Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Историко-культурный стандарт Сегодня в прошлом

Урок государственности. К годовщине возвращения родной истории в школы

15 мая 1934 года в школьную программу вернули курс отечественной истории.

Война за прошлое (и с прошлым), развёрнутая в России в 90-е, не является первой в истории. Всё это уже было – и завершилось так же, как завершается сейчас. Сегодня, когда мы справляем 83-ю годовщину решения о возрождении преподавания истории в советских школах, стоит об этом поговорить.

***

...Конец 20-х-начало 30-х годов в СССР – время непрерывного будущего. Всего 10-15 лет назад был царь, помещики (как 100 и 200 лет назад). А любой житель России, не входящий в привилегированные сословия, мог с достаточной степенью достоверности описать свою жизнь до гробовой доски: унаследую от отца землю (профессию, ремесло, дело), заведу детей, состарюсь, умру. Вместо этого в стране началась индустриализация, свалилось откуда-то гарантированное государством право на 8-часовой рабочий день, напало на людей агрессивное образование и заработали социальные лифты головокружительной эффективности. Последний раз в таком темпе Россия менялась при Петре.

И вот –  в это удивительное время власть вдруг решила проделать резкий поворот и обратиться к прошлому. Опубликовано постановление партии и правительства «О преподавании отечественной истории в школах СССР». Т.е. предстоит снова изучать всех тех, чьи памятники усилиями той же самой партии были снесены в первые годы советской власти. Очень внезапно.

Что было вместо истории

До того, как её решили вновь вернуть в школы, собственно истории в советской школе не было. Даже всемирной. Был курс обществоведения, структура которого сильно напоминает т.н. модульную систему, нередко выдаваемую сегодня за передовую организацию учебного процесса. Обществоведение было неким гибридом истории, основ социологии. экономики и литературы (как иллюстративного материала). Основная тема курса, разумеется, классовая борьба во всех видах и проявлениях.

Однако уже к началу 30-х годов стало очевидно, что подобное обучение не даёт школьникам систематизированных знаний. Среди выявленных недостатков упоминалось: школьники не разбираются в хронологии исторических событий; оперируют обезличенными историческими знаниями; не понимают причинно-следственных связей между историческими событиями. Последнее особенно показательно, т.к. комплексный курс обществоведения как раз и должен был давать понимание причинно-следственных связей на полипредметной базе изучаемого материала.

Как возвращали историю

Утвердить решение «Вернуть историю!» оказалось проще, чем его выполнить. Прежние учебники не устраивали концепцией изложения, а новых не было, так как задачи их писать никто до этого не ставил. Летом 1934 года Сталин, Киров и Жданов (генеральный секретарь ЦК ВКП (б), секретарь ЦК ВКП (б) и первый секретарь Ленинградского обкома ЦК ВКП (б) – до такого уровня подняли важность проблемы учебника) сформулировали основные требования:

– учебник должен преподавать марксистское видение истории;

– учебник не должен подавать историю Великороссии в отрыве от национальных республик;

– история России (СССР) должна быть вписана в контекст европейской и общемировой истории.

Но это к учебнику. А были ещё пожелания к методике преподавания истории, сформулированные комиссиями ещё до постановления: преподавать историю в форме доступных образов; не допускать беспристрастного изложения; формировать у учеников отношение к прошлому и его оценку; смягчение классового подхода, возврат к изучению отдельных исторических персонажей (как позитивных и негативных примеров).

Таким образом, призма классовой борьбы в предмете оставалась, но именно призма, а не основное его содержание.

Опять-таки, выставить требования оказалось проще, чем получить учебник. К июню 1935 года, как и было обозначено в постановлении, были подготовлены 5 учебников: от древнего мира до нового времени. И все были забракованы. После чего было решено устроить общесоюзный конкурс учебников по истории. Победитель конкурса – учебник под редакцией Шестакова – был издан уже в 1937 году.

Между тем Сталин не только давал общие указания, но и редактировал учебник Шестакова.

Логика истории

Главная причина, по которой выбрали именно этот учебник – логика изложения материала. Опорные пункты российской истории по Шестакову – сильные личности (Александр Невский, Иван Грозный, Пётр I), которые защищали, расширяли, укрепляли государство. Потому совсем неслучайно практически одновременно с утверждением концепции изучения отечественной истории и выпуском учебника на экраны вышли фильмы «Пётр I» (1937 г), «Александр Невский» (1938 г). Об Иване Грозном тоже сняли, но чуть позднее, в 1940-х. Но и персонажей современной истории тоже не забыли: «Чапаев» (1934 г), «Ленин в октябре» (1937).

«Учащийся должен как бы увидеть питерских рабочих, идущих по улицам и площадям Петербурга к Зимнему Дворцу 9 января и почувствовать их настроение и переживание», – таковы были рекомендации преподавания курса, разработанные наркоматом просвещения в начале 30-х. Через несколько лет учащийся их увидел, без всяких «как бы»: и рабочих, и псов-рыцарей, и Петра.

Поучительный урок истории

Вся эта история с учебником истории на самом деле очень современна. И не только тем, что проблема учебника актуальна и сегодня. Дело в другом.

Пришедшие к власти большевики декларировали свою методику заранее: вначале разрушим до основанья, а затем – новый мир. Однако, как видим, решение было пересмотрено. Вопреки звучавшим предложениям, начинать календарь с 1917 года, обрубив тысячелетнюю историю России, не стали. Более того: в понятии «царь-государственник» на первое место вышло именно «государственник». И на второе. И на третье тоже. А уж потом он конечно царь, да. Классовый враг трудового народа.

Такой подход оправдывал не только историю, но и современность, вернее – сохранившиеся в ней элементы непрерывной России. Собственно, прагматизм новой власти был свойственен и ранее: царские военспецы помогли создать армию и выиграть Гражданскую, прежняя профессура готовила новых специалистов. Но в конце 30-х этот прагматизм начали преподавать в школах.

С начала 90-х мы наблюдаем ровно те же метания, только теперь они относятся к советскому периоду нашей истории. Наиболее радикальные предложения – пойти по пути прибалтийских республик и Украины, обозначив почти весь XX век как период, когда легитимного государства не существовало, а существовал оккупационный режим. А раз так, то и история прерывается в 1917-м и снова начинается в 1991-м.

Между тем, СССР состоялся во многом потому, что его руководству хватило выдержки не совершать подобных глупостей. А в «неправильном» прошлом были найдены правильные примеры для подражания. Но это для школы.

В целом же авторы концепции, сформулированной плюс-минус 80 лет назад, приняли своё прошлое целиком. У государства кроме границ (пространственное измерение), есть ещё и временное. Государства без истории не бывает.

 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История СССР История педагогики и образования

0 Комментариев


Яндекс.Метрика