Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Мы с вами их глазами

Советско-финские войны: паника и жестокость финской армии

В июне 2016 года финский писатель Петри Пиетиляйнен загорелся идеей опубликовать воспоминания выживших ветеранов советско-финской. Из 70 человек, которые сражались в Первом пехотном полку, способных дать интервью оказалось всего 30.

Беседы с военными легли в основу статьи, которая на этой неделе вышла на сайте финской телерадиокомпании Yle. «30 финских ветеранов наконец-то решились рассказать о кровавых боях Войны-продолжения», – гласит заголовок.

Несмотря на весьма щекотливую тему, этот материал отнюдь не пестрит агрессией по отношению к Советскому Союзу. Напротив, ветераны с болью вспоминают, как им приказывали жестоко расправляться с солдатами и пленными, осуждают свое военное руководство и не скрывают, что в рядах финской армии во время войны царили хаос и паника.

«История.РФ» решила поговорить с экспертом о том, как рассказы финских ветеранов соотносятся с советскими документами и что из этого правда, а к чему стоит отнестись с осторожностью. В этом нам помог российский писатель и историк, кандидат исторических наук Алексей Исаев.

 «Пехотинцев пинками гнали под огонь»

– Алексей Валерьевич, во время противостояния советским войскам в финской армии правда царил такой хаос, о котором сегодня говорят ветераны?

– Во-первых, нужно сказать, что это все же взгляд субъективный, и люди из тактического звена не всегда располагают всей полнотой информации. Поэтому нужно всегда относиться к подобного рода рассказам о том, как все было ужасно, с определенной долей скепсиса. А если говорить в целом о Зимней войне, то в 1944 году у них (финских войск. – Прим. ред.) было все гораздо хуже. Финская армия была далека от идеала. Она была слаба во многих отношениях, в том числе в обмундировании, выучке. Не следует связывать успехи финнов против Красной Армии с тем, что это была армия, хотя бы сравнимая с лучшими европейскими армиями. Она была гораздо хуже. В том числе были трения между гарнизонами дотов на линии Маннергейма и пехотой, когда прогоняли пинками пехотинцев, пытающихся спрятаться в дотах от огня советской артиллерии или хотя бы даже от холода. Были и серьезные проблемы с выучкой – например, когда в Тайпале (был такой район на востоке Карельского перешейка) прибыла «Фарфоровая дивизия». Ее так называли, потому что все солдаты были обмундированы в белые маскхалаты. Их подготовка оставляла желать много лучшего, они были плохо обучены, но, тем не менее, их практически с ходу бросили в бой в феврале 1940 года. Поэтому да, разного рода инциденты, несомненно, имели место.

– Многие ветераны, вспоминая о кампании 1944 года в районе Белоострова, говорили о том, что даже маршал Маннергейм был плохо осведомлен о том, что там происходит. А высшее офицерское руководство военные обвиняли в высокомерии и жестоком обращении с подчиненными. Говорят, что некоторые военачальники, поддавшись панике, готовы были расстрелять своих же людей.

– Да, в условиях поражения (а 1944 год для финнов был поражением) потеря управления является делом вполне обычным. Поэтому финская армия тут не исключение. На это еще накладывалось то, что сама по себе она была небогатая, армия была оснащена не очень хорошо: не хватало телефонного кабеля, не очень хорошо было с радиостанциями. И в силу этого нарушить управление было легче. Поэтому то, что высшие штабы не знали, что происходит, – это так называемый «туман войны», который присутствует всегда. И как раз задача высших начальников – не столько управлять каждым полком, как луноходом, а в том, чтобы давать достаточную инициативу своим подчиненным, чтобы они могли делать что-то самостоятельно в условиях утраты управления, всеми силами стремясь это восстанавливать, обеспечивать правдивость донесений. Если уж сравнивать, то правдивость донесений как большую проблему называл, например, Чуйков после боев за Сталинград. Он говорил об этом по горячим следам событий в так называемой комиссии Минца. Поэтому это общая проблема, не следует думать, что это исключительно финская специфика.

«Расправы над ранеными – позорное пятно на финской армии»

– В годы войны с Советским Союзом финны получали какую-то поддержку от союзников?

– Да, в 1944 году Финляндия получала помощь от немцев, а в Зимнюю войну были поставки из Европы. Европейцы помогали вооружением, немцы – частично обучением солдат и командиров. Но надо сказать, что костяк командного состава финской армии в Зимней войне – это 27-й егерский батальон, который воевал на стороне кайзеровской Германии против России. То есть они получили выучку кайзеровской армии еще в Первую мировую войну и использовали эти навыки в войне 1939–1940 годов. Маннергейм с его прошлым в Русской императорской армии был скорее исключением, чем правилом. Правило – это ветераны 27-го егерского батальона, которых учили еще кайзеровские офицеры.

– Рассказывая об ужасах того времени, ветераны часто говорили о военных преступлениях по отношению к советским солдатам и военнопленным, которых они «безжалостно убивали».«Некоторые могли взять себе даже не одного, а двух пленных и позже хвалились, что “убили этих поганых русских”». Хотя многие признаются, что эти воспоминания для них очень болезненны. Действительно финские солдаты в жестокости не уступали гитлеровцам?

– Да, есть подтвержденные, в том числе документально, случаи, в частности крайне жестокая расправа над ранеными при ликвидации окружения Красной Армии в районе Леметти (это между Ладожским и Онежским озером). Там долго сопротивлялись сравнительно небольшие гарнизоны. Когда их дожали, то были просто безжалостные расправы, в том числе с ранеными. Это было такое позорное пятно, оставшееся на финской армии с Зимней войны.

– Не с этим ли связаны те проблемы, на которые сегодня жалуются ветераны советско-финских войн? Многие из них говорят о том, что в годы холодной войны царила «культура молчания». Военный профессор Янне Мякитало говорил о том, что ветеранов осуждали, когда они просили предоставить им государственные пособия, чтобы пройти курс лечения: «Им советовали не соваться. Все это не способствовало написанию воспоминаний о войне».

– Тут я могу усомниться, поскольку для Финляндии Зимняя война 1939–1940 годов – это одна из опорных плит национального мировоззрения. Выпускается огромное количество книг, воспоминаний, но следует отметить, что они далеко не всегда комплиментарные по отношению к начальству. То есть у них в этом отношении присутствует определенная свобода публикаций. Это, может быть, не всегда правдиво, но, тем не менее, издается и публикуется очень много даже по самым мелким эпизодам. В интернете доступен журнал боевых действий. То есть у финнов это такой же центр идеологии, как у нас Великая Отечественная война. Это касается именно Зимней войны и в меньшей степени Войны-продолжения, которую считают ошибкой, и обвиняют Маннергейма, так как союз с Гитлером привел к большим потерям для населения. 

Теги: Военная история История международных отношений и дипломатии История СССР Новейшая история История военных конфликтов

0 Комментариев


Яндекс.Метрика