Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом

Уроки Рузвельта для Трампа. К 83-летию признания СССР Америкой

16 ноября 1933 года США установили дипломатические отношения с СССР.

От Трампа сегодня ждут крутых действий и резкого разворота политики США. Прежде всего внешней политики. Одни ждут с опаской, другие – с надеждой.

Сегодня, когда мы справляем 83-ю годовщину восстановления дипломатических отношений между двумя странами, стоит поговорить о том, почему они просто никак не могли быть восстановлены. Никаких шансов. И почему это в результате всё-таки произошло.

Недобрый Гувер

Недавно мы разбирали проблемы дипломатического признания Монголии, которую кроме СССР до конца Второй мировой войны никто не признавал. Однако и у самого Советского Союза были схожие проблемы. Взять ту же Бельгию – до 1934 года прямых дипломатических отношений не было. С Венгрией – до 1935-го . Это, конечно же, можно оправдать не слишком большой заинтересованностью СССР в отношениях с этими странами. И верно. С Германией отношения были восстановлены в 1922, с Великобританией и Австрией – в 1924 (этот год вообще был урожайным, в Европе внезапно осознали безальтернативность власти большевиков в России).

Однако с США было сложнее. У СССР в Америке было много недоброжелателей. Однако одно дело просто недруги, они есть везде и у всех. Совсем иное – целенаправленное лобби. Виднейшим его представителем был Герберт Гувер – министр торговли при президентах Гардинге и Кулидже, их экономический советник, а затем и сам президент США.

Отношения с Советской Россией у него не заладились с самого начала. Гувер потерял там инвестиции в угольное и медеплавильное производства, затем поставлял продовольствие Северо-Западной армии Юденича. В начале материала мы не зря вспомнили Бельгию. Во время Первой мировой Гувер добился от обеих воюющих сторон разрешения поставлять продукты населению Бельгии. Вероятно, в благодарность за это её правительство отклоняло попытки СССР установить с ним дипломатические контакты, то есть действовало в полном соответствии с политикой Гувера.

Дипломатических отношений не было, но торговля между двумя странами велась. В 1924 году для этого была создана акционерная компания «Амторг» с участием советского капитала. Последующие 10 лет она фактически выполняла функции посольства.

При этом Гувер как министр торговли, а затем и президент этому всячески препятствовал. «Амторгу» выдавали только краткосрочные кредиты под высокий процент, что ограничивало объёмы закупок. Советский экспорт в США получал обвинения в демпинге, рабском труде – в общем, с тех пор мало что поменялось. Однако думать, что Гувер просто хотел вернуть утраченное было бы неверно. «Большевизм – это хуже, чем война», – его слова на Парижской мирной конференции.

Было ли противоположное лобби? Разумеется, было. В особенности это стало ощущаться после начала Великой депрессии, затронувшей не только США, но и весь мир. Европейские компании быстро обнаружили, что американцы не слишком активны на рынке СССР, и постепенно отбирали у них эту нишу. В особенности, немецкие компании. Всего несколько лет назад при посредничестве США для Германии был составлен план финансового оздоровления. США выкупили часть долгов Германии по репарациям, то есть теперь она была должна не Великобритании, а Америке. Имея такие рычаги влияния на страну, её бизнес можно было выкинуть с любого рынка. Кроме советского, потому что администрация Гувера в упор не желала за этот рынок бороться.

Бизнесмены в США выли волками. Предприятия 36 штатов в конце 20-х годов прошлого века выполняли заказы СССР. Последний в 1931 году закупил свыше 57% металлорежущих станков, произведённых в Америке. Это через два года после начала депрессии, то есть уже на упавшем рынке СССР был ключевым потребителем. Ему можно было продавать, продавать и продавать. Вместо этого с ним с ленцой торговали.

Добрый Рузвельт

Ситуация изменилась при Франклине Рузвельте. Однако это не означает, что пришёл Рузвельт, на всех цыкнул, и в США тут же открылось советское посольство. Рузвельт во время предвыборной кампании не обещал прояснить вопрос признания СССР, но не мог не изучать тему, поскольку существовал как мощный общественный запрос, так и запрос со стороны бизнеса: Американо-русская торговая палата, промышленники Севера США, Морганы, – все требовали обмена посольствами. Однако Рузвельту сперва пришлось выдержать бой против своей же администрации, где, как и при Гувере, ничего и слышать об этом не хотели. Шагом вперёд было уже выдвижение условий СССР (компенсация национализированной собственности, прекращение пропаганды социализма в мире и в США, признание и выплата долгов Российской империи и Временного правительства), каждое из которых было практически невыполнимым.

Впрочем, переговоры прошли успешно. В основном потому, что с определённого момента их повёл сам Рузвельт. Заслуга нашей дипломатии в основном сводилась к тому, чтобы не принимать требований госсекретаря Хэлла и дождаться Рузвельта. Тем более, что пропагандистская кампания в американской прессе однозначно давала понять: признают, никуда не денутся.

Так оно в результате и случилось. 16 ноября Литвинов (глава НКИД СССР) и Рузвельт обменялась нотами о взаимном признании. А в 1937 году обе стороны включили режим наибольшего благоприятствования во внешней торговле.  

Не нужно питать тщетных надежд, но можно питать обычные

Итак, стоит ли сегодня ожидать потепления отношений с США? Трамп – довольно харизматичная личность и вполне может пойти на конфликт с собственной командой, повторив войну Рузвельта со своим госсекретарём. Однако даже Рузвельту потребовалось более полугода, чтобы полностью преодолеть сопротивление.

Кампания Трампа проходила под слоганом «Make America Great Again». Сама постановка вопроса подразумевает, что в настоящее время она не слишком «Great». Как видно из примера с Великой депрессией, в кризисные времена американский политический класс более податлив. Этим следует пользоваться.

В этот раз, конечно, в США поступили мудрее, заставив и Европу разорвать нормальные торговые отношения с РФ. Однако и сегодня там есть пророссийское лобби. Просто во время администрации Обамы его голос не имел шансов. Сегодня имеет.

Известная китайская мудрость про берег реки и труп врага иногда всё-таки работает  Однако с другой стороны это не Рузвельт тогда всё «порешал». Ждать сегодня этого от Трампа было бы тоже слишком оптимистичным. Что он может – так это приглушить одни голоса и дать услышать другие.

Отмена санкций, даже если она состоится, вряд ли произойдёт скоро. Более реально, что команда Трампа начнёт разработку компенсирующих альтернатив. Продаёт же Россия Америке ракетные двигатели? И из-под действий санкций эти поставки выведены. Кто сказал, что это игра может быть в одни ворота?

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История международных отношений и дипломатии История СССР

0 Комментариев


Яндекс.Метрика