Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сегодня в прошлом

Шакалить у посольств невыгодно. К годовщине невозвращения дочери Сталина

6 марта 1967 года Светлана Аллилуева пришла в посольство США в Дели и попросила политического убежища.

В бесконечной череде материалов о Трампе и Путине, которые штампует мировая пресса вот уже не менее года, появилась ещё одна юркая фигурка – экс-глава МИД РФ Андрей Козырев. Сегодня это житель США. Во время президентской кампании в своей статье он задавался вопросом: «Куда же бежать, если вдруг Трамп победит?» Теперь, когда Трамп победил и даже стал президентом, Козырев никуда не бежит, но даёт комментарии для новых статей. В частности, для материала «Трамп, Путин и новая холодная война», вышедшего в издании New Yorker в конце февраля. Вот так – ни больше, ни меньше.

Сегодня, когда мы справляем 50-ю годовщину бегства Светланы Аллилуевой на Запад, стоит поговорить о том, что времена меняются, но не обстоятельства: на забугорную пенсию нынче предателю нужно очень много работать. Парой статеек или книгой тут не отделаться.

Неудачная авантюра

Ни у кого из детей Иосифа Сталина жизнь счастливо не сложилась. Яков погиб в немецком лагере. Василий на волне десталинизации (а также из-за пары визитов в посольство КНР и очень неудобных заявлений во время этих визитов) получил два срока, отсидел несколько лет и даже был лишён права носить свою фамилию: сидел как Василий Васильев, умер в 1962-м как Василий Джугашвили. Однако, пожалуй, самая неприятная история приключилась со Светланой Аллилуевой.

В отличие от Василия Сталина или Серго Берии у неё не было публичных трений с преемниками своего отца. В 1954 году она защитила диссертацию, стала кандидатом филологических наук, до 1967 года работала в Институте мировой литературы. Вернее, числилась до 1967-го. Потому что в конце декабря 1966 года выехала в Индию сопровождать прах Браджеша Сингха (своего фактического супруга) и пробыла там больше двух месяцев. После отказа советского посла Ивана Бенедиктова продлить её пребывание в Индии, Светлана в тот же день пришла в посольство США и попросила там политического убежища.

«...Моё невозвращение в 1967 году было основано не на политических, а на человеческих мотивах», – это писала сама Светлана позже. Она не могла не осознавать политической реальности, в которой жила не только она сама, но и вся планета: люди рождались, заводили детей и внуков на фоне геополитического противостояния СССР и США. Политическое убежище в те времена легко давали советским артистам-невозвращенцам, это вам не теперь вид на жительство в США получить. Стоит ли говорить, насколько легко получила убежище  дочь Сталина? Пожалуй, стоит. Власти США неуклюже пытались замаскировать свою роль в этой истории, повозив Светлану по Европе. Но ни в Швейцарии, ни в Италии убежища ей не предоставили. Пришлось всё же самим отдуваться, но тут сработали быстро.

В отличие от сегодняшних уезжантов Светлана получила не просто убежище, но и новую жизнь. В том смысле, что эмиграция – мероприятие довольно затратное и, как правило, начинается с невесёлого занятия под названием «работать за еду». Однако Светлана в том же году опубликовала «Двадцать писем к другу» (свои воспоминания о Сталине и политическом закулисье в СССР). Гонорар за все тиражи этой книни в пересчёте на современные деньги, по некоторым данным, превысил 18 млн долл. – многовато даже для сенсационных политических мемуаров. В принципе, творческий гонорар – частый приём легализации гонорара, полученного, скажем, от спецслужб. Было ли так в случае с Аллилуевой? Придётся подождать снятия грифа секретности с архивов ЦРУ. И не цензурированной версии досье Аллилуевой, которую выложили в 2012 году, а без купюр. Однако фраза «Спасибо ЦРУ – они меня вывезли, не бросили и напечатали мои “Двадцать писем к другу”» также принадлежит Светлане, то есть какое-то отношение к публикации американская разведка всё же имела.

Позднее, уже в 1984 году, Аллилуева ненадолго вернулась в СССР. Раньше не могла: ни Брежнев, ни Андропов этого не допустили бы. И были бы правы. Уже в 1987 году она снова уехала в США, в этот раз навсегда. Удивительно, но от довольно приличных гонораров за первую и последующие книги у Аллилуевой в результате не осталось ничего (сама она винила издателей, которые якобы оставили большую их часть себе). Как бы то ни было, правительство США в результате назначило ей пенсию в размере 690 долл. По крайней мере, столько она получала в конце 1990-х.

«...В те годы я отдала свою дань слепой идеализации так называемого “свободного мира”, того мира, с которым моё поколение было совершенно незнакомо», – этой фразой Светлана подвела итог своей авантюре. А заодно и показала, почему так и не сумела объясниться со своими двумя детьми, которых оставила в СССР. Потому что нечего, в сущности, было объяснять, объяснить можно что-то, имеющее причины. И если сыновья Сталина и Берии лишились своих фамилий насильно, то Светлана сделала это добровольно – выйдя замуж и оставив фамилию мужа даже после развода (Лана Петерс). Под этим именем она и умерла в 2011 году.

Рискованное дело

Экс-посол США в РФ Майкл Макфол упоминал в одном из интервью, что США до сих пор испытывают проблемы со специалистами по России. Прежде ими были советологи, но не хватало «живых» знаний. Теперь последних предостаточно, но с квалифицированными кадрами проблема: советологов больше не готовят. В такой ситуации всегда есть шанс стать экспертом у кого-либо из нынешней череды уезжантов. Причём от работников СМИ, стоящих в оппозиции (назовём это так) к власти до её экс-представителей.

Взять того же бывшего главу МИД РФ Андрея Козырева. В своё время даже Горбачёв называл МИД под его началом «филиалом Госдепа США». Но времена бегства Аллилуевой давно в прошлом, и Козыреву не пришлось бегать по посольствам, а тем более писать книги, чтобы себя прокормить в отставке. С госслужбы Козырев ушёл по-японски. Правда, японские чиновники за лоббирование интересов бизнеса после отставки получают посты в набсоветах корпораций – такая практика зовётся «амакудари». Но в Японии они уходят в японские корпорации. Козырев стал сначала вице-президентом ICN Pharmaceuticals, потом поработал председателем совета директоров «Инвестторгбанка». И только оттуда отправился в заслуженную эмиграцию в США. Как раз через год после смерти Светланы Аллилуевой. Но, как видим, и новым советологом экс-министр тоже подрабатывает, сотрудничая, в частности, с экспертной площадкой Wilson Center.

Мы не станем утверждать, что всех эмигрантов, сознательно работающих во вред своей родине, ждёт судьба Аллилуевой: скромная пенсия, смерть в приюте и обида на Америку. Слова Макфола свидетельствуют, что спрос есть. По крайней мере, пока. Однако не всем так повезёт. Тот же Козырев вначале пять лет на посту министра работал «Мистером “Да”», так что свою пенсию и своё право проживания в цитадели демократии он заработал. Вполне возможно, что даже приюта для престарелых избежит. Всем ли так повезёт?

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История международных отношений и дипломатии История СССР

0 Комментариев


Яндекс.Метрика