Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Можем повторить?

Распродажа Эрмитажа

В нашей новой рубрике «Можем повторить?» мы будем рассказывать об ошибках нашей истории и о том, как они исправлялись, подумаем о том, как не наступить на старые грабли.

Все привыкли, что Россия сегодня продаёт за рубеж нефть и газ. 90 лет назад такой возможности не было, а новую промышленность,  в том числе военную, нужно было на что-то строить. Решили, что проще продавать за рубеж картины Эрмитажа. Получилось не очень, идея сработала частично, и тайные действия высших советских властей теперь считаются в нашей истории ошибкой. Оказалось, что ошибку можно исправить уже через несколько лет.

Зачем продавали

Сегодня уже хорошо известны многие подробности этой когда-то строго засекреченной акции. В конце 1920-х годов высшее руководство страны для оплаты текущих операций при покупке техники и строительства гигантов первой пятилетки распорядилось устроить тайную, но масштабную распродажу коллекций крупнейших музеев СССР, в том числе и Эрмитажа. Новая власть надеялась, что на смену «феодальному» и «буржуазному» искусству придёт искусство пролетарское, поэтому продавать буржуазным коллекционерам и миллионерам Запада любимые ими художественные ценности многим большевикам было не жалко, будь это картины Рембрандта, Рафаэля или скифское золото.

Время активных продаж за рубеж – это 1929-1933 годы. Для организации процесса создали специальное общество «Антиквариат», но вскоре выяснилось, что нетерпеливые продавцы не имеют элементарных понятий о том, что можно «загнать» за рубеж, а что как наследие всемирного масштаба лучше оставить в советских музейных залах. Главными покупателями лучших картин в итоге выступили американский миллионер Эндрю Меллон и нефтяной магнат с британским паспортом Галуст Гюльбенкян, лично знакомый с наркомом внешней торговли СССР Анастасом Микояном

Как прекратили продавать

Предметы искусства из Эрмитажа и других музеев на миллионы долларов в итоге были реализованы. Индустриализация получила валютную подпитку, но при этом репутация СССР существенно пострадала – в крупных западных газетах появились сообщения о том, что большевики за бесценок сбывают шедевры мировой живописи. Многие продажи в тайне сохранить не удалось, а организация торговли в «Антиквариате» оставляла желать много лучшего.

Осенью 1933 года по заданию Сталина в этой ситуации разбирался заведующий культурно-просветительным отделом ЦК ВКП(б) Алексей Стецкий. Ниже мы приводим его очень любопытное письмо секретарю ЦК Лазарю Кагановичу от 26 октября 1933-го, которое стало решающим аргументом для запрета подобной деятельности.

«Я ознакомился с состоянием дела продажи за границей выдающихся и уникальных произведений искусства, находящихся в «Эрмитаже» и Музее изящных искусств.

В числе проданных за 5 лет 4000 первоклассных картин из советских музеев продано 44 уникальных картины из «Эрмитажа» (Рафаэля, Рембрандта, Рубенса, Тициана и др.). Каждая из этих 44 картин имеет свою долгую историю, находится на особом учёте у всех видных музеев Запада, и вокруг продажи этих картин буржуазная пресса подняла большой шум.

Было создано впечатление, что идёт массовая распродажа наших художественных сокровищ, в особенности же картин старых мастеров из «Эрмитажа». Кризис и эта упорно проводимая прессой компания создала крайне трудные условия для продажи, и очень многие ценнейшие произведения искусства пошли за бесценок (скульптура Фальконета была оценена в 400 тыс. рублей, а продана за 100 тыс. Ваза Гутьяра оценена была в 100 тыс. рублей, а продана за 3 тыс. и т. п.).

Нераспорядительность и бесхозяйственность руководства «Антиквариата» ещё больше ухудшили и без того трудное положение с продажей картин и скульптуры. Всё это привело к тому, что «Эрмитаж», занимавший третье место в мире по своим художественным ценностям, ныне оказался на положении просто одного из крупных столичных музеев (по некоторым подсчётам «Эрмитаж» стоит теперь на 17 месте).

Продолжение продажи редких художественных вещей приведёт в ближайшее время к тому, что придётся продавать огромное количество вещей, чтобы получить относительно небольшие суммы.

Это крайне неблагоприятно отразится на состоянии «Эрмитажа» и Музея изящных искусств и Музея иностранной живописи.

Считаю необходимым запретить дальнейшую продажу картин и скульптуры из «Эрмитажа», Музея изящных искусств, и Музея иностранной живописи.

Это немедленно поднимет наш престиж в этой области, вызовет новый интерес к нашим художественным сокровищам и даст возможность производить отдельные продажи в благоприятных условиях».

Стецкого послушали, и уже 15 ноября 1933 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о прекращении «экспорта картин».

Будем ли повторять?

Ошибку советского руководства, часто за бесценок и в массовом порядке избавлявшегося от шедевров искусства мирового уровня, с 1930-х годов повторить уже не пытались. В современной России, где культурная политика выстроена чётко и грамотно, такие эксцессы невозможны даже в принципе. Но помнить об этих фактах и обращаться к ним нужно обязательно – далеко не всё в советском периоде нашей истории было однозначно положительным и духоподъёмным.

Теги: Историческая публицистика История СССР Культура История культуры

0 Комментариев


Яндекс.Метрика