Версия для печати
Культурная политика как стратегический приоритет развития российского общества
О культурной политике как стратегическом приоритете развития общества в нашей стране заговорили всего лет семь назад, а уже в декабре 2014-го Президент России В.В. Путин подписал Указ об утверждении «Основ культурной политики в Российской Федерации», и сейчас в учебных заведениях имеются целые факультеты или отдельные курсы, где эти «Основы» изучаются. Очень важно, что руководство страны вывело культуру в приоритет государственных интересов. В этой связи создание такой площадки, как журнал «Культурная политика», позволяет привлечь к обсуждению острых вопросов самую разную и широкую аудиторию, осмыслить драматические коллизии и трансформации, произошедшие с российской культурой в последние десятилетия. В их числе – феномен «культурного шока», нуждающийся в тщательном и глубоком анализе. Сам этот термин – «культурный шок», означающий эмоциональный и физический дискомфорт, растерянность, которую испытывает человек при столкновении с незнакомой культурной средой, был введён в научный оборот американским учёным Калерво Обергом ещё 60 лет назад.
В дальнейшем это понятие приобрело и другие грани смысла. Как нарушение механизма адаптации, то есть глубокую дезориентацию, испытываемую путешественником, который без необходимых предварительных приготовлений погружается в чужую культуру, характеризовал состояние «культурного шока» другой известный футуролог – Элвин Тоффлер – в своей книге «Шок будущего».
Представляется очевидным, что начиная с 90-х, когда в Россию хлынул поток самой разнообразной массовой зарубежной культуры, когда экраны кинотеатров заполонили второсортные боевики, когда телеканалы стали транслировать кальки с западных телешоу, когда «нетрадиционное» стали возводить в культ, мы все, генетически имеющие совершенно другой культурный код, испытали «культурный шок». При этом мы даже не оказались в другой стране, нас настойчиво погружали в чуждую культурную среду внутри собственного государства. «Чужое» несли с собой спектакли, кинофильмы, выставки современного искусства, перформансы и инсталляции. Все, что считалось модным и непонятным, преподносилось как совершенно новая культура, о которой мы, несчастные жертвы «железного занавеса», даже не подозревали. На самом деле, все это не имело ничего общего с нашими культурными традициями. Был радикально нарушен естественный механизм адаптации к новым культурным веяниям, и многие просто перестали интересоваться культурой, а кто-то даже существенно надломил свою психику при попытках адаптироваться к новой среде. Сейчас, кстати, мы тоже сталкиваемся с такими явлениями. И очень часто испытываем состояние «культурного шока».
Но ситуация уже менее критичная. И если у старшего поколения есть иммунитет против псевдокультуры, то поколение, рожденное в 90-е и нулевые, за неимением другой культурной среды, изначально было лишено вообще каких-либо эстетических критериев и идеалов подлинного искусства. Они росли на сериалах, героями которых были в лучшем случае «менты», а в худшем – бандиты и крутые деляги на черных бумерах либо героини «мыльных опер». Театры пустовали, декорации и костюмы ветшали, артисты бросались в антрепризу, как в омут с головой; в кино показывали, в основном, продукцию Голливуда. Возобладала полная свобода творчества, а точнее – абсолютная культурная анархия при полном отсутствии какой бы то ни было культурной политики. И над всем этим витала невидимая рука рынка, провозглашавшая тожество доллара и европейской валюты.
Только в 2012-м году руководство страны стало постепенно формировать государственный подход к культуре, признав ее основой национальной безопасности. И когда министр культуры Российской Федерации В.Р. Мединский говорит о том, что сегодня мы переживаем «культурный Ренессанс», с ним соглашаешься. Это подтверждают социологи, культурологи, этому вторят опросы общественного мнения. Вот несколько цифр из опроса ВЦИОМ от 29 ноября 2018 года, посвященного культурной жизни россиян.
Уровень «культурной» вовлеченности россиян за последние 5 лет вырос с 71% до 88% (только 12% респондентов отметили, что не посещали ни одного мероприятия в 2018 г.).
Лидерами по посещаемости стали такие форматы досуга, как участие в местном празднике (рост с 37% в 2017 г. до 48% в 2018 г.) и поход в кинотеатр (41%). На третьем месте – посещение театра (27%), на четвертом – музеев (рост с 18% в 2017 г. до 24% в 2018 г.).
Это, как говорится, «жар холодных числ», хотя перемены к лучшему видны и невооруженным глазом. Очереди в Третьяковку, ГМИИ имени Пушкина, Исторический музей, популярность российского кино, переполненные залы в театрах – тому свидетельство. Абонементы в Московскую филармонию раскупаются за несколько часов, как только появляются в продаже и на сайте. В регионах России открываются современные кинозалы, модернизируются и строятся новые Дома культуры, которые становятся для молодежи и центрами культурного досуга. По поручению Президента Российской Федерации В.В. Путина к 2023 году будут сформированы мощные культурные кластеры во Владивостоке, Кемерове, Калининграде и Севастополе.
Но за всем этим культурным обновлением – гигантская работа, четкое определение ориентиров, принципиальная позиция тех, кто определяет культурную политику, с одной стороны, и огромнейшее сопротивление тех, кто привык «шокировать» публику, для кого эпатаж – хорошая возможность скрыть отсутствие таланта, с другой. Имея довольно внушительный стаж работы на телеканале «Россия-Культура», наблюдаю многие процессы, происходящие в культурном пространстве изнутри, а еще и глазами корреспондентов. Знакома со всеми основными фестивалями, главными культурными событиями, премьерами, хорошо знаю тех, кто создает современную культуру, является ее лицом. Поэтому могу без преувеличения сказать, что телеканал «Культура» – пожалуй, один из немногих имеющих свою эстетику, свою интонацию, свой темпоритм, там много хорошей музыки, качественного кино, просветительских проектов.
По впечатлениям далёкого детства помню, что в 80-х практически каждый эфир главной информационной программы «Время» заканчивался сюжетом на культурную тему. Теперь такие сюжеты на Первом, увы, роскошь, рейтинги требуют иного наполнения. К сожалению, в погоне за рейтингами, а точнее – за рекламодателями выигрывает канал, но проигрывает, как правило, зритель. Парадокс? Да. Ведь именно зритель обеспечивает этот самый рейтинг и под его вкусы должна подстраиваться программная политика телеканала.
Глубоко убеждена, что если бы телевизионные каналы взяли на себя в первую очередь просветительскую миссию и формировали эстетический вкус зрителей, то постепенно телевизионный «фаст-фуд» могли бы сменить программы, которые намного бы повысили культурный уровень россиян. И зритель становился бы другим.
Как многодетная мать (а у меня трое детей) искренне переживаю за их будущее. Понимаю, что они уже – дети информационного мира, мира, где технологии зачастую опережают наш привычный ритм и образ жизни. Понимаю, что современные дети смотрят на многие вещи с высоты своего времени. И это нормально. Но, благодаря сегодняшней политике руководства страны, Министерства культуры Российской Федерации, благодаря тому, что сейчас появляются фильмы, воспитывающие уважение к своей истории, появляются настоящие герои, ставятся спектакли, где есть четкое понимание, что такое хорошо, а что такое плохо, поддерживаются юные таланты, развивается уникальная система художественного образования, у меня есть уверенность, что дети будут расти и воспитываться на правильных примерах, будут гордиться своей страной, ее богатейшей культурой и великой историей. Потому что начинать воспитывать ребенка, безусловно, нужно в семье, но и общество должно создавать такую среду, где бы мы не чувствовали себя чужестранцами и не страдали бы от «культурного шока» у себя на Родине.