Версия для печати
НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ КАК ОБЪЕКТ ГЛОБАЛЬНОЙ КОНКУРЕНЦИИ Нужны ли России европейские ценности?
Усиливающееся противоборство в глобальном информационном пространстве приобретает все больший масштаб и остроту. И одна из самых расхожих тем в нем – «ценности». Конкуренция между государствами констатируется в Стратегии национальной безопасности, все в большей степени охватывает ценности и модели общественного развития. «Духовные, нравственные ценности, ценностные коды, – обращает внимание В.В. Путин, – это сфера жёсткой конкуренции, порой – объект открытого информационного противоборства»1.
Это противоборство по форме выглядит как спор о том, чья система ценностей и институтов более соответствует идеалам человечества: гуманизму, свободе, демократии. Наши геополитические антагонисты и их отечественные подпевалы утверждают, что европейские ценности – абсолютное и безусловное благо, и Россия, поскольку не созрела, не доросла до них, остаётся изгоем и аутсайдером человечества, мировым «лузером».
Навязываемая нам полемика о ценностях развертывается вокруг надуманной проблемы. Она надуманная, то есть нарочито измышленная, лишенная естественности и/или достаточных оснований, в трояком смысле.
Во-первых, сами европейские ценности – во многом умозрительная конструкция, не имеющая физического воплощения или отличающаяся от него, и как таковая представляет собой объективную виртуальную реальность.
Несколько отвлекаясь от темы, следует сказать, что и общечеловеческие ценности – категория виртуальная. С одной стороны, потому что нет ценностей, которые разделяло бы все человечество, которые были бы общими для него. Скажем, мир считается безусловным благом. Но американский военачальник, государственный деятель и дипломат Александр Хейг-младший, будучи на посту госсекретаря, заявил, что «есть вещи поважнее, чем мир». И, как известно, на протяжении всей истории, в том числе и в последние годы, у человечества появлялись группы, взламывающие мир. То же самое можно сказать о демократии. Еще Аристотель заметил, что подлинная демократия (власть народа) возможна только в малочисленных общинах. А то, что называют демократиями в современном мире, представляют собой совершенно различные типы демократии в монархиях и республиках, в республиках парламентских и президентских.
С другой стороны, нет ценностей, общих для всех «человеков», всех людей. Между прочим, Генеральная Ассамблея ООН, принимая Всеобщую декларацию прав человека, в ее преамбуле заявила, что она является не характеристикой состояния человеческого общества, а провозглашается «в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства». К тому же, убеждение в существовании неких высших ценностей, важных для всех, как раз и порождает желание и готовность навязать их миру. В Стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов (2015) говорится, что «американские ценности являются отражением всеобщих ценностей, которые мы отстаиваем во всем мире»2. Мир на примерах Югославии, Ирака, Афганистана хорошо знает, во что выливается это отстаивание.
Но вернемся к европейским ценностям. Их наличие считается фундаментальной базой Европейского Союза и основанием для европейской интеграции. Однако единого канонического, то есть признанного экспертным сообществом, списка европейских ценностей нет. В кодифицированном виде они изложены во второй статье Договора о Европейском союзе, который был заключен в 1992 г. «Союз, – говорится там, – основан на ценностях уважения человеческого достоинства, свободы, демократии, равенства, правового государства и соблюдения прав человека, включая права лиц, принадлежащих к меньшинствам. Эти ценности являются общими для государств-членов в рамках общества, характеризующегося плюрализмом, отсутствием дискриминации, терпимостью, справедливостью, солидарностью и равенством женщин и мужчин».
Несколько комментариев к этому списку.
Многое из того, что относят к европейским ценностям, имеет не европейское происхождение. Родиной целого ряда ценностей, называемых европейскими, была не Европа. Уместно напомнить, что некоторые ценности, называемые европейскими, например, восьмичасовой рабочий день, равенство между женщинами и мужчинами, избирательное право для женщин в социальную жизнь внесла Октябрьская революция 1917 года. Да и Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей, разработана отнюдь не исключительно Европой. Ценности, прописанные в Декларации, закреплены в Международном пакте о гражданских и политических правах, который был принят 16 декабря 1966 г., подписан 170 государствами и вступил в силу 23 марта 1976 г. СССР ратифицировал Пакт Указом Президиума Верховного Совета 18 сентября 1973 г.
Европейские ценности как принципы устройства семьи, общества и государства, разделяемые большинством граждан, во многих случаях в самой Европе являются декларацией. Так, европейская солидарность оказывается совместимой с натовскими бомбардировками Югославии, с массовыми протестными и центробежными движениями (Брексит, Каталония, Шотландия). Э. Сноуден сообщил миру о тотальной прослушке телефонных звонков в США, о массовой слежке за американцами и иностранными гражданами в Сети, о хакерских кибератаках спецслужб с различными целями. Активная электронная слежка за пользователями Всемирной паутины ведется и спецслужбами Великобритании, Франции. И это делает права человека лишь декларируемой ценностью. В этой связи С.А. Караганов пишет, что Европа пошла в сторону от тех ценностей, которые она раньше предлагала миру, и стала навязывать неприемлемые для большинства человечества «ценности» – мультикультурализм, сверхтолерантность, непривычный подход к сексуальным и семейным отношениям 3. Публичные заявления все больше расходятся с реальностью, которая затмевает все то нужное и полезное, что есть в европейских ценностях. Декларации забываются, когда реальная жизнь не соответствует интересам тех, кто формирует политику. Идеи Запада, как заметил Дж. Кьеза, «ничего демократического уже давно не имеют»4.
Кроме того, одинаковых для всех европейских стран ценностей нет: в чем-то они совпадают, в чем-то различаются, иногда радикально. Образ жизни немцев и французов, голландцев и греков имеет немало отличающих их нюансов. Стоит прислушаться к Познеру, который считает, что «нет никакого «западного общества», а есть конкретные страны: США, Франция, Голландия и так далее. В каждой из них есть свои плюсы и свои минусы»5. Так, А.М. Яковлева приводит результаты опроса о единой европейской общности и о ценностях, разделяемых и не разделяемых людьми в Европе: с утверждением, что женщина должна вносить свой вклад в семейный бюджет (то есть работать, прежде всего), согласились 70% немцев, а в Бельгии и Великобритании – только треть опрошенных. Если 90% латышей и литовцев полагают, что женщине для счастья нужен ребенок, то в Голландии таких – всего 8%. Гомосексуализм спокойно воспринимают лишь 10% португальцев, а в Нидерландах таковых – уже почти 80%6. Не удивительно, что посол ЕС в России Маркус Эдерер задается вопросом: «Если все государства подписались под одной и той же моделью международного управления… почему они настолько по-разному подходят к ее реализации7
И еще. Европейские ценности носят исторически изменчивый характер. Относительно недавно первые лица трех европейских держав – Франции, Германии, Великобритания – заявили, что политика мультикультурализма провалилась. «Сегодня, – признает тот же Маркус Эдерер, – некоторые традиционно западные страны ставят под сомнение те или иные из этих принципов… Эти принципы сегодня в значительной степени пересматриваются». Некоторые европейские официальные лица начали выступать с позиций, которые противоречат европейским ценностям, например праву на убежище.
К тому же, по признанию многих, европейские ценности переживают кризис. Об этом писал, в частности, в бытность свою президентом Европейского экономического и социального комитета Анри Малосс8. Они, сошлюсь еще раз на М. Эрдерера, сталкиваются с многочисленными трудностями: это и популизм, и политика идентичности, которая пренебрегает практически всем, что написано в процитированной выше статье Договора о Европейском союзе, включая принцип толерантности. «Старый Свет стоит перед фактом глубоких социально-экономических, политических и культурных трансформаций. Адекватные ответы на поставленные историей вопросы Европа пока не нашла»9. Между прочим, Гугл на запрос «европейские ценности – миф» сообщает о наличии примерно 4 420 000 результатов; на запрос «кризис европейских ценностей» там же нашёлся 1 млн результатов.
Наконец, в европейских ценностях есть величины, которые не являются ценностями и о которых западная пропаганда стыдливо умалчивает: потребительство, либеральный индивидуализм, американские исключительность и снобизм, немецкий педантизм и др. Ж. Бодрийяр полагал, что в современном западном социуме духовные ценности оказались полностью вытесненными, а ценности потребления сделались главным содержанием общественной жизни. «Потребительство – утверждал он, – принципиально не знает предела, насыщения, поскольку имеет дело не с вещами как таковыми, а с культурными знаками, обмен которыми происходит непрерывно и бесконечно. Однако знаки эти, хоть и обладают высокой семиотической ценностью, но оторваны от собственно человеческих, личностных или родовых, смыслов; это знаки дегуманизированной культуры, в которой человек отчужден»10. И вряд ли нужно их прививать в российской среде.
Воплощение в жизнь некоторых ценностей придает им характер антиценностей, что вызывает отторжение у многих вне Европы. Достаточно напомнить, что традиционную семью «взламывают» однополые браки и ювенальная юстиция, что толерантность, уважение меньшинств в повестку дня ставит вопрос о защите большинств. Сердито и образно сказал об этом А. Проханов: «Та духовная культурная либеральная модель, которая отреклась от традиционной Европы, перечеркнула христианские ценности и превратила Запад с его гомосексуальной культурой из собрания фундаментальных основ человеческого бытия в Большой Содом, в чёрную дыру, где корчится и вырождается западный мир» . В целом нельзя считать вовсе безосновательным заявление А.М. Яковлевой о том, что сами нынешние европейские ценности, раздираемые противоречиями, радикально отличаясь от воплощаемых в жизнь, по-видимому, уходят с исторической арены.
Во-вторых, надуманность противопоставления европейских и российских ценностей состоит в том, что оно представляет собой откровенную и наглую инсинуацию в адрес ценностей российского социума. По логике наших критиков, все российское – варварское, недоразвитое, нецивилизованное или, говоря научным языком, антидемократическое, антиобщественное, антигуманное.
Но противопоставление европейских и российских ценностей теоретически несостоятельно. В XXI в. ценности как идеал, как желанное состояние или качество жизнедеятельности общества в основном совпадают у всех государств и народов. Мало есть людей, которые бы публично отрицали справедливость, безопасность, благополучие. В этом смысле в ценностях у Европы и России есть несовпадение, но есть и общее. Общего гораздо больше. Следует согласиться с Ю. Рубинским, объявляющим принципиальной ошибкой противопоставление фундаментальных ценностей Европы российским . О том же писал уже упоминавшийся Анри Малосс: «Мы часто слышим сегодня, что ценности русских людей и «европейские ценности» сильно отличаются друг от друга. Это миф» .
В подтверждение предлагаю сравнить ценности, как они сформулированы в официальных документах. Об официальном определении ценностей Евросоюза говорилось выше. А вот как выглядит их определение в российских документах. (Заметим в скобках, что, как и в Европе, в России нет единого полного перечня национальных ценностей).
Конституция РФ (ст. 2): «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».
Стратегия национальной безопасности Российской Федерации:
– «Фундамент российской государственности формируют такие ценности, как свобода и независимость России, гуманизм, межнациональный мир и согласие, единство культур многонационального народа Российской Федерации, уважение семейных и конфессиональных традиций, патриотизм» (п. 11).
– «К традиционным российским духовно-нравственным ценностям относятся приоритет духовного над материальным, защита человеческой жизни, прав и свобод человека, семья, созидательный труд, служение Отечеству, нормы морали и нравственности, гуманизм, милосердие, справедливость, взаимопомощь, коллективизм, историческое единство народов России, преемственность истории нашей Родины» (п. 78).
Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года: «В процессе культурного развития России сложились такие духовно-нравственных ценности, как человеколюбие, справедливость, честь, совесть, воля, личное достоинство, вера в добро и стремление к исполнению нравственного долга перед самим собой, своей семьей и своим Отечеством».
Российский и русский ценностно-культурный код, наряду с названными выше, содержит и такие ценности, которых западный мир не знает: державность, соборность, сострадательность, миссионерство, историческая память и историческая преемственность, русский язык. Этот список не является завершенным.
Россия выстрадала свои ценности. На основе их и благодаря им история, говоря словами Ф. Тютчева, «с достаточной славой в течение трех столетий разрешала в свою пользу все тяжбы, в которые русский народ раз за разом ввергал все это время свои таинственные судьбы» . Много позже Тютчева на базе этой системы ценностей СССР одержал всемирно-историческую победу над объединенной Европой, вставшей под знамена фашистской Германии. Именно подлинные ценности, патриотизм явили свою силу и стали опорой для наших воинов – солдат Великой Отечественной войны, защитников и наследников тысячелетней России. На этих ценностях Россия встала с колен, на которые ее опустило ельцинское безвременье.
В-третьих, надуманность идеи о необходимости перехода России на европейские ценности выражается и в том, что механический перенос в другой мир институтов и принципов, даже успешно работающих в одной стране, редко когда бывает успешным. У каждой страны свои обычаи и законы, свое понимание права и справедливости, и потому, как иронически заметил французский философ XVIII в. Блез Паскаль «истина по одну сторону Пиренеев становится заблуждением по другую» .
Мы не утверждаем, что у нас «все в шоколаде». Беды и проблемы у России есть. По ряду, возможно, по многим показателям уровень и качество жизни в нашей стране уступает европейскому. В частности, само потребление находится на гораздо более низком уровне, чем на Западе. Не удивительно, что недавнее совместное исследование Московского центра Карнеги и «Левада-центра» показало, что 59% опрошенных выступают за решительные перемены в стране. Люди хотят повышения уровня жизни, материального благосостояния и достижения западных стандартов качества жизни на деле, а не на словах. Но наши проблемы лежат не в координатах «европейские – российские ценности». Решать их надо, и они будут решены на основе российских ценностей, их развития и укрепления.
Но коль скоро «хорошо срежиссированная пропагандистская атака» (В.В. Путин) на российские ценности является фактом, следует разобраться в ее целях и собственном отношением к ней.
Вначале о целях. Противопоставление европейских и российских ценностей является не информационной и не когнитивной, а сугубо идеологической и политической кампанией. Она призвана отнюдь не помочь возвышению народа переводом его на новые ценности и укрепить государство. Напротив, насаждение так называемых «европейских ценностей» направлено на формирование у человека и общества мнения о своей никчемности, на девальвацию, размывание и разрушение традиционных ценностей, которые определяют их жизненную силу, на искусственную подмену истинных смысложизненных ценностей сиюминутными потребительскими предпочтениями, а вместе с тем и благодаря этому – на ослабление и подрыв геополитической субъектности страны. П.А. Сорокин усматривал в наличии целостной и устойчивой системы ценностей и их согласованности важнейшее условие как внутреннего социального мира, так и мира международного: «Когда их единство, усвоение и гармония ослабевают... увеличиваются шансы международной или гражданской войны» .
Попытки влиять на мировоззрение целых народов, навязать им свою систему ценностей и понятий продиктованы стремлением определенных государств к доминированию в мире, подчинению других стран своей воле. В конечном итоге ценностная переориентация народа способна превратить его в разобщенных манкуртов, для которых, если даже каждый отдельно взятый манкурт будет жить в тепле и сытости, станет безразличной судьба страны, а вместе с тем окажется под вопросом ее существование как самобытного и самостоятельного геополитического субъекта.
Специалисты в числе рисков, которые несет с собой подмена ценностей, называют десакрализацию государственной власти, разлад государственного управления, утрату национальной идентичности, распад государства. За убаюкивающими словами: демократия, свобода, права человека, собственность, благосостояние, процветание и т.п. – скрывается стремление превратить Россию в бесправный сырьевой придаток «коллективного Запада». Навязывая России чуждые ей ценности, ее геополитические антагонисты на словах руководствуются благими побуждениями, на деле надеются на ее устранение из мировой политики.
История знает немало примеров того, как искажение ценностных ориентиров приводило к катастрофе целые государства, к их ослаблению, лишению суверенитета и распаду. Подобных драм не избежало и наше Отечество.
Так называемые «общечеловеческие ценности» оказались чрезвычайно важным элементом разрушения СССР, Организации Варшавского договора, Совета экономической взаимопомощи. «СССР показал, – пишет Е.А. Самарская, – с какой лёгкостью рушится общество потребления, утратившее настоящую веру в высокие цели. В какой-то степени можно сказать, что советское общество рухнуло, когда часть населения приняла западные ценности (свобода, права человека) не как знаки, а как подлинные идеалы, из-за которых можно идти на борьбу» .
После развала СССР в России на десятилетие активно насаждалось мнение, будто мир идет к единой системе ценностей, основанной на западной системе либеральной демократии и капитализма. И это мнение трансформировалось в надежду, что со сменой ценностей для страны найдется место в общем европейском пространстве. Но именно в то десятилетие расцвела махровым цветом политика, получившая в народе название «распродажа России», именно тогда доминирующее в стране мнение полагало, что патриотизм – «последнее прибежище негодяя», и на полном серьезе официальные лица задавались вопросом, зачем нам армия.
И сегодня пропаганда, насаждение европейских ценностей являются важной частью так называемой «мягкой силы», которую автор этого термина и концепции Джозеф Най определил как «средство достижения успеха в мировой политике». С сожалением надо сказать, что активизация Западом «мягкой силы», говоря словами В.В. Путина, подвергла в последние годы серьезным испытаниям культурный код России, который пытались и пытаются взломать . В нашей стране официально признано, что к наиболее опасным для будущего России проявлениям гуманитарного кризиса относится девальвация общепризнанных ценностей и искажение ценностных ориентиров. В числе основных угроз государственной и общественной безопасности Стратегия национальной безопасности называет разрушение традиционных российских духовно-нравственных ценностей.
Все эти обстоятельства актуализируют задачу защиты истинных ценностных смыслов от замены их на сиюминутные потребности. Как говорил В.В. Путин, «у нас есть свои традиции, свои веками устоявшиеся культурные формы взаимодействия… И почему мы не должны этим дорожить и почему не должны развивать и поддерживать это? Нет никаких оснований» .
Вопрос стоит предельно остро: допустимо ли отодвигать в сторону обретенный народом уникальный исторический опыт организации человеческого общежития и лишать Россию и ее народ исторического будущего, пытаясь втиснуть их в некую «универсальную» колею? Вопрос не в том, сможет ли Россия с учетом своих исторических и культурных особенностей взять европейское видение за основу, применим ли к нам европейский опыт. Он в другом: нужно ли России отказаться от своего видения и перестать быть Россией? То есть перестать быть собой, выпасть из истории. Ответ может быть только один – сугубо отрицательный. В Стратегии национальной безопасности он сформулирован следующим образом: «Стратегическими целями обеспечения национальной безопасности являются «сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей как основы российского общества» .
Между прочим, необходимость сохранения и развития российских ценностей многие понимают и за рубежом. К примеру, Дж. Кьеза пишет: «Идет воссоздание идеи сохранения вашей (российской) ценности. Я считаю, что тема сохранения ценностей, истории, языка – очень важный элемент защиты. Ваше поколение должно формироваться в духе защиты своих ценностей от идей Запада» .
В практическом плане наш ответ на современные вызовы выражается в государственной культурной политике, важной целью которой определена передача от поколения к поколению традиционных для российской цивилизации ценностей и норм, традиций, обычаев и образцов поведения, в воспитании молодежи как ответственных граждан России на основе традиционных российских духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей. Успешной реализации этой политики призваны способствовать учрежденное в Администрации Президента «в целях укрепления духовно-нравственных основ российского общества, совершенствования государственной политики в области патриотического воспитания, разработки и реализации значимых общественных проектов в этой сфере» Управление по общественным проектам и созданный в апреле 2019 г. Фонд защиты национальных ценностей – некоммерческая организация, работа которой направлена на защиту национальных интересов Российской Федерации, сохранение традиционной культуры, пропаганду национальных ценностей. Эта организация намерена сформировать единый реестр национальных ценностей России, что будет способствовать дальнейшему укреплению нашей национальной идентичности и единства
Список литературы
1 Владимир Путин провёл встречу с представителями общественности по вопросам духовного состояния молодёжи и ключевым аспектам нравственного и патриотического воспитания. 12 сентября 2012 года. http://kremlin.ru/events/president/news/16470
2 Стратегия национальной безопасности США от 15 февраля 2015 г. NationalSecurityStrategy//URL:https://www.whitehouse.gov/sites/default/files/docs/2015_national_security_strategy.pdf.
3 Караганов С.А. Новая идеологическая борьба?// http://izvestia.ru/news/610812#comments 2/8. Дата обращения 31 января 2020 г.
4 Кьеза Дж. Что вместо катастрофы. М: Издательский дом «Трибуна», 2014. С. 352.
5 Владимир Познер – о том, почему критикует СССР и Россию, а не Запад// https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2Fpozneronline.ru%2F2019%2F09%2F26386%2F&promo=navbar&utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com. Дата обращения 30 сентября 2019 г.
6 Яковлева А.М. Политическая культура и европейские ценности http://infoculture.rsl.ru/donArch/home/KVM_archive/articles/2014/04/2014-04_r_kvm-s1.pdf. Дата обращения 8 февраля 2020 г.
7 Носитель европейских ценностей сегодня – кто он? Интервью посла ЕС в России Маркуса Эдерера 29 октября 2018 г.// https://snob.ru/entry/167383/. Дата обращения 7 февраля 2020 г.
8 Малосс А. Почему европейские ценности не то, что о них думают в России// Газета № 014 (2031) (2901, 29 января 2015. URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2015/01/29/56bd33989a7947299f72c43f. Дата обращения 26 января 2020 г.
9 Европа XXI века. Новые вызовы и риски: [монография] / [Ал. А. Громыко, В.В. Журкин, В.П. Фёдоров и др.]; под общей редакцией Ал. А. Громыко, В. П. Фёдорова. — М., СПб.: Нестор-История, 2017. 584 с.
10 Лактионов А.Л. Противоборство духовно-ценностных систем как феномен общественной жизни современной России. Автореф. дисс. … к. филос. н. М.: Военный университет, 2011.
11 Проханов А.А. Россия – судьба// Завтра, 26 сентября 2013 г.
12 Рубинский Ю., Выжутович В. Нам нужны европейские ценности? // https://rg.ru/2016/01/19/rubinsky.html. Дата обращения 18 января 2016 г.
13 Малосс А. Почему европейские ценности не то, что о них думают в России // Газета № 014 (2031) (2901, 29 января 2015. URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2015/01/29/56bd33989a7947299f72c43f. Дата обращения 26 января 2020 г.
14 Россия и Германия. Письмо доктору Густаву Кольбу, редактору «Всеобщей газеты»// http://feb-web.ru/feb/tyutchev/texts/pss06/tu3/tu3-111-.htm. Дата обращения 28 июля 2019 г.
15 Цит. по: Рубинский Ю.И. Ценностные ориентиры Европы. М.: Ин-т Европы РАН, 2013. С. 10.
16 Сорокин П.А. Причины войны и условия мира// // Новый журнал. 1944. № 7. С. 238—251. URL:http://www.antimilitary.narod.ru/antology/sorokin/Sorokin_War1.htm. Дата обращения 10 февраля 2020 г.
17 Самарская Е.А. Жан Бодрийяр: Общество потребления. Послесловие переводчика: Жан Бодрийяр и его вселенная знаков// https://gtmarket.ru/laboratory/basis/3464/3476
18 Путин В.В. Россия: национальный вопрос // Независимая газета, 2012, 23 января.
19 https://russian.rt.com/russia/news/676094-putin-ne-protiv-liberalizma. Дата обращения 25 октября 2019 г.
20 О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации. Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года № 683 //Российская газета. Федеральный выпуск. 31.12.2015.
21 Кьеза Дж. Что вместо катастрофы. М: Издательский дом «Трибуна», 2014. С. 352.