнительной фальшивкой о массовом расстреле польских офицеров войсками НКВД в районе Катыниx.

СССР занял западные области Украины и Белоруссии вынужденно; Сталин прекрасно понимал истинные цели Запада и той игры, которая велась против него объединенными усилиями Великобритании и Германии. Да и Польша отнюдь не была невинной жертвой: накануне ее захвата гитлеровцами руководство этой страны всячески демонстрировало готовность стать союзником Гитлера в войне против Советского Союза при условии получения в свое владение Украины.

Таким образом, установление даты начала Второй мировой войны 1 сентября 1939 года позволило западным фальсификаторам истории вывести на первый план раздел «беззащитной» Польши между Гитлером и Сталиным и, тем самым, не просто возложить на них равную ответственность за начало Второй мировой войны, но и приравнять Сталина к Гитлеру, а СССР и Россию – к фашистской Германии. Тогда как, повторим, главными зачинщиками Второй мировой войны войны являются Германия и Великобритания.

В системе событий, которые являются элементами Второй мировой войны, есть еще несколько десятков ключевых эпизодов, каждый из которых имеет важное значение для понимания сущностных характеристик этой войны – и все они подверглись массированному искажению западными историками и пропагандистами. Бороться с фальсификаторами истории только посредством дискуссий вокруг частных исторических фактов и в тех дискурсах, которые созданы на Западе, – не всегда перспективное занятие. Нужно формировать собственные дискурсы на основе логичных посылок и умозаключений и с опорой на обобщения, касающиеся, прежде всего, морально-ценностной стороны событий, о чем автор этих строк писал ранее в серии публикацийxi.

Нужно тщательно отделять главное от второстепенного, понимая, что противник России в информационной борьбе против нашей страны делает ставку не на объективные факты, а на особенности их интерпретации олигархическими СМИ и монополизацию обсуждаемых тем западной системой дезинформации и пропаганды.

i «Катастройка» – термин известного российского философа А.А. Зиновьева

iii См. Тимаков В.В. Война, которая изменила мир. – Рыбинск: Медиарост, 2017, 120 С.

iv В этом смысле 9 мая для россиян – куда более значимая дата, чем 2 сентября.

v Доходит до смешного: некоторые немецкие историки пытаются навязать мировым СМИ тезис о том, что немецкие войска якобы одержали победу в танковом сражении на Курской дуге – и на основе этого частного случая доказать – ни много, ни мало – что немецкие войска в ходе Второй мировой войны были более эффективными, чем советские. Как результат, некоторые российские историки, журналисты и кинематографисты вместо того, чтобы поставить реваншистов на место отсылом к общим итогам Великой Отечественной войны, клюют на провокационную наживку и втягиваются в дискуссию по этому, явно фейковому поводу.

viМногие американские историки считают началом Второй мировой войны дату нападения японских войск на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года, что свидетельствует об американоцентризме их трактовки Второй мировой войны и, разумеется, не отвечает критериям объективной оценки временных рамок Второй мировой войны.

vii Формально «Рейнский сценарий» был согласован Гитлером с премьер-министром Великобритании Стэнли Болдуином.

viii За год до оккупации Германией Рейнской демилитаризованной зоны в марте 1936 года Гитлер присоединил к Германии Саарскую область. Но в последнем случае, во-первых, состоялся плебисцит местного населения, во-вторых, к 1935 году истек установленный Версальским договором срок французского протектората над регионом, а в-третьих, Германия обошлась в данном случае без применения военной силы. Так что «Рубиконом» для основного субъекта Второй мировой войны стал именно захват Германией с применением военной силы Рейнской демилитаризованной зоны. Значение же этого события всячески замалчивается Западом или скрывается по той простой причине, что оно стало возможным в результате сговора Германии и Великобритании, а именно – Гитлера и принца Эдуарда. (Стоящая за Эдуардом британская элита к этому времени уже имела План разворачивания Второй мировой войны). Согласно приему «перекладывания с больной головы на здоровую» истинные зачинатели Второй мировой войны переложили вину с реального тандема Гитлер-Эдуард на антагонистов Гитлера и Сталина.

xОбе темы («секретного протокола» к Пакту Молотова-Риббентропа и расстрела поляков в Катыни) были вброшены в российские и западные СМИ практически одновременно. По утверждению ряда российских исследователей, документы по этим событиям были изготовлены за рубежом, а «обнаружение» отдельных «документов» в российских архивах курировалось одним и теми же политиками (например, в России – членом Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлевым). См.: https://svpressa.ru/online/video/34477/; см. также -https://cont.ws/@korneevs45/170006;

С другой стороны, не так уж и важно, фальсифицированы оба этих события или нет. Даже если эти события имели место, они носят частный характер и не меняют общей картины – если, конечно, не идти на поводу у фальсификаторов истории, выдающих отдельные исключения за правило и всячески игнорирующих системные характеристики Второй мировой войны.

xi См. Лепехин В.А. Зачем Запад стремится извратить историю Второй Мировой войны. – РИА-новости, 10.05.2016. – Эл. доступ: https://ria.ru/20160510/1430493996.html; См. также: Лепехин В.А. Начало войны против СССР – ключевой пункт пересмотра истории. РИА-новости, 21.06.2016. – Эл доступ: https://news-front.info/2016/06/22/nachalo-vojny-protiv-sssr-klyuchevoj-punkt-peresmotra-istorii-vladimir-lepexin/