Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сверхновая история

Уроки пальмирской неудачи: в России важнее «быть», а не «казаться»

С повторным падением Пальмиры Россия (как власти, так и общество) получила крайне болезненный, но очень полезный урок современной войны – той самой, гибридной.

За последние годы страна привыкла гордиться, что успешно переняла и усвоила западные методы информационной работы с широкой аудиторией. Причём нередко Россия показывает даже более высокую эффективность, нежели куда более опытные в данной сфере западные партнёры. Фестивали, Олимпиады и парады. Новейшие технологии в виде 360-градусных камер, съёмок с дронов и камер, вмонтированных в брусчатку Красной площади. Роскошные декорации и уникальные спецэффекты. А есть ещё оружие массового информационного поражения в виде медиахолдингов RT и Sputnik, а также «проправительственные хакеры» и «фабрики троллей», как утверждают весьма высокие чины на Западе.

Для страны, базовым культурным кодом которой исстари было «быть, а не казаться», обнаружение вполне банальной истины, что «казаться» зачастую не менее важно, чем «быть», а принцип «сделайте мне красиво» действительно крайне важен, стало практически прорывом в новую эпоху.

После потери Пальмиры мы обнаружили издержки и «изнанку» этой системы, и именно это, а не что-то иное обеспечило крайне болезненную реакцию российского общества на произошедшее.

За последние дни было много обличений разочарованных граждан, обвинений их в «диванном патриотизме» и готовности поддерживать страну только во времена побед, а в момент поражений сразу отворачиваться от неё и пускаться в жёсткую критику.

А это означает, что обличающие не поняли существа и смысла произошедшего. Ну что ж, в таком случае, стоит объяснить.

Для начала надо сказать, что обвинять в «диванном патриотизме» граждан, которые за последние двадцать лет пережили вместе со своей страной несколько войн и десятки терактов, не считая «мелочей» вроде серьёзного падения уровня жизни из-за кризиса и давления Запада, – как минимум опрометчиво и несправедливо.

Но главное даже не это.

Падение Пальмиры стало столь болезненным не из-за военного поражения так такового (это реалии всех войн и российское общество вполне отдаёт себе в этом отчёт), а из-за того огромного PR-шума, который был устроен при её освобождении. Операция разминирования на фоне величественных руин, медаль «За освобождение Пальмиры» и реально грандиозное мероприятие, которое объективно было PR-шедевром мирового уровня – концерт оркестра Гергиева в знаменитом античном амфитеатре.

Россия гордится своими победами и их символами, бережно хранит их. Было ли освобождение Пальмиры такой большой военной победой или её «надули» чисто информационно, не так уж и важно. Важно то, что этой победы больше нет, а её за прошедшие месяцы сделали значимой частью современного российского «пантеона» идей.

Таким образом, разочарованием стало не столько военное поражение, сколько утрата важного символа. Это тем более важный урок, что данный символ был ускоренно и профессионально – и действительно успешно – создан по новейшим информационным и PR-технологиям. Более того, это стало ударом по репутации и авторитету власти в России, поскольку именно она была главным имиджевым «бенефициаром» пальмирской операции. Удар этот, безусловно, не смертельный и даже не слишком мощный, но чувствительный, и его надо будет компенсировать в том или ином виде.

Возможно, в каком-то другом обществе – с более короткой и поверхностной памятью и с менее благоговейным отношением к военным победам и к павшим за них – в произошедшем не было бы ничего страшного. В конце концов, на Западе эта технология вполне успешно работает и никого особо не волнует, если оборачиваются провалами вчерашние победы. Однако Россия – это не Запад.

Аналогичный подход у нас действуют во всех остальных сферах, где Россия научилась использовать достижения современных технологий для решения имиджевых и символических задач – от политики до спорта.

Именно поэтому поражения российской футбольной сборной зачастую вызывают столь жёсткую негативную общественную реакцию. Дело не в самом поражении. Нет ничего постыдного, если ты старался изо всех сил, но противник оказался сильнее. Но совсем другое дело, когда вся страна наблюдает, как 11 человек, получающих многомиллионные гонорары из бюджета страны, еле передвигают ногами на поле, как будто отбывая повинность. Российское общество реагирует не на поражение, а на несоответствие реальности навязываемому информационному образу и сильно раздражается, когда на этот образ тратятся очень большие деньги.

Можно привести и обратный пример. Совсем недавно россияне дружно болели за Сергея Карякина в матче за мировую шахматную корону. Что характерно, соцсети вовсе не разразились негативом в его адрес, когда он проиграл. Причина проста: все видели упорство шедшей борьбы. А то, что Магнус Карлсен оказался сильнее – что ж, такова жизнь. Его победа ничуть не умаляет усилий Карякина и уважения, которого он заслуживает

Новейшие медийные и PR-технологии действительно имеют огромное значение. Они объективно являются важным инструментом работы в современном мире. RT, Олимпиада, Русский духовный центр в Париже, Центр про примирению враждующих сторон в Сирии и многое-многое другое, что появилось за последние годы, действительно нужны и важны.

Однако используя их, всегда стоит помнить об издержках, которые они могут нести.

Россия поняла важность того, чтобы «было красиво» и научилась это делать.

Но это всё ещё Россия, и «быть» здесь по-прежнему важнее, чем «казаться».

Теги: Историческая политика Историческая публицистика История международных отношений и дипломатии История современной России Государственные,политические,социальные институты История военных конфликтов

0 Комментариев


Яндекс.Метрика