Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Западный фронт истории

Революция на Чёрном море. Британский генерал-майор написал историю Крыма

После недавних событий крымское прошлое стало популярно и на Западе. Конкуренцию изданной Российским военно-историческим обществом в 2014 году «Истории Крыма» попытался составить британский генерал-майор, прослуживший в своей армии долгих 36 лет.

Приоритеты Мунго Мелвина

В последние три года в работах многих западных учёных, занимающихся историей России, преобладают две основные темы: Крым и все, что с ним связано, а также революции 1917 года, обратившие на себе внимание по причине своей столетней годовщины. Уволившийся в 2011 году в запас генерал Мунго Мелвин совместил обе эти проблемы в своей статье «Революция на Черном море», которая увидела свет только что, в майском номере журнала «History Today» за 2017 год.

Это журнальный вариант второй большой книги Мелвина как военного историка – «Севастопольские войны: Крым от Потёмкина до Путина» (2017). Первая, вышедшая в 2010-м и переведённая в России, была посвящена гитлеровскому фельдмаршалу Манштейну и написана в связи с тем, что автор долго служил в Германии и учился военному делу не только в Эдинбурге и Кембридже, но и в Гамбурге. Интересно, что британец начал писать свою книгу до 2014 года, старался изучать русский язык и в 2013-м побывал в Крыму.

Статья Мелвина примечательна во многих отношениях, и мы будем её обильно цитировать. Для начала автор объясняет причины своего влечения к крымской тематике: «В этом юбилейном 100-м году со времени русской революции наибольший интерес сосредоточился вокруг событий, происходивших в Петрограде, столице Российской империи. Но в Севастополе, главной русской военно-морской базе на Чёрном море, в 1917 году имели место не менее значимые события. Крымский город, русский Портсмут, Севастополь был почитаем в России за 349-дневную доблестную оборону, выдержанную им в 1854-1855 годах во время Крымской войны. Но он также воспринимался и как очаг недовольства».

Город многих мятежей

Далее Мелвин останавливается на мятежных страницах истории города: «Так, в 1830 году на волне эпидемии чумы и последовавшей за ней изоляции в Севастополе разразились широкие общественные беспорядки. Военные подавили краткое восстание горожан против местных властей. В 1905 году, когда Россию сотрясала первая революция, моряки Черноморского флота восставали несколько раз. В конце июня команда броненосца «Потёмкин» взяла контроль на корабле и направила его в Одессу. Эти события в 1925 году обессмертил в своем фильме Сергей Эйзенштейн.

Второй мятеж был крупнее, он вовлёк в себя значительную часть флота, базировавшегося в Севастополе. Мятеж стал одним из самых жестоких эпизодов революции 1905 года. 28 ноября лейтенант Пётр Шмидт взял на себя командование лёгким броненосным крейсером «Очаков» и заявил, что, если царь Николай II не созовёт демократически избранное конституционное собрание, то он «объявит Крым независимым, а себя назначит его президентом и командующим Черноморским флотом». К несчастью для Шмидта и его сторонников, армия и большая часть флота осталась верной своему императору. В итоге восстание провалилось. Шмидт и другие зачинщики были осуждены и расстреляны 19 марта 1906 года».

И в 1917-м не легче

Затем историк в генеральских погонах переходит непосредственно к описанию событий 1917 года: «Поражения и потери на полях Первой мировой войны, а не в последнюю очередь и возрастающее экономическое давление и нехватка продовольствия дома, неуклонно снижали авторитет царского правительства. После отречения Николая II от престола 15 марта 1917 года Временное правительство не смогло стабилизировать ситуацию. По России прокатилась волна политического подъёма. Севастополь также не избежал подобных тенденций. 19 марта в городе проходили выборы в Совет депутатов. В то же время на кораблях Черноморского флота, которым тогда командовал вице-адмирал Александр Колчак, были сформированы матросские комитеты.

Дело большевиков получило огромный толчок с приездом в Петроград Владимира Ленина в апреле 1917 года. Он вернулся из ссылки в Швейцарии в немецком пломбированном вагоне. Благодаря его руководству и привлекательным обещаниям «мира, земли и хлеба», большевики смогли разжечь народное недовольство и поднять антивоенные протесты – что готовило хорошую почву для Октябрьской революции. Колчак чувствовал нарастание катастрофы, предсказывая, что вскоре он «увидит исторический позор бессмысленного восстания во время войны». 22 апреля Севастополь встречал толпы возвращавшихся домой бывших моряков, отпущенных из ссылок и тюрем, среди них были и те, кто участвовал в мятежах 1905 года.

Подчиняясь требованиям морских команд, 13 мая Колчак приказал переименовать броненосцы, носящие императорские имена, как, например, «Александр III», который превратился в «Волю». К началу лета дисциплина среди черноморцев продолжала стремительно падать. 20 июня делегация Военно-морского флота Соединённых Штатов во главе с контр-адмиралом Джеймсом Гленноном посетила Севастополь в рамках поездки по морским базам, что должно было помочь понять, как лучше поддержать Россию в войне с Германией.

Осматривая ряд береговых оборонных батарей и других сооружений, Гленнон встречал корабли, «полные праздных моряков в грязной белой форме, бесцельно толкущихся повсюду». Восстание набирало обороты. Хотя американский визитёр на свой собственный страх и риск спасал жизни многих русских офицеров, он был не властен вернуть им их авторитет. Спустя два дня Гленнон покинул Севастополь и отправился поездом в Петроград. Подавленный Колчак, отозванный Временным правительством за «неспособность поддерживать дисциплину», тоже отправился туда. Ему повезло остаться в живых после ожесточенного конфликта с матросами своего флагмана «Георгий Победоносец».

И далее британец повествует, вполне здраво чувствуя эпоху: «Летом и ранней осенью 1917 года влияние большевиков в Севастополе, как и в других районах России, росло. Узнав о том, что 7 ноября большевики захватили власть в Петрограде, Севастопольский Совет солдатских и рабочих депутатов взял власть над городом в свои руки. В Петроград была отправлена поздравительная телеграмма: «Да здравствует победоносная революция! Совет взял власть. Ждем инструкций. Севастополь».

В течение ноября и декабря большевики окончательно захватили Черноморский флот. Празднование восстания на «Очакове» 28 ноября 1917 года сопровождалось пропагандой. «Севастопольские известия» заявляли: «Двенадцать лет назад в этот день … Черноморский флот поднял красное знамя восстания, во главе с красным адмиралом П.П. Шмидтом». Но газета также сообщала читателям, что это восстание было «преждевременным», так как «остальная Россия была не готова поддержать его». Однако, в 1917 году ситуация складывалась иначе: большевики взяли власть в большей части страны. Возврата назад уже быть не могло. Было схвачено множество людей, считавшихся врагами революции (и, следовательно, народа). По меньшей мере 30 морских офицеров, среди которых три адмирала, были расстреляны 28 декабря 1917 года на Малаховом кургане, ключевом бастионе севастопольской обороны времён Крымской войны. Красный террор, который вскоре станет оргией смерти и разрушения, начался».

Бес политики не вмешался

В конце статьи Мунго Мелвин резюмирует: «Крым и Севастополь сыграли важную роль в Гражданской войне между красными и белыми, которая длилась до ноября 1920 года. В то же время, по окончании Первой мировой ряд иностранных государств оккупировали город. Мир, стабильность и экономическое восстановление должны были подождать. А народ, как всегда, не переставал страдать».

Нам пока что неведом весь спектр взглядов генерала на Крым из его книги, но по свежей статье нельзя не отметить достаточную объективность Мелвина как историка, сумевшего, на мой взгляд, достоверно показать одну из важных и трагических страниц истории города-героя Севастополя. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история Новейшая история История русских революций

0 Комментариев


Яндекс.Метрика