Версия для печати
ДОНБАСС И НОВОРОССИЯ КАК МОДЕЛЬ «СОБИРАНИЯ РУССКИХ ЗЕМЕЛЬ»
События на Донбассе в 2014 году были настолько неожиданны, что казались каким-то историческим чудом. Однако очень скоро они, наоборот, возбудили завышенные надежды – многие ожидали отделения от Украины всей Новороссии от Харькова до Одессы – а затем, соответственно, и разочарования тем, что они не оправдались. Возникли разговоры о якобы «предательстве», «сливе», которые муссируются до сих пор. Но на самом деле, подобные разговоры свойственны людям, далеким от происходящих событий и не способным к их адекватной оценке.
Для начала стоит задаться простым вопросом: а было ли возможно нечто подобное на 10 лет раньше? Естественно, что нет: тогда, во время первого «майдана», даже и мысли не возникало о народном восстании на Донбассе. Тогда Русский мир был еще настолько ослаблен, что не имел возможности хоть как-то реагировать на подобные акции западных спецслужб. Первая такая реакция произошла на вторжение грузинских войск в Южную Осетию в 2008-м, но там действовала регулярная российская армия, а роль местного ополчения была лишь вспомогательной. И тот факт, что в 2014-м году произошло полноценное русское народное восстание, – уже сам по себе является огромным успехом Русского мира.
Кроме того, очевидно, что освобождение более обширных территорий, чем нынешние ДНР и ЛНР, было бы невозможно силами одного лишь ополчения, без официального ввода российских войск. Наконец, факт сугубо экономический: на территориях ЛНР и ДНР в 2014–2015 годах почти полностью исчезла экономика, она восстанавливалась очень медленно, путем интеграции в российское экономическое пространство, и только благодаря временной, но очень значительной российской экономической помощи. Если бы это происходило на более обширных территориях, то этот процесс был бы намного более тяжелым, и это был бы такой удар по российской экономике, который мог бы просто «обвалить» ее на очень значительное время. Этот чисто экономический фактор, как правило, совершенно не учитывается в дискуссиях, но вероятнее всего, он как раз и был решающим в принятии решений, которые вырабатывались в аналитических центрах РФ.
Тем самым, произошедшее освобождение части Донбасса от пронацистской Украины следует рассматривать как огромный и, по сути, неожиданный и спонтанный успех Русского мира, а все разговоры о других вариантах развития событий оставить историкам, поскольку прошло уже пять лет, и все это уже стало историей. Нужно исходить из факта успеха и делать выводы о том, за счет чего он стал возможен и как таких успехов можно добиться и в будущем.
Первым фактором этого успеха стала внутренняя готовность народа к подвигу и восстанию. Раньше, всего за 10 лет до этого, такой готовности еще не было. В свою очередь, главным фактором появления этой готовности было возрождение России – и возрождение не только военно-политическое и экономическое, но и идеологическое: идея новой великой России и Русского мира как цивилизации, эффективно противостоящей Западу, сформировались только накануне 2014 года. Во время первого «майдана» 2004–2005 годов их не еще не было. В 2014 году в Крыму и на Донбассе с первых дней киевского «майдана» было ожидание действий России, а события в Крыму стали уже сигналом к народному восстанию и на Донбассе. Но это восстание добилось успеха и отстояло свои территории только благодаря всесторонней помощи России. Донбасс стал началом процесса, который следует назвать Русским Возрождением. Анализ этих событий дает определенное видение будущего.
В том, что этот процесс начался с Крыма и Донбасса, и вообще с Новоросии – есть и Божий промысл, и практический урок. Промысл в том, что это земли, наиболее важные в стратегическом отношении. А уроки многообразны, и их следует рассмотреть подробнее. Первый урок, о котором было сказано выше, состоит в том, что успех в первую очередь зависит от состояния самой России и от ее привлекательности для русских, живущих за ее пределами. Второй урок – в том, что в этом процессе освоения и «переваривания» возвращенных земель экономические аспекты могут быть не менее трудными, чем военно-политические усилия.
Однако важнейшие уроки еще не осознаны в полной мере, поэтому их следует рассмотреть подробнее. Во-первых, на Донбассе был осуществлен важный эксперимент создания нового мобилизационного общества. И в этом смысле Донбасс стал «моделью» всей России. Те вызовы, которые сейчас стоят перед Россией, также требуют создания мобилизационного общества, и Донбасс стал важным опытом на этом пути. Что показал этот опыт? Первое. В мобилизационный режим общество переходит само – в качестве ответа на вызов, который перед ним стоит. То есть не в результате государственной политики, а в результате самоорганизации. Если же к этому добавить и шаги самого государства, то такой переход будет более эффективным. Второе. Носителями мобилизационного сознания и мобилизационных действий становятся люди, которых по привычной терминологии уже можно назвать «пассионариями» – то есть люди, готовые жертвовать собой ради Родины. Эти люди, как правило, не заметны в мирной жизни, но они очень быстро появляются в «точках сборки» – местах, где происходит самоорганизация.
Следует заметить, что в мобилизационном режиме очень быстро происходит своего рода «фильтрация» и оздоровление общества. Люди с эгоцентрическими и гедонистическими жизненными установками очень быстро уезжают, бросая все свое имущество, поскольку в мобилизационном обществе они жить абсолютно не способны. Зато на их место приезжают добровольцы из других регионов Русского мира – ярко выраженные «пассионарии». Тем самым, резко повышается «пассионарность» общества и меняется общественная мораль: начинают цениться в первую очередь личностные качества людей – совесть, героизм, самопожертвование и ум, а не богатство, карьера и пронырливость. Это означает резкое обновление народа в целом, возвращение его в «героические времена». Но подобный процесс, хотя и в более мягкой форме, чем на Донбассе, в настоящее время идет и в России: эмигрируют из России на Запад эгоисты-гедонисты, а на их место из ближнего зарубежья приезжают скромные работяги, благодаря которым население России увеличивается. Последнее обстоятельство – демография – является сегодня главной проблемой русских, однако нельзя не видеть, что этот процесс происходит в рамках формирования мобилизационной модели общества. Эту проблему государство должно решать путем стимуляции рождаемости и ассимиляции мигрантов.
На Донбассе фактическая граница Русского мира проходит по линии фронта. Собственно говоря, так было всегда – начиная со времен князя Игоря, памятник которому стоит в том месте, где он, по преданию, переплывал Донец – а ныне там проходит фронт у Станицы Луганской. Затем на этих землях на протяжении веков существовало донское и запорожское казачество, удерживающее границу с мусульманским миром. А ныне этот «фронтир» развернулся лицом на Запад и удерживает границу с западной цивилизацией в лице ее нищего и подневольного вассала – пронатовской Украины. И так же, как и раньше, эта героическая территория притягивает к себе пассионариев всего Русского мира. В самой России наличие форпоста на Донбассе является мощным фактором общественного сознания: благодаря ему страна вновь воспринимается как защитник угнетаемых и собиратель всех русских земель. И хотя этот форпост удерживается не самой Россией, а армией ДНР и ЛНР (два армейских корпуса), но это противостояние цивилизаций, а не государств. Отношение к Донбассу стало ныне очень четким тестом на русскость: всякий, кто считает, что Россия якобы «вмешивается в украинские дела», сам выдает себе удостоверение национал-предателя.
Кроме этого, на Донбассе отрабатывается модель русского «собирания земель», которая имеет далеко идущие международные последствия. Первым последствием стало введение Западом санкций – и хотя они были введены после возвращения Крыма, но сейчас ассоциируются с Донбассом. Россия показала свою экономическую, политическую и моральную устойчивость перед санкциями, и это значительно усилило ее авторитет на мировой арене.
В связи с событиями в Крыму и на Донбассе фактически создана и отработана на уровне массового сознания идеология русского освобождения. Эта идеология имеет особое значение для проекта Русской Мечты, являясь одним из важнейших его элементов. Он является не локальным, а глобальным проектом, хотя и возникал в связи с локальными событиями 2014-го года (точнее, отчасти еще и 2008-го). Глобальность идеологии русского освобождения как части проекта русской Мечты состоит в новой модели миропорядка, альтернативной модели «Pax Americana», которая представляет собой глобальную диктатуру мировой финансовой олигархии, основанную на расистском разделении народов земли на якобы «избранных» людей сверхпотребления и всех остальных, выброшенных из Истории.
В противоположность этому агрессивному миропорядку, фактически продолжающему политику Третьего Рейха в глобальном масштабе, Россия предлагает и уже достаточно эффективно реализует свой проект мирового содружества и взаимопомощи. Вышло так, что на этом самом первом этапе реализации русского проекта мироустройства первое серьезное столкновение с «Pax Americana» на конкретной территории и в форме боевых действий, произошло именно на Донбассе. Тем самым, Донбасс уже стал мировым символом борьбы двух мировых проектов. Это означает, что этот символ должен получить мощное смысловое наполнение, которое было бы ясным и убедительным для всего мира, и содержать в себе всю суть Русского мира.
История и современное состояние Донбасса (и Новороссии в целом) дают все основания для этого, но их нужно грамотно использовать. Нужно создать особый дискурс о Донбассе (способ понимания и описания), который бы нес все эти смыслы. Укажем здесь основные его элементы.
•    Донбасс – это продукт мощного развития России как евразийской империи, созданный на месте Дикого поля, населенного кочевыми народами. Такое историческое происхождение Донбасса является мощным символом и для современности. Это внезапное возникновение мощного региона «на пустом месте» сто лет назад даже подвигло А. Блока назвать его «новой Америкой» в одноименном стихотворении. Однако, учитывая современные коннотации слова «Америка», это название явно не подходит. Исконным и самым правильным является название Новороссии, которое на самом деле намного старше названия «Украина» (Новороссийская губерния создана в 1764 году, а термин «Украина» стал широко известен только в 1918-м).
•    Донбасс – полиэтнический регион Русской цивилизации. Здесь самым очевидным образом было продемонстрировано создание единой русской нации на основе синтеза представителей разных этносов в рамках единого государства. Синтез обусловлен единством государства и общей исторической судьбы. Еще более важным фактором является их единство в рамках евразийской цивилизации Русского мира, которое собрало эти этносы на данной территории. Без общей цивилизации не было бы и государства.
•    Донбасс – это регион стремительной индустриализации и массового трудового подвига. Именно это создало и «душу» Донбасса (характер его жителей и общую «атмосферу» жизни), и его восприятие в России. Но именно эти качества сейчас требуются России для рывка в будущее – и в этом смысле Донбасс может быть историческим символом эпохи русского Прорыва – не только в историческом прошлом, но и в будущем.
•    Донбасс – это земля возрождающегося народа. Таким был Донбасс после Гражданской войны в 1920-х, после Великой Отечественной в 1940-х годах, и сейчас снова это «архетип» повторяется. Но сейчас и вся Россия, и весь Русский мир как цивилизация находятся в усилии возрождения – и в этом смысле, они представляют собой один «огромный Донбасс». Само Русское возрождение – это не только возвращение территорий, но и возвращение нашей способности к историческому бытию и историческим свершениям.
•    Донбасс – «точка сборки» большой Новороссии. Не стоит думать, будто бы русскоязычные территории Украины от Харькова до Одессы якобы уже разочаровались в Русской Весне. Постоянное общение с людьми оттуда убеждает, что это не так. Просто люди там молчат, чтобы не попасть под репрессии на Украине. Наоборот, опыт освобождения Донбасса убеждает их, что это возможно, и этим опытом они тоже неизбежно воспользуются.
Перечисленные исторические смыслы Донбасса и большой Новороссии нужно внедрять в российское массовое сознание не только для прекращения невежественных вопросов: «Зачем нам этот Донбасс?» Через тему Донбасса очень хорошо видна и судьба всей России в ХХ веке и ее задачи в будущем. Донбасс и Новороссия изначально, с самого своего возникновения в XVIII веке были территориями русской Мечты. Сюда ехали люди большой души, искавшие волю и новую жизнь (отсюда и название романа Г. Данилевского «Беглые в Новороссии»). Пока Республики Донбасса не признаны и не вошли в состав России, они держатся на одной только русской Мечте, и уже успели показать, что Мечта бывает сильнее страха и сильнее любой армии.