Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

История российского кадетства. 1918-1964


Изменения в жизни кадетских корпусов начались с конца февраля 1917 г., когда к власти в России пришло Временное правительство. Новое руководство Военного министерства заявило о необходимости коренного преобразования всей системы подготовки офицерских кадров в соответствии с «новыми», «демократическими» началами. Приказом по Военному министерству от 13 марта 1917 г. при Главном управлении военно-учебными заведениями была учреждена комиссия под председательством начальника управления З.А. Макшеева для выработки положения о военно-учебных заведениях. В комиссию были делегированы представители кадетских корпусов и военных училищ Петрограда. В качестве образца для реформируемых кадетских корпусов предлагались милютинские военные гимназии. При этом возврат в 1882 г. к кадетским корпусам был назван реакционной мерой, «предпочитавшей широким замыслам великих мыслителей ограниченную немецкую муштровку и искусственную милитаризацию».

 

Бывшие кадетские корпуса становились доступными для представителей всех сословий. 7 июля 1917 г. военный министр утвердил «Положение по учебно-воспитательной части для гимназий военного ведомства». Согласно этому положению все кадетские корпуса преобразовывались в военные гимназии с ликвидацией прежней кадетской атрибутики. Были отменены военный строй, погоны, ликвидированы звания, введена пятибалльная система оценки знаний, роты преобразованы в возраста. На должности воспитателей приглашались гражданские педагоги. Педагогические комитеты получили право назначать воспитателей и преподавателей и предлагать своих кандидатов на пост директоров и инспекторов классов для рассмотрения в ГУВУЗ. Учебные программы остались прежними.



 

Значительная часть кадет встретила нововведения крайне враждебно. Воспитанные в духе преданности монархии и любви к военному делу, они решительно отрицали происходившие перемены. Кадеты не желали принимать присягу на верность Временному правительству. Они продолжали носить погоны, продев под погон белый платок, что должно было означать верность монархии. Это был стихийный мальчишеский протест. Иногда воспитанники гимназий вступали в конфликт с теми из педагогов, которые демонстрировали лояльность к новой власти. Начатая Временным правительством реформа кадетских корпусов не была завершена.

 

Путь русских кадетских корпусов в эмиграцию фактически начался 19 октября 1919 г., когда Петровский-Полтавский кадетский корпус в силу сложившихся обстоятельств Гражданской войны покинул Полтаву и перебрался во Владикавказ, где гостеприимно был принят Владикавказским кадетским корпусом. В общей сложности во Владикавказе собралось до 900 кадет.

 

Весной 1920 г. было принято решение об эвакуации кадетских корпусов из Владикавказа в Крым. Эвакуацию было решено проводить через порты Грузии. Переход по Военно-Грузинской дороге в основном совершался пешим порядком, подвод было очень мало, и они главным образом предназначались для провианта. В день колонна проходила по 20-25 км. Следовало учитывать, что были кадеты 9-10 лет. От непогоды беженцы укрывались бурками, которые были выданы всем участникам похода. Бурки укрывали от ветра и дождя.

 

Только 23 марта 1920 г. корпуса прибыли в Кутаиси. Грузинские власти не оказали кадетам никакой помощи. Корпуса были помещены в какой-то лагерь, за проволоку, питались теми продуктами, которые удалось вывезти с собой. 9 июня 1920 г. на пароходе «Кизил Арват» кадетские корпуса были доставлены в Крым. По прибытии в Крым удалось оперативно провести объединение корпусов и одиночных кадет других корпусов в один. Корпус разместился в Ореанде (Ялта). В начале июля корпус по приказу Главнокомандующего Русской армией на Юге России генерал-лейтенанта барона П.Н. Врангеля возглавил бывший директор 1-го Московского императрицы Екатерины II кадетского корпуса генерал-лейтенант Владимир Валерьянович Римский-Корсаков.


Эвакуация

 

Генерал П.Н. Врангель к этому времени уже издал приказ об отчислении из рядов Белой армии всех кадет, несовершеннолетних и не окончивших средние учебные заведения детей, и направлении их в распоряжение генерал-лейтенанта В.В. Римского-Корсакова. В корпус стали прибывать кадеты различных корпусов и молодежь, прервавшая обучение и оказавшаяся в рядах Белой армии. Во вновь созданном кадетском корпусе практически были представлены все кадетские корпуса кроме Сибирского, Иркутского, Хабаровского и Донского.

 

С 22 октября 1920 г. в соответствии с приказом П.Н. Врангеля корпус стал именоваться «Крымским кадетским корпусом». Корпусу был присвоен алый погон с белой выпушкой и двумя отдельными буквами «КК» желтого цвета. К этому времени численный состав корпуса составил приблизительно 500 человек, и было принято решение часть воспитанников разместить в приспособленных под казарму помещениях в Массандре.

 

В ночь на 1 ноября 1920 г. началась эвакуация корпуса из Крыма.  Младшая рота была погружена на пароход «Константин», а основной состав — на паровую баржу «Хриси». Эту старую плоскодонную баржу вообще не хотели использовать для перевозки эвакуированных. Но когда в ялтинском порту не осталось судов для погрузки Крымского кадетского корпуса, был отдан приказ эвакуировать корпус на этом судне. Судовые механики, не желая работать на белых, заявили, что машина неисправна. Когда им пригрозили расстрелом, машину «быстро починили», и баржа вышла в море. В.В. Римский-Корсаков, не доверяя команде судна, приказал двум кадетам, имевшим опыт службы на флоте, присмотреть за рулевым, чтобы тот не изменил курс.

 

Вскоре выяснилось, что судно идёт не в Константинополь, а в Одессу. Капитана и рулевого тут же арестовали, к штурвалу стал кадет М. Каратеев, восемь месяцев проплававший до поступления в кадетский корпус сигнальщиком на миноносце. Вместе с другим кадетом они направили судно в нужном направлении, но обнаружили, что показания компаса не верны. Рядом со штурвалом находились железные гимнастические снаряды. С большим трудом кадетам удалось вывести судно к Константинополю.



 

На пятые сутки баржа и пароход прибыли на константинопольский рейд.  На рейде Константинополя крымские кадеты сумели себя достойно показать в обстановке, которая потребовала от них не только выдержки и терпения, но и определенного мужества. Русские корабли были встречены в Константинополе судами многих стран. На корабле «Хриси», где находился Крымский кадетский корпус, по инициативе вице-унтер-офицера Михаила Каратеева на реях взвились сигналы: «терпим голод» и «терпим жажду».

 

Эти сигналы возымели действие. Через какое-то время к барже «Хриси», где находились кадеты, подошел английский корабль. На его верхней палубе был установлен киносъемочный аппарат, рядом стоял стол, на котором высилась груда нарезанного ломтями белого хлеба. Здесь же находились нарядно одетые женщины и мужчины, среди них и один русский. На вопрос, голодны ли кадеты, те ответили утвердительно.

 

Кадеты ожидали, что их сфотографируют, а затем будут кормить. Оказалось, что англичане хотели запечатлеть момент, когда кадетам будут бросать хлеб и голодные кадеты бросятся его поднимать с палубы. Когда женщины начали кидать в толпу кадет ломти хлеба, кое-кто из них уже бросился его поднимать. Начальство растерялось, и в этот момент раздался голос «генерала» выпуска Л. Лазаревича, который, оценив обстановку, крикнул: «Не прикасаться к этому хлебу. Не видите, что эта сволочь хочет снять, чтобы показывать «русских дикарей», которые дерутся из-за еды».

 

Ломти хлеба сыпались на головы кадет, но они стояли неподвижно, будто не замечая этого. Л. Лазаревич попросил, чтобы англичане оставили их в покое. Оскорбленные таким поведением русской молодежи, английский корабль вскоре отошел от «Хриси». Карантинное стояние на рейде Константинополя затянулось, так как выяснилось, что к тому времени ни одна страна не проявила интереса к русским юношам. Наконец, было получено известие, что кадет готово принять Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев. 8 декабря 1920 г. корпус прибыл в бухту Бакар Королевства С.Х.С. и оттуда по железной дороге перевезен в г. Стрнище. Крымский кадетский корпус расположился в бараках, построенных австрийцами для военнопленных. 


Русский Кадетский корпус. Март 1928 года, VI класс в Сараево.
В центре сидят генерал Б.В. Адамович и полковник Н.Е. Филимонов.

 

1921-1922 учебный год начался в бараках, переделанных под учебные классы. Учебных пособий и учебников и тетрадей было недостаточно. Многое кадетам приходилось просто запоминать на самих уроках 2 декабря 1921 г. Высший совет рассмотрел вопрос о переводе Крымского кадетского корпуса из Стрнище в Белую Церковь. К тому времени в Белой Церкви уже находились Николаевское кавалерийское училище и Донской Мариинский институт. Державная комиссия опасалась, что появление в Белой Церкви Крымского корпуса может отрицательно сказаться на обстановке в русской колонии и в городе в целом. Полковнику Базаревичу, выступившему на заседании Державной комиссии по поручению российского военного атташе генерал-майора Потоцкого, пришлось дать гарантии, «что в случае перехода Крымского кадетского корпуса в Белую Церковь, он ручается за полный порядок в этом корпусе и гарантирует, что корпус не будет вмешиваться в жизнь местной колонии и расположенных там Николаевского кавалерийского училища и Донского Мариинского института». Во второй половине октября 1922 г. Крымскому корпусу были предоставлены в Белой Церкви для размещения два каменных трехэтажных здания казарменного типа на окраине города. Здания не были приспособлены для размещения в них детей.

 

Учебный Совет в заседании своем от 17 августа 1929 г. во исполнение предложения Державной комиссии от 23 июня 1929 г. постановил:

1. Ввиду сообщения Военного министерства Державной комиссии о надобности для Военного Ведомства здания, ныне занимаемого Русским корпусом в Сараево, признать, что существующие в настоящее время три кадетских корпуса, а именно — Крымский — в Белой Церкви, Донской Императора Александра III — в Горадже и Русский — в Сараево, подлежат сведению в два корпуса с местонахождением первого в Белой Церкви и второго — в Горадже и с присвоением корпусу в Белой Церкви названия «Первый Русский кадетский корпус» и корпусу в Горадже названия «Второй Русский Императора Александра III Донской кадетский корпус».

Означенную меру ввести с 1-го сентября с.г.


Кадеты перед Корпусным зданием.
Надпись на крыше: «ПЕРВЫЙ РУССКИЙ КК КАДЕТСКИЙ КОРПУС»

 

Киевский кадетский корпус после больших потрясений на Украине и смен режимов Временного правительства, петлюровцев, гетмана, большевиков в декабре 1919 г. организованно прибыл в Одессу и был размещен в здании Одесского кадетского корпуса. В Одесском корпусе к этому времени уже находилась эвакуированная в 1915 г. из Полоцка 2-я рота Полоцкого кадетского корпуса.

 

Все три корпуса жили в Одессе своей жизнью и со своими директорами. Каких-либо специальных мероприятий по эвакуации кадетских корпусов из Одессы не было. В ночь на 25 января 1920 г. часть кадет под командой офицеров направилась в порт, где их взял на борт английский крейсер «Церес».

 

Колебания и нераспорядительность директора Одесского корпуса полковника В.А. Бернацкого, по свидетельству очевидцев, привели к тому, что было упущено время. Утром 25 января два кадета 5-го класса Одесского корпуса по своей инициативе собрали всех 350 кадет, находивших в здании корпуса, построили их, и под командой старших кадет колонна направилась в порт. Крейсер «Церес» еще находился на рейде и принял их на борт. Позднее первая группа была пересажена на пароход «Рио Негро», который доставил кадет в греческий порт Солоники, откуда поездом кадеты добрались до Королевства С.Х.С.

 

Вторая группа из 350 кадет была пересажена на болгарский пароход «Царь Фердинанд», который доставил кадет в порт Варну. Из Варны кадеты были доставлены в г. Сисак Королевства С.Х.С. С этой группой была вывезены казна Добровольческой армии, деньги в сумме 2711588 рублей, и казна Одесского корпуса — 30445 рублей.  В Белграде деньги обменивались на сербскую валюту.

 

Приказом полномочного Российского военного агента (военного атташе) генерала В.А. Артамонова 10 марта 1920 г. кадеты Киевского, Одесского и Полоцкого корпусов были сведены в один, который получил наименование «Сводного кадетского корпуса».

 

Директором корпуса был назначен генерал-лейтенант Борис Викторович Адамович, бывший начальник Виленского военного училища. Б.В. Адамович вспоминал: «Я принял в составе Киевского корпуса 95 кадет и 18 лиц персонала, в составе Одесского — 126 кадет и 20 лиц персонала. 25 апреля прибыли ещё 42 кадета, пробившиеся сухим путём с боями и потерями через Днестр в Румынию под командой полковника Гущина и капитана Реммерта. Таким образом, всего собралось в первом составе корпуса 263 кадета и 40 лиц персонала».

 

Прибывшие в Югославию кадеты первоначально были размещены в двух местах — в Панчево близ Белграда и в г. Сисаке под Загребом, в июне они соединились в Сараеве и начали обустраиваться в предоставленной корпусу «Краля Петра». Комплекс зданий идеально подошел для размещения кадетского корпуса. 17 июня состоялось первое заседание Педагогического комитета и началось возрождение кадетского корпуса.


Русский Кадетский корпус. 1929 учебный год. В мастерской

 

В течение короткого времени корпус несколько раз изменял свое название согласно приказам Главнокомандующего Русской армией генерала П.Н. Врангеля и его представителя в Константинополе генерала А.С. Лукомского.

 

С 1 сентября 1929 г. корпус получил название «Первый Русский кадетский корпус», а 6 декабря в день корпусного праздника в том же году король Югославии Александр I назначил шефом корпуса Великого князя Константина Константиновича. Корпус стал называться «Первый Русский Великого князя Константина Константиновича кадетский корпус».

 

Численность корпуса была установлена в 300 кадет, распределенных по 3 ротам. С первых дней существования в корпусе приказом генерала Б.В. Адамовича были созданы педагогический, воспитательский и хозяйственный комитеты.

 

В материальном отношении положение корпуса было сложным в течение всего периода его существования. Первоначально средства для содержания корпуса в Сараево выделяло Управление Русского военного агента (атташе) и Представитель Главнокомандующего и путем обмена привезенных денег Добровольческой Армии на сербскую валюту. Вещи, продукты, кровати дал частично Американский Красный крест. В Сараево предметы обстановки, продукты, одежда, белье, лекарства были получены от сербского интендантства и с военных складов. После создания Державной комиссии финансирование корпуса осуществлялось этой комиссией.

 

Учебные занятия в кадетском корпусе начались по программе 1915 г. и велись в основном по запискам преподавателей. Учебники, географические карты, другие учебные пособия были большой редкостью. Не было ручек, карандашей, писчей бумаги. Первое время основные усилия педагогического состава корпуса были направлены на то, чтобы воспитанники VII класса, по возможности, в самый короткий срок освоили программу и окончили корпус.

 

Инспектор классов полковник В.А. Розанов, выступая на 300 заседании Педагогического комитета, отметил: «Первый выпуск был в августе 1920 года. Я позволю себе напомнить обстановку начала занятий: вместо парт столики и табуретки, вам хорошо знакомые по экзаменам, отсутствие классных досок и учебников. Занятия по записям за преподавателями, с их слов. Картина занятий иностранного языка: на стене приколот лист оберточной бумаги, преподаватель пишет цветным мелом, так класс учится читать. Первая книжка французского языка: читанка «Поповича» одна и та же для всех классов». Русский язык: были рады, когда достали из Праги книжонку «Родная речь» — как хрестоматию для I класса, а для старших классов хрестоматию Манделькерна с немецко-русским словарем для немцев, изучающих русский язык. Урок географии VI-VII классов — на стене карта России, вырванная из случайно нашедшегося учебника у одного из кадет. Были рады каждому пособию для преподавателя. В мае 1928 г. генерал-лейтенант Б.В. Адамович посетил резиденцию короля Александра I по случаю государственного праздника и вручил ему от имени кадетского корпуса альбом с фотографиями, на которых была запечатлена жизнь корпуса. Король с удовлетворением принял преподнесённый ему альбом и направил в корпус чек на сумму в 5000 динар для нужд выпускников кадетского корпуса 1928 г. В 1929 г. решался вопрос о сохранении корпуса. Благодаря вмешательству короля Александра I корпус был сохранен, переведен из Сараево в Белую Церковь и объединен с Крымским корпусом. В корпусе снова были открыты I, II, III классы. Резюмируя итоги работы кадетского корпуса в 1932-1933 учебном году, Б.В. Адамович отметил на заседании Педагогического комитета: «Моя оценка всей кадетской массы — это счастье иметь такой состав. Я, как директор, при таком исключительно благообразном состоянии корпуса, нахожу время и для личных трудов, и для личного отдыха».


Русский Кадетский корпус. Занятия по противовоздушной и противохимической обороне
в 6-ом классе XVI выпуска. 1930 год

 

Очередной 1933-1934 учебный год в который раз для Первого Русского кадетского корпуса стал годом новых больших испытаний. Уже в марте 1933 г. в Первом Русском кадетском корпусе стало известно решение Державной комиссии об объединении Первого и Второго Русского Донского императора Александра III кадетских корпусов. В связи с этим в конце первого полугодия Б.В. Адамович просил преподавателей более внимательно отнестись к оценке знаний воспитанников корпуса. Объединение двух кадетских корпусов совершенно неожиданно выявило проблему, которой до сих пор не существовало в Первом Русском кадетском корпусе. Оказалось, что кадеты VI класса Максимов, Чирко и некоторые другие, прибывшие с Донским корпусом, «заражены большевизмом». Для кадетского корпуса это было неслыханным, чрезвычайным происшествием. В ходе разбирательства по делу Максимова было установлено, что случай этот единичен, и взгляды Максимова не разделялись кадетами VI класса, вся кадетская масса оказалась вне подозрений, никто из старых кадет.


Батальон Корпуса во главе с оркестром на главной улице города Белая Церковь в декабре 1935 года. На первом плане слева направо: А. Носак, И. Жеребков, К. Граф и старший музыкант О. Иванчин-Писарев.

 

27 января 1935 г. состоялось 300 заседание Педагогического комитета, которое в определённой степени подвело итоги деятельности кадетского корпуса за 15 лет его существования. В докладе директора корпуса по этому поводу говорилось: «Наш Корпус, образованный соединением сохраненных кадров Киевского и Одесского Корпусов, принявший законное старшинство Киевского Корпуса и соединивший в себе живых людей, воспоминания и традиции Полоцкого, Петровского-Полтавского, Владикавказского, Донского, Сибирского и Хабаровского Кадетских Корпусов, является ныне первым из зарубежных и последним из сохранившихся русских кадетских корпусов, продолжившим на 15 лет их историю и русское кадетство… Отметим, что самое кадетство оказалось стойче всех других корпораций бывших питомцев русских учебных заведений, больше и ярче всех их выразилось в борьбе за старую Россию и продолжается жизнь в лице объединений всех корпусов и обществ — кадетских, рассеянных по всему миру и не примирившихся с гибелью ни родины, ни воспитавших их гнезд, крепких двухвековыми преданиями». В марте 1936 г. генерал Борис Викторович Адамович после тяжелой болезни скончался. Временно исполняющим обязанности директора корпуса был назначен инспектор классов полковник В.А. Розанов.

 

В.В. Соболевский написал стихотворение «На могилу директора корпуса генерал-лейтенанта Адамовича»:

 

В изгнанье за русское дело,

За дело Отчизны родной

Боролся ты стойко и смело,

Идя по дороге прямой.

Душою ты с корпусом слился, 

В борьбе не щадя своих сил,

Стоял за него не склонился

И жизнь за кадет положил.

И дело твоё сохранится

У нас оно в сердце живёт,

Им каждый кадет вдохновится,

За Родину смело умрёт.

Так спи же спокойно, любимый,

В обители русских людей, 

Чужою землёю хранимый

Вдали от родимых полей!


Генерал-лейтенант Борис В. Адамович, полковник Владимир А. Розанов, полковник Пётр Б. Баришев с кадетами

 

Многим своим успехам Русский кадетский корпус был обязан исключительно строгой дисциплине, которая поддерживалась в корпусе генералом Б.В. Адамовичем с момента эвакуации и до его кончины. А позже — генералом А.Г. Поповым. Генерал-лейтенант Б.В. Адамович, имевший за плечами опыт командования батальоном юнкеров в Киевском военном училище и Виленским военным училищем, бывшими образцовыми в русской армии, обращался с кадетами скорее, как с юнкерами военных училищ, а не как с детьми, отданными на воспитание в кадетский корпус.

 

Наступал очень непростой 1939-1940 учебный год. Начавшаяся в сентябре 1939 г. Вторая мировая война взбудоражила кадет. Вначале учебного года ещё не наблюдалось ухудшения дисциплины, падения успеваемости. Однако директор корпуса и офицеры-воспитатели каким-то чутьём улавливали, что во внутреннем мире воспитанников происходит какая-то перемена. Некоторые из них стали более вдумчивыми и сосредоточенными, у других повысилась раздражённость, появилось желание нарушить внутренний порядок в корпусе.

 

Михаил Александрович Лермонтов — один из потомков великого русского поэта по линии отца, родился 26 января 1925 г. в Югославии. Отец служил в русской армии, принимал участие в гражданской войне на стороне белых, вместе с Добровольческой армией эвакуировался в Югославию. Мать его умерла. В 1933 г. Михаил поступил в Первый Русский кадетский корпус. Часто за какую-либо провинность старшие кадеты закрывали его одного в классе и давали ему задание, как «потомку великого русского поэта», писать стихи и не выпускали из класса, пока тот не был готов представить им написанное.

 

Учился Михаил Лермонтов в кадетском корпусе тяжело и не потому, что был не способен к учебе, а просто, как отмечали его офицеры-воспитатели, ленился. Да и сам он в этом признался в беседе с автором. В 3-м классе он был оставлен на второй год, а в 4-й класс перешел с переэкзаменовкой. Когда началась Вторая мировая война, М. Лермонтов, не окончив корпус, вместе с группой кадет ушел из него и поступил на службу в Русский охранный корпус.

 

6 апреля 1941 г. войска Германии и её союзников атаковали Югославию. Начался призыв российских эмигрантов, проживавших на территории этой страны в югославскую армию. Многие поступали в войска добровольно, были среди них и выпускники русских кадетских корпусов. Около 300 выпускников кадетских корпусов окончили югославские военные училища и академии и поступили на службу в югославскую армию. Все они приняли участие в первых боях против вермахта — имелись погибшие, раненые, попавшие в плен. За две недели до нападения Германии и её союзников на Югославию директор корпуса разослал почти всех кадет по домам. В мае 1941 г. оккупационные власти разрешили ХХI выпуску сдать выпускные экзамены. С большим трудом кадеты съехались в корпус к 25 мая. 20 июня начались письменные экзамены, а 22 июня — устные.  В разгар государственных экзаменов 22 июня кадеты узнали поразившую их новость: Германия напала на Советский Союз. Для кадет это было большим потрясением. Во время подготовки к выпускным экзаменам кадетский корпус посетила группа немецких генералов и офицеров. Немцам стало известно, что в музее кадетского корпуса хранятся германские знамена, захваченные Русской армией в годы Первой мировой войны. Немцы пожелали забрать эти знамена из кадетского корпуса. Директор корпуса генерал А.Г. Попов был вынужден отдать соответствующий приказ. Музей расстался с трофеями, добытыми в сражениях Первой мировой войны. В июле 1942 г. директор кадетского корпуса получил указание Бюро по защите русских эмигрантов о реквизиции музыкальных инструментов кадетского корпуса для нужд немецкой армии. Генерал А.Г. Попов, получив сообщение о готовящейся реквизиции, приказал определить все исправные инструменты, необходимые для игры корпусного оркестра, и спрятать их. Пришедшим для осмотра инструментов и реквизиции их немецким военным музыкантам было показано то, что не имело для корпуса никакого значения. Было взято 9 таких инструментов, потом 7 из них было возвращено обратно. Немцы оставили себе трубу и баритон. 31 марта 1942 г. был ликвидирован Донской Мариинский институт. 7 апреля в корпус прибыл представитель германского командования и потребовал, чтобы корпус немедленно переселился в освободившееся здание института. Здание кадетского корпуса понадобилось оккупационным войскам.

 

В середине апреля под проливным дождём Первый Русский кадетский корпус покинул казармы, в которых сначала находился Крымский, а с 1929 г. Первый Русский кадетские корпуса. К корпусу подали несколько десятков телег, присланных местным населением, и началось переселение в новое помещение.

 

Здание Донского Мариинского института, в 5 раз меньше предыдущего здания, не было готово к приёму новых поселенцев. После выезда из него института здание за короткий срок пришло в полную негодность: не было воды, плиты на кухне были в неисправности, туалеты и умывальные комнаты были в запущенном состоянии.

 

Кадетский корпус был эвакуирован из Белой Церкви в начале сентября 1944 г. до прихода частей Красной Армии. Корпусу были предоставлены три полуоткрытых товарных вагона с низкими бортами, куда погрузили кадет и персонал с семьями, во главе с директором корпуса генералом А.Г. Поповым.


Русский Кадетский корпус. Белая Церковь. 1930 год

 

15 сентября корпус в составе 140 человек прибыл в Вену. Дальнейший путь эшелона пролегал по территории Венгрии. Кадет сопровождал немецкий унтер-офицер, австриец по национальности, у которого был документ на проезд «кадетской школы». В пути состав подвергся бомбёжке союзной авиацией. Организовать быт во время следования поезда удавалось с трудом. Питались кое-как, обменивали свою одежду на продукты. Местное население не понимало, как это русские бежали от русских, которых жители оккупированных городов ждали с нетерпением.

 

17 сентября 1944 г. эшелон прибыл в австрийский город Эгер, который был объявлен конечной точкой путешествия. Покинув поезд, кадеты строем двинулись по направлению лагеря, где им было предложено разместиться. Из чинов персонала с кадетами остался один только генерал А.Г. Попов. Одежда была сдана на дезинфекцию, откуда она к кадетам не вернулась. В конце сентября 1944 г. директор корпуса генерал А.Г. Попов объявил кадетам о расформировании корпуса. Однако кадеты продолжали держаться друг друга и оставались в лагере организованной командой. В январе 1945 г. взвод старших кадет примкнул к Российской освободительной армии генерала А. Власова. В лагере осталось 106 кадет. В середине февраля 1945 г. оставшиеся кадеты переехали в г. Гмюнд. После освобождения Вены оставшиеся в лагере кадеты походным порядком добрались до Зальцбурга, который находился в американской зоне оккупации. В Зальцбурге кадеты были направлены в лагерь русских беженцев из Югославии. Так закончилась история кадетских корпусов, созданных в Югославии в 1920 г.

 

Корпус-лицей императора Николая II был учрежден 1 января 1930 г. в Париже, просуществовал до 1964 г. и стал последним зарубежным российским кадетским корпусом.


Здание Корпуса-Лицея имени Николя II. Париж, Версаль, 1936 год


 

В 1926 г. во время работы VII съезда зарубежных кадет в Париже произошла встреча генерал-лейтенанта В.В. Римского-Корсакова с группой выпускников 1-го Московского Императрицы Екатерины II кадетского корпуса. Во время этой встречи было высказано пожелание об открытии в Париже кадетского корпуса. Среди тех, кто встречался с В.В. Римским-Корсаковым, был выпускник Морского корпуса Белоусов, некоторое время обучавшийся в 1-м Московском кадетском корпусе. Белоусов не только проявил интерес к высказанной идее, но и решил принять активное участие в поиске средств для покупки здания для корпуса.

 

Вскоре по служебным делам Белоусов вылетел в Соединённые Штаты, где очень надеялся найти поддержку у кого-либо из многочисленных знакомых. Особые надежды он возлагал на одного из своих друзей по Морскому корпусу гардемарина Анастаса Вонсяцкого, женатого на богатой американке.

 

Чтобы разговор был предметным, Белоусов привёз с собой два иллюстрированных журнала из истории Крымского кадетского корпуса. В одном из журналов на фотографиях были изображены маленькие оборванные и грязные кадеты, только что прибывшие из России в Королевство С.Х.С., а в другом — они же, уже в кадетской форме в качестве воспитанников Крымского корпуса под руководством В.В. Римского-Корсакова.


Русский Кадетский корпус. Рождественская ёлка. 1937 год

 

«Показав эти журналы Вонсяцкому и спев с ним нашу «Звериаду», — писал Белоусов в письме одному из своих друзей, — я сказал, что уверен в том, что он поможет генералу в его хорошем начинании. Вонсяцкий спросил: «Сколько надо?» Я сказал, что отвечу дня через три и послал Римскому-Корсакову телеграмму. Через два дня я получил ответ: «Хорошо, если бы 100 тысяч франков». Вонсяцкому я сказал — 200 тысяч франков. Не говоря ни слова, он подписал чек на 200 тысяч франков (тогда это было 20000 долларов).

 

На полученные деньги был куплен дом в местечке Виллье-Ле-Бел в 18 км к северу от Парижа. Здание, предоставленное корпусу, было запущено, в нем никто не жил. Фасад здания выходил на улицу, а с тыльной стороны к нему примыкал большой участок, заросший травой и кустарником. Обстановка в здании была скромная и небогатая. Постепенно здание было приведено в порядок и приспособлено для занятий. Просторный участок, примыкавший к зданию, был превращен в плац для строевых занятий, игр и проведения занятий по гимнастике. Корпус-лицей начал формироваться с нуля. Всё приходилось доставать: кровати для спален, парты для классов, учебники и учебные пособия, кадетскую форму. Для этого устраивали благотворительные балы, проводили сбор средств среди русских людей, желавших воссоздания кадетского корпуса.

 

Ввиду того, что французский закон запрещал существование иностранных военных учебных заведений на территории Франции, учебное заведение попеременно называлось то Корпус, то Корпус-лицей или Лицей императора Николая II, или Русский лицей, а перед закрытием в 1964 г. просто Русская школа. Ведавший делами корпуса Русский комитет возглавил генерал Е.К. Миллер, а после его похищения советскими чекистами, — генерал-майор Е.Ю. Бем.

 

В соответствии с утвержденным положением «Корпус-лицей Императора Николая II является закрытым учебным заведением и имеет целью воспитание и образование русских детей и юношей в духе девиза Императорских российских кадетских корпусов — «Вера, Царь и Отечество». Корпус не представляет собою благотворительного учреждения и в текущих своих потребностях содержится на поступления платы за воспитанников. В корпус принимаются дети беженцев, при приёме преимущество отдаётся сыновьям бывших кадет. Курс корпуса рассчитан на 8 классов (если встретится необходимость, то и приготовительный) с программой кадетских корпусов, изменённой сообразно условиям времени и места.

 

В течение всех лет существования корпус функционировал за счет взносов родителей, на частные пожертвования, прибыль от благотворительных концертов и балов и ежегодную помощь Лидии Павловны Детерлинг.


Русский Кадетский корпус. Посещение Корпуса Её Высочеством Княгиней Татьяной Константиновной с дочерью княжной Наталией и сыном князем Таймуразом Багратион-Мухранским. Слева сидит начальница Девичьего Института Н.В. Духовина, справа директор генерал Б.В. Адамович и протоиерей О. Сергей Троицкий. 1930 год

Русский Кадетский корпус. Концерт И.П. Комаревской. 1938 год

 

За время существования (1930-1964) корпус прошел три периода в своем развитии:

1930-1937 гг. Корпус располагался в местечке Виллье-Ле-Бел в 18 км к северу от Парижа. В это время происходило становление корпуса. Был произведен 1-й выпуск.

1937-1959 гг. Корпус находился в Версале. Новый дом был арендован и отреставрирован усилиями капитана Б.В. Сергеевского. В 40-х гг. в корпусе числилось свыше 100 кадет.

1959-1964 гг. Корпус переехал в г. Дьепп, на берегу Ла-Манша, куда он был перевезен Л.С. Ракитиным. В 1964 г. корпус перестает существовать.

 

Для российских кадет новой родиной стали США, Канада, Австралия, Венесуэла, Чили, Перу, Мексика. Но рассеянность по миру не нарушила кадетской спайки. Отныне их главный девиз звучал так: «Рассеяны, но не расторгнуты».

 

Судьбы выпускников Крымского кадетского корпуса сложились по-разному. Но лишь немногим из них удалось вновь войти в ворота тех корпусов, в которых они начинали свою кадетскую жизнь в России, и которые мальчишками и юношами покинули в трагические годы Гражданской войны, продолжив свою кадетскую судьбу на чужбине. Одним из них был Борис Михайлович Вышинский, V выпуск Крымского кадетского корпуса в Белой Церкви (1925).

 

В мае 1955 года в г. Орджоникидзе (Северо-Осетинская АССР) в проходную КПП Северо-Кавказского суворовского военного училища вошел мужчина с мальчиком лет двенадцати. Поздоровавшись, он обратился к дежурному со словами: «Я бывший владикавказский кадет. Хотел бы показать своему сыну здание, в котором я учился, будучи в его возрасте, 35 лет назад. Прошу о моей просьбе доложить дежурному офицеру по училищу». Увидев непонимание и растерянность в глазах дежурного, посетитель добавил: «Буду ждать на улице».

 

Минут через десять его пригласили в проходную, где он увидел офицера в звании капитана с красной повязкой на рукаве. Отдав честь и скороговоркой представившись, офицер попросил предъявить документы. Пролистав протянутый ему паспорт и выслушав просьбу, он, не скрывая изумления, какое-то время молчал, а потом кратко сказал: «Подождите», и, продолжая листать паспорт, поспешно удалился. Посетитель с мальчиком вышли из проходной, стали неторопливо прогуливаться, не удаляясь от КПП. Отец что-то рассказывал сыну, то и дело показывал на видневшееся за стеной здание училища.


Обучение в стрельбе. Полковник Н.В. Зиалковский


 

Прошел уже год, как он, Борис Вышинский, вернулся из заграницы в родной город, который теперь назывался Орджоникидзе. Возвращение было долгим, длилось несколько десятилетий. Оставался еще один шаг, чтобы оно оказалось полным. Этим шагом для него должно было стать посещение здания бывшего Владикавказского кадетского корпуса, воспитанником которого он себя всегда считал, и, память о котором он пронес через всю свою жизнь. Когда вместе с другими кадетами покидал это здание весной 1920 г., он не знал, да и не мог знать, что в его жизни начинается новый отсчет времени. Тогда он отрывался не только от родных и близких, которые остались в Владикавказе, не только от города, в котором он родился, но, как вскоре выяснилось, и от родины, которой поколения Вышинских служили верой и правдой. И вот десятилетия спустя он снова стоит перед своим корпусом.


Материалы предоставлены МУЗЕЕМ ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО КАДЕТСТВА

 

НАЗАД

Яндекс.Метрика