Версия для печати
75-летие Великой Победы в условиях новых типов войн

Каждый год 9 мая мы ощущаем величие и мощь русского духа, гордость за Победу единого советского народа в одной из самых страшных войн человечества.

Победа на всех одна!Об этом стали забывать и не просто забывать, а подвергать масштабной фальсификации отечественную и мировую историю, может, поэтому реальность тут же напомнила о себе…

2020 год – год 75-летия Великой Победы был объявлен Годом Памяти и Славы и обещал стать незабываемым в мировой и отечественной истории по политической значимости и масштабу празднования. Однако все пошло совершенно иначе. Два главных праздника России – Пасха и День Победы, отражающие христианский и советскийi смыслы национального бытия, в привычных формах празднования выпали из желаемой реальности по причине новой политической угрозы, получившей в научной среде различные названия: «психотерроризм», «Третья Мировая психическая», «вирусно-психически-информационный удар» (В. Лепехин), «антропогенная катастрофа, вызванная искусственным коронавирусом» (Н. Денисов), «вирус-гуманист» (В. Расторгуев), «биоинформационная война» (О. Воронова) и другие. Независимо от названия, абстрагируясь от конспирологических теорий, аналитики сходились в главном тезисе – существует некая сила, запустившая и направляющая не только коронавирус, но также массовый психоз и политические акции вокруг его распространения.ii В чем же смысл происходящего?

Чем ближе приближался юбилей Победы, а также 75-летие ООН, тем чаще стала звучать риторика о возможном использовании ядерного оружия, а предложения России к странам НАТО, прежде всего о моратории на развертывание ракет малой и средней дальности, не получили поддержки. Мир в очередной раз оказался на пороге опасной черты – «конфликта цивилизаций» вместо «диалога цивилизаций». С учетом разработки новейших типов оружия могла состояться последняя война в истории человечества.

Огромное количество социальных бедствий ХХ века, войн, межнациональных конфликтов, к сожалению, не привело к солидарности народов, культур, государств. Новый тип угрозы, связанный, по мнению ряда экспертов, с применением биологического, психического и кибернетического оружия(все они, конечно, связаны с США, куда оно вернулось бумерангом) выявил отсутствие общей стратегии на возникшие вызовы даже у цивилизационно близких стран (Россия-Белоруссияiii), а также низкий профессионализм целого ряда экспертов в сфере безопасности, допустивших панику и массовый психоз.

С.Ф. Черняховский, анализируя сложившуюся ситуацию, обращает внимание на фантазийный сюжет произведения С. Лукьяненко, описывающего как основу авторитета наставников заложила страшная эпидемия, сократившая население и полностью уничтожившая одну из человеческих рас. «Вторая также стояла на грани исчезновения, но была спасена наставниками, открывшими лекарство, победившее болезнь. Наставники стали спасителями и учителями, определяющими все основные моменты развития планеты, сделавшие ее могучей цивилизацией Добра, Дружбы и Мира. И почти никто не знает, что наставники потому смогли спасти цивилизацию и победить эпидемию, что именно они и создали смертельный вирус – одновременно создав и противоядие от него».ivЧерняховский делает вывод: цивилизация, не сумевшая перейти к социализму до выхода на этап транснациональности, уничтожает сама себя в ходе собственного развития.

По одной из версий, именно планетарная антропогенная катастрофа заставила человека устрашиться самого себя, так как он оказался слишком близок к самоуничтожению. Коронавирус как продукт научной и прочей человеческой деятельности стал угрозой своему создателю. Мир будущего – каким он будет? Концепцию постгуманистического будущего мира описывает в своих работах Ф. Фукуяма, обозначая «четыре биотехнологических пути к постчеловеческому будущему: это расширение знаний о мозге и биологических основах человеческого поведения; нейрофармакология и манипулирование эмоциями и поведением; продление жизни; генетическая инженерия».

Высвобождение и абсолютизирование биологической природы человека, эгоизма, потребительского отношения к миру в условиях доминировании экономического над человеческим измерением политики способствовали утверждению хаоса, мира абсурда, подмене ценностей, что, безусловно, должно привести человека и человечество к изменению социально-экономического уклада, созданию новой философии жизни. Какой будет роль человека в новом мире, новом экологическом пространстве? Сможет ли человечество сохранить себя в условиях «расколдованной природы»v?

Смыслообразующие функции экологического мировоззрения связаны с проблемой выживания человечества, продолжением рода, сохранением основных признаков биологического вида человека, сопротивлением искусственной среде (существуют прогнозы о возможной быстрой искусственной эволюции человека, жизнь которого подчинена процессам электронизации).viПреодоление человеком «постчеловеческого» в самом себе является первостепенной задачей не только экологического, но и политического мировоззрения. Необходимо выстраивать новые отношения: человек-Бог; человек-человек; человек-природа; человек – искусственный интеллект. В последнем случае не следует забывать, что роботизированные системы – это не продолжение человека, а технология, которая позволяет решать недоступные человеку задачи.vii

Пределы адаптации человека к экологическому кризисуобнажают множество проблем, связанных не только с сохранением природных ресурсов, их бережным использованием, но и с новыми экологическими и биологическими угрозами. В основе экологического кризиса – проблема адаптации человека к новым экологическим вызовам. Человек перестал ощущать пределы трансформации природы, не исключив из неё и себя. Речь идёт о научных исследованиях стволовых клеток, генной инженерии, проблеме клонирования человека, суррогатном материнстве и других научных исследованиях.

Возникают закономерные вопросы: этичны ли научные исследования, которые будут способствовать продлению жизни человека, уходу от депрессивного состояния человечества посредством использования медикаментозной терапии? В целом, можем ли мы определить фиксированные свойства человека как биологического вида и социального организма и сохранить их или мы готовы к клонированию человека, созданию нового вида живых организмов и новой экологической этики?viii На наш взгляд, в этом плане представляет интерес позиция В. Хёсле, который считает, что экологический кризис может выступить в роли общего «врага» для всего человечества, но не исключает возможности того, что именно поиск разнообразных способов выхода из экологического кризиса, столкновение противоречивых интересов послужит причиной возникновения новых войн.ix Мы как раз наблюдаем сейчас, насколько различными являются стратегии противодействия общей угрозе – китайская, американская, итальянская, российская, белорусская и пр.

В рамках атеистического мировоззрения причины происходящего носят биологический, медицинский, экологический, военно-политический и финансово-экономический характер. В русле же религиозного мировоззрения (не отрицающего вышеобозначенных причин) очевидно, что Бог допустил эту ситуацию и чем она обернется – злом или благом – во многом зависит от России. Недавно были написаны «апрельские тезисы»x, к которым в качестве эпиграфа были взяты слова Апостола Павла «Не все мы умрем, но все изменимся» и Д.И. Менделеева «Нам особенно нужны хорошо образованные люди, близко знающие русскую природу, всю нашу действительность для того, чтобы мы смогли сделать самостоятельные, а не подражательные шаги в деле развития своей страны». Авторы характеризуют современный кризис не столько как чисто финансовый, экономический или экологический, сколько как глубинный антропологический кризис потребительского общества, что требует пересмотра роли человека в современном мире и его ценностей.

Сможет ли человечество выстроить новый мир, связанный с актуализацией в новом политическом измерении трех идеологий – патриотизм, социализмxi, экологизмв русле самобытного развития цивилизаций? Хотя другого выбора, в общем, и нет.

Закрытые храмы должны напомнить человеку о величии Бога независимо от исповедуемой религии; равенство богатых и бедных перед общей угрозой должно привести к переосмыслению ценностей и стиранию границ между людьми по материальному признаку; неэффективность «рыночной» системы здравоохранения должна актуализировать вопросы социальной политики, а способность противостоять угрозе должна возродить значимость в социальной структуре «человека труда». Природа начала очищаться в отсутствие человека. По судьбоносной случайности «режим самоизоляции» и карантина выпал в Китае на Новый год, у мусульман – на время паломничества, у христиан – на Пасху, что невольно заставляет задуматься.

 

* * *

 

На этом фоне проблемы «войн памяти», казалось бы, отошли на второй план, но не исчезли полностью, требуют переосмысления и новых решений. Именно сейчас, как никогда, важно духовное сплочение народа. Героические «образы прошлого» в истории народов всегда выступают в качестве важнейшего символического ресурса, способствуют легитимации власти, укреплению солидарности общества, поднятию народного духа. Советский Союз после победы в Великой Отечественной войне стал главным гарантом в сохранении нового миропорядка и мира. Именно эта роль позволила советской державе изменить соотношение сил в мире в пользу социалистического устройства, одержать множество побед во многих сферах – от международной до внутренней политики. Одна из главнейших задач, стоящих перед российским народом, народами постсоветского пространства в XXI веке, – защита того мира, за который отдали свои жизни герои Великой Отечественной войны.

Сейчас особенно четко оформилась необходимость реальной интеграции постсоветского пространства не на основе экономического взаимодействия, а, прежде всего, на основе общей исторической памяти, максимального сближения и дружбы народов, сохранения самобытности российской (в иных политических версиях евразийской) цивилизации, Евразийского Союза.

По прошествии 75 лет в зарубежной исторической памяти возникло огромное количество организованных «черных» мифов по поводу этой войны, обозначим лишь некоторые:

– уравнивание СССР и нацистской Германии в развязывании Великой Отечественной войны вплоть до обвинения Советской власти в агрессорских действиях;

– обвинение России как правопреемницы Советского Союза в преступлениях «сталинского тоталитарного режима»;

– оспаривание монопольного права на победу в Великой Отечественной США, Британией, будто бы победившими в историческим противостоянии с тоталитаризмом, освобождая Европу от советской деспотии;

– обвинение русского народа в «имперских амбициях» при попытках отстаивания Россией подлинной исторической памяти;

– восприятие самобытности российской цивилизации как угрозы всему миру;

– навязывание комплекса вины русскому / российскому народу, попытка столкновения народов России на почве возвращения «исторических долгов» (репрессии и пр.), обвинение России в отсутствии демократических традиций, в экономической, культурной, политической отсталости;

– требование общенародного покаяния за тоталитарное прошлое и т.д.

Список этих надуманных политических обвинений бесконечен.Цель ясна – окончательное разрушение постсоветского пространства, памяти о героическом советском прошлом, максимальное ослабление роли России – правопреемницы Советского Союза – как главного победителя нацизма.

В этом ключе важно обозначить еще один вопрос в преддверии всенародного голосования по конституционным поправкам: статья 68, часть 1 Конституции РФ (в третьей редакции) гласит: «Государственным языком Российской Федерации» на всей ее территории является русский язык как язык государствообразующего народа, входящего в многонациональный союз равноправных народов Российской Федерации», что означает, на наш взгляд, что государствообразующим народом может быть любой (!) народ при всей силе остальных предложений в Основной Закон. Это тот случай, когда компромиссная формулировка несет в себе больше политических рисков, чем снимает конфликтность по известному вопросу. Забвение собственной истории приводит к уничтожению ее носителя, и на русском языке могут актуализироваться абсолютно чуждые смыслы, не имеющие отношения к русской / российской культуре.

i Единый культурный (цивилизационный) код России связан с двумя- евангелический код (христианские ценности) и код социальной справедливости (советские ценности) – идея А.В.Щипкова.

ii Лепехин В.14 аксиом о «пандемии» коронавируса и обстоятельствах, с ним связанных [Электрон. ресурс]. URL:https://zinoviev.info/wps/archives/5209 Дата обращения 15.04.2020.

iii Лукашенко заявил о невозможности отменить парад Победы [Электрон. ресурс]. URL: https://lenta.ru/news/2020/05/03/lukashenko/ Дата обращения 3.05.2020.

iv Там же.

v Хёсле В. Философия и экология. М.1994. С.58

vi Dator I. Conscious technology//Futurist/ New York. 1989. Vol.23 N5. P.15-20

vii Беспалова Т.В. «Субъектность» роботов versus субъектность человека: этические пределы // Роботы заявляют о своих правах: доктринально-правовые основы и нравственно-этические стандарты применения роботизированных технологий и аппаратов: коллективная монография под ред. А.Ю. Мамычева, А.Ю. Мордовцева, Г.В. Петрук–М.: РИОР, 2020.-С.72

viii Беспалова Т.В.Проблемы будущих поколений и противоречия экологической этики// Моральные фреймы политических идеологий:монография/под общ.ред.С.П.Поцелуева.Ростов-на-Дону,Таганрог.,2017.-С.234

ix Хёсле В. Философия и экология. М.1994. С.19

x Щербаков А.В., Колесова Л.А.,Буданов В.Г., Малков С.Ю., Олескин А.В., Алтунин А.А., Костенко Б.И.,Курдюмов В.С., Белотелов Н.В., Рыжов В.А., Лобачев Н.Ю., Белоусов П.В. Апрельские тезисы. [Электрон. ресурс]. URL: http://mendeleev-center.ru/articles/article-0106.html Дата обращения 25.03.2020.

xi Речь идет о новом типе социализма, связанного с идеей солидарной цивилизации (подробнее в работах В.Лепехина).