Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

История народов России Сегодня в прошлом

Вслед за Крымом и Донбассом. К годовщине Брестского процесса

7 октября 1918 года были прерваны русско-украинские мирные переговоры, касавшиеся территориальной принадлежности Донбасса и Крыма.

Мало кто знает, но Киев и Москва не впервой выясняют, чей Крым и чей Донбасс. Даже свой «Минский процесс» был. С тех пор мало что изменилось. Так что и результат должен быть похожим. Только бы из колеи не выехать.

Сегодня, когда мы справляем 98-ю годовщину событий, до боли похожих на оба Минских соглашения, стоит поговорить о том, что на этих землях время замерло. А потому рецепты столетней давности вполне работают.

Драка за Крым и Донбасс

Собственно сама дата прекращения переговоров, да и они сами значат примерно столько же, сколько и сегодня – почти ничего. Значение имеет только полная картина событий. Поэтому попытаемся кратко передать суть той чехарды, что происходила на Левобережной Украине в 1918 году.

Взявшие в конце 1917 года власть большевики практически сразу приступили к восстановлению государственности, успевшей с Февраля изрядно обрушиться. Причём восстанавливали не только институционально, но и территориально, для чего следовало взять власть не только в Петрограде и Москве, но и на местах, где концентрировались противостоящие большевикам силы – в частности на Дону, где к концу декабря 1917 года оформилась Добровольческая армия.

Именно она стала причиной конфликта РСФСР с Центральной Радой, а совсем не патологическая ненависть к свободолюбивому украинству: большевики перебрасывали с фронта части для борьбы с Добровольческой армией – Центральная Рада этому препятствовала. Тоже из прагматических соображений, однако от столкновения это спасти не могло: Первый Всеукраинский съезд Советов, организованный 24-25 декабря 1917 года в Харькове, провозгласил создание Украинской Народной Республики Советов, установив, таким образом, на Украине двоевластие.

К весне 1918-го руководимая Центральной Радой УНР лишилась (по крайней мере, организационно) практически всего Левобережья. На территории Мало- и Новороссии возникли Донецко-Криворожская республика, Одесская советская республика и Советская социалистическая республика Тавриды. Однако наступление Германии и Австро-Венгрии совместно с войсками УНР вынудило руководство первой Советской Украины отступить.


Заседание советской (РСФСР), германской (Второй Рейх) и украинской (УНР) делегаций в Бресте в феврале 1918 года.

Вынудило к этому не только отступление, но и Брестский мир, подписанный большевиками 3 марта и ратифицированный 15 марта. УНР свой вариант мирного договора, по которому на бумаге признавался «суверенитет» сей республики, подписала ещё 9 февраля. Фактически по итогам двух Брестских миров территория Украины переходила под оккупацию Германии и Австро-Венгрии.

ДКР этого решения не признала, являясь на то время  самостоятельным политическим образованием. О чём глава ДКР Артём (Фёдор Сергеев)  и сообщил в ультиматуме на имя императора Вильгельма, пригрозив Германии войной в случае оккупации территории ДКР. Та войны не испугалась, и правительство ДКР, к тому времени (март 1918-го) влившееся в состав  Украинской Советской республики, во второй половине апреля  отступило в пределы РСФСР.

Нормандский формат сто лет назад

После этого началась долгая дипломатическая возня, предусмотренная тем же самым «похабным миром». Советская Россия должна была заключить мир уже с УНР. Первыми этому помешали сами немцы, сменив тех, с кем нужно было мириться: в конце апреля офицерство украинской армии и оккупационная администрация ликвидировали УНР. На оперативно проведённом съезде хлеборобов республика была преобразована в гетманат во главе с Павлом Скоропадским. То есть произошёл правый военный переворот, о котором сегодня грезит часть радикальной политтусовки Украины – не навоевавшиеся майданщики, боевики добробатов и прочие.

Тем не менее, 12 июня между РСФСР и гетманской Украиной был подписан договор о перемирии, установлена линия разграничения, стартовал обмен военнопленными – всё как сегодня. Переговоры продолжились и дальше. Главным их вопросом, как можно догадаться, был статус Донбасса и Крыма. Причём в тогдашних границах этих названий, а это почти всё Левобережье. Аргументом в этих переговорах было подписание 27 августа 1918-го дополнительного соглашения большевиков с немцами о том, что Донбасс – не территория Украинской Державы, а временно оккупированная территория.

С Крымом договариваться было не легче. Местные элиты надеялись восстановить крымско-татарскую государственность под протекторатом Берлина, чего другой протекторат (Киев) не стерпел и, как сегодняшние украинские власти, приступил к блокаде Крыма, одновременно бомбардируя Берлин просьбами признать право Украины на полуостров. В сентябре «бомбардировка» увенчалась успехом. Но совсем не из-за успехов гетманской дипломатии. Дело в том, что визит гетмана Скоропадского в Берлин совпал с Сен-Миельской операцией США и Франции против немецких войск на Западном фронте. После неё Берлин втихую стал готовиться к капитуляции, а проблемы и притязания туземных правительств отступили на второй план.

Но прекращение переговоров связано не только с «передачей» Крыма Киеву. Гетман, в прошлой жизни генерал-лейтенант русской армии, всё больше тяготел к белогвардейскому Дону и даже пошёл на переговоры с атаманом Красновым, предлагая белым общий фронт против большевиков. Но сначала Деникин этого плана не принял, а затем и принимать было нечего: на Украине вспыхнуло петлюровское восстание против немцев и Скоропадского. Самое забавное, что восстание украинских националистов против русского националиста в вышиванке (а украинизация Скоропадского была лишь камуфляжем, он сам это признавал) спонсировали… большевики.

Такой вот «Минский процесс» вековой давности. Который закончился, кстати, естественным образом – возвращением всей Украины в формат исторической российской государственности.

***

Разбираться во всех этих хитросплетениях, конечно, непросто. Зато многое становится понятно.

1. В переговорном процессе, касающемся сегодняшнего Донбасса, участвовать можно. Главное помнить, что переговорами эти проблемы не решаются – вот уже почти сто лет. Поэтому перемирия будут срываться, обмены пленными – откладываться. Этот нормально. Там, где власть – фикция, только так и бывает.

2. Киеву не впервой искать подтверждения своих прав на Крым у внешних покровителей. Как не впервой и получать отлуп от самого Крыма. В этом и состоит лучшая характеристика этих «прав».

3. Лимитрофы всегда тянулись друг к другу и заключали союзы против мощного российского государственного проекта как  своего природного врага. А потому среди них возможны самые внезапные союзы: украинские националисты, курируемые центральными державами, в союзе с деникинцами, спонсируемыми Антантой. Ну или сегодня – русские националисты в добробатах.

4. Все союзники лимитрофов рано или поздно уходят решать свои внутренние проблемы. Главное – не торопиться. Всё будет хорошо. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История международных отношений и дипломатии История народов России История русских революций

0 Комментариев


Яндекс.Метрика