Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Материалы "Сталинградская битва"

Общественное обсуждение: Мемориальные надписи на памятнике Героям Первой мировой войны

Общественное обсуждение:
Мемориальные надписи на памятнике Героям Первой мировой войны

Российское военно-историческое общество выносит на общественное обсуждение проект мемориальных надписей на постаменте памятника русским героям Первой мировой войны на Поклонной горе. Монумент будет открыт к 100-летию начала Первой мировой.

Эксперты РВИО предлагают упомянуть на памятнике сражения, в которых русская армия покрыла себя неувядаемой славой:

Гумбинненское сражение 1914 г. 

Галицийская битва 1914 г.

Варшавско-Ивангородская операция 1914 г.

Оборона крепости Осовец 1914-1915 гг.

Карпатская операция  1914-1915 гг.

Осада Перемышля 1914-1915 гг.                   

Сарыкамышская операция 1914-1915 гг.

Праснышская операция 1915 г.

Алашкертская операция 1915 г.

Эрзерумская операция 1916 г.

Брусиловский прорыв 1916 г.

Трапезундская операция 1916 г.

Сражение под Сморгонью – 1915-1917 гг.

Эрзинджанское сражение 1916 г.

Русская бригада на Салоникском фронте (1916-1917 гг.)

Русская бригада на Западном фронте во Франции (1916 – 1917 гг.)

Памятник героям Первой мировой войны

 

 

Общественный экспертный совет по обсуждению мемориального текста надписи на памятнике Российским героям Первой мировой войны

Чубарьян Александр Оганович – академик, директор Института всеобщей истории РАН

Петров Юрий Александрович – д.и.н., профессор, директор Института российской истории РАН

Петров Андрей Евгеньевич – д.и.н., профессор, ответственный секретарь Российского исторического общества

Сергеев Евгений Юрьевич – д.и.н., профессор, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, президент Российской ассоциации историков Первой мировой войны

Мягков Михаил Юрьевич – д.и.н., профессор, научный директор Российского военно-исторического общества

Борисенок Юрий Аркадьевич – главный редактор журнала «Родина»

Чачух Игорь Мадинович – главный редактор «Военно-исторического журнала»

К обсуждению, которое продлится до 15 января 2014 г., приглашаются как профессиональные историки, так и любители отечественной истории. Предлагаем высказаться по следующим вопросам:

  1. Формулировка названий операций и битв. Достаточно ли будет указать: «Гумбиннен, 1914» или «Сморгонь, 1915-1917»?
  2. Полнота списка. Следует ли его расширить или, напротив, сократить?
  3. Дополнительная информация. Каким образом информировать общественность о значении надписей на памятнике?

Также будем признательны за содержательные предложения и оценки.

Сбор средств на памятник

Краткое описание сражений и битв

Гумбиненское сражение (20 (7) августа 1914 г.)

Первое крупное сражение между русскими войсками (1-я армия генерала Ренненкампфа) и германцами (8-я армия генерала Притвица), которое произошло на первом этапе нашего вторжения в Восточную Пруссию в самом начале войны. Наша победа не только открыла нам дорогу в Восточную Пруссию, но и оказалась влияние на события на западном фронте: под влиянием успехов русских в Восточной Пруссии немцы перебросили крупные силы на восток, тем самым ослабив давление на наших союзников, что внесло лепту в их победу под Марной.

Галицийская битва (18 (5) августа 1914 г. – 26 (13) сентября 1914 г.)

Крупнейшее сражение между армиями Юго-западного фронта и основными австро-венгерскими силами. К середине сентября австрийцы бежали, потерпев полное поражение. Их потери составили до 400 000 человек (против наших 230 000), в том числе нами было взято 100 000 пленных и 400 орудий.

Варшавско-Ивангородская операция (28 сентября 1914 г. – 8 ноября (26 октября 1914 г.)

Одна из крупнейших стратегических операций Первой мировой войны.  Поражение немецких и австрийских войск, приведшее к срыву планов германского командования на Восточном фронте.

Оборона крепости Осовец (сентябрь 1914 г. – август 1915 г.)

Героическая многомесячная оборона крепости русскими войсками от  превосходящих сил противника.

Карпатская операция  (ноябрь 1914 г. – апрель 1915 г.)

Наступление русских армий Юго-Западного фронта в Карпатах с целью выхода на Венгерскую равнину, в ходе которой были заняты ключевые горные перевалы.

Осада Перемышля (17 (4) сентября1914 г. – 22 (9) марта 1915 г.)

Взятие одной из крупнейших австро-венгерских крепостей на Восточном фронте, которое нанесло серьезный урон вражеской армии и позволила высвободить значительных силы русских для участия в боевых действиях на Юго-западном фронте.

Сарыкамышская операция (9 (22) декабря 1914 г. – 4 (17) январь 1915 г.)

Оборонительная операция русской Кавказской армии против османских войск. Отбросив противника и перейдя в контрнаступление, русская армия нанесла поражение противнику и тем самым открыла себе дорогу вглубь Анатолийского плоскогорья.

Алашкертская операция (26 июня (9 июля) — 21 июля (3 августа) 1915 г.)

Оборонительная операция левого фланга Кавказской армии, в ходе которой наступление турецкой армии было остановлено, а сама она потерпела поражение.

Эрзерумская операция (28 декабря 1915 (10 января 1916) - 12 (25) марта 1916 г.)

Наступательная операция русской Кавказской армии, проведенная в тяжелых зимних условиях на горном театре военных действий, закончившаяся разгромом противника, который потерял основную базу— крепость Эрзерум, считавшуюся неприступной.

Праснышская операция (15 (28) февраль- 3 (16) март 1915 г.)

Контрнаступление русских армий Северо-Западного фронта, стабилизировавшее ситуацию и приведшее к поражению германских войск.

«Брусиловский прорыв» (22 мая (4 июня) – 31 июля (13 августа) 1916 г.)

Крупное наступление Юго-западного фронта, в ходе которого были достигнуты выдающиеся результаты – разбиты основные силы австро-венгерской армии.

Трапезундская операция (5 февраля (23 января) 1916—15 (2) апреля 1916 г.)

Ряд успешных операций русской Кавказской армии и Черноморского флота против османских войск, которая окончилась захватом важнейшего турецкого черноморского порта Трапезунд.

Сражения у Сморгони (сентябрь 1915 – декабрь 1917 г.)

810-дневная стойкая оборона города от германских войск, сражения под которым современники называли «русским Верденом».

Эрзинджанское сражение (9 (22) июня – 20 июля (2 августа) 1916 г.)

Оборонительно-наступательная операция русской Кавказской армии, в ходе которой была разгромлена 3-я турецкая армия.

Русская бригада на Салоникском фронте - (10 сентября (29 августа) – 19 (6) октября 1916 г.)

Операции по взятию городов Монастырь и Битоль.

Успешные боевые действия русской 2-й Особой бригады, в ходе которых было остановлено наступление болгарской армии в Северной Фракии и оказана поддержка союзной Румынии. За мужество и героизм русские полки были награждены высшим французским орденом – Военным крестом с пальмовой ветвью.

Русская бригада на Западном фронте во Франции 1916 – 1917 гг.

Участие русских солдат и офицеров 1-й Особой бригады в составе французской армии в наступлении в Шампани и обороне крепости Верден.

 

15 Комментариев

  • Аверьянова Ирина Юрьевна / -

    Исправить - Гумбиненское сражение (20 (7) августа 1914 г.) на Гумбинненское. Неплохо было бы вспомнить не только о славных сражениях, но и о тех, кто обеспечил эти победы, прежде всего о полководцах. Ирина Аверьянова

  • Кудрявцев Антон

    Указанная в проекте формулировка названий операций выглядит слишком краткой и для людей, не знакомых с военной историей, не информативной. Кроме того, правильно было бы указать имена командующих, под руководством которых русские войска одерживали победы и героически сражались с противником. Антон Кудрявцев

  • РВИО

    В силу непредсказуемости нашей истории, думаю, названия сражений на постаменте воспроизводить не надо. Лучше сделать экспозицию
    в музее.
    С. Чешко

    Добрый день!
    при оценке событий I мировой войны следует учесть все точки зрения. Указанные сражения неравнозначны. Думается, что следует выделить в первую очередь «Брусиловский прорыв» (22 мая (4 июня) – 31 июля (13 августа) 1916 г.), отметив при этом саму фигуру Брусилова!
    С уважением, А.Ю. Петров

  • РВИО

    Ирина, спасибо Вам! Исправлено.

  • Абросимов Валерий Андреевич / Союз казаков России

    Надпись "памятник Героям Первой мировой войны" расширить "... Великой (Первой мировой) войны. Великой войну называли ее современники, не только русские.
    В Великой Войне были и поражения. Поэтому, в перечне операций следует добавить Поражение при Танненберге в 1914 г. и
    Развал Русской императорской армии в 1917 г.
    Первой войну России объявила Германия. Однако многие западные историки обвиняют в ее развязывании нашу страну. Поэтому
    вместо "... нашего вторжения в Восточную Пруссию..." точнее ... упреждающий удар в Восточной Пруссии.

  • Бондаренко Вячеслав Васильевич

    Не могу не высказать свое мнение по поводу следующего пункта: "Сморгонь. 1915-1917". (Далее дано пояснение: Сражения у Сморгони (сентябрь 1915 – декабрь 1917 г.) 810-дневная стойкая оборона города от германских войск, сражения под которым современники называли «русским Верденом».)
    Очень грустно, что уважаемые эксперты, составлявшие список операций, достойных того, чтобы быть увековеченными на памятнике, стали жертвами одного из самых устойчивых постсоветских мифов о Первой мировой - мифа о "героической 810-дневной обороне Сморгони". Этот миф был создан в начале 2000-х гг. проживающим в г.Сморгонь (Беларусь) краеведом В.Н.Лигутой, который приложил максимум усилий к тому, чтобы бои за Сморгонь представить в виде судьбоносного сражения, чуть ли не определившего судьбу России осенью 1915 г. Поскольку о Первой мировой войне на территории Белоруссии в начале 2000-х гг. вспоминали мало, а В.Н.Лигута действовал крайне активно, миф был некритически воспринят в качестве "забытой страницы нашей истории", стал популярен не только в Белоруссии, но и в России и мало-помалу начал восприниматься как реальный исторический факт. Более того, он фактически подменил собой подлинную историю Первой мировой в Белоруссии - во всяком случае, именно слово "Сморгонь" звучит в первую очередь, когда упоминаются бои на этом направлении. Неслучайно мемориал героям Первой мировой в 2014 г. будет открыт именно в Сморгони, а число документальных фильмов об этом участке фронта приближается уже к десятку. Да что там - фактически именно Сморгони благодаря умелой рекламе удалось стать едва ли ни самым известным "городом-героем" Первой мировой на территории Российской империи!.. Взгляните на предполагаемый список: названий конкретных населенных пунктов в нем всего два: Осовец и Сморгонь.

    Если быть объективным, стоит заметить, что ожесточенные бои за г.Сморгонь продолжались в течение двух недель сентября 1915 г. (городок был взят германской армией и практически сразу же освобожден русскими войсками), после чего фронт на этот участке стабилизировался и оставался таким вплоть до февраля 1918 г. Другими словами, не было никакой 810-дневной героической обороны - была неизменная на протяжении 810 дней линия фронта, проходившая, если уж на то пошло, через всю территорию современных Латвии и Беларуси. С таким же успехом можно говорить о 810-дневной героической обороне Двинска (Даугавпилса), Постав, Крево, Пинска и еще десятков городов и местечек поменьше. Надеюсь, все военные историки понимают разницу между 810-дневной позиционной войной и героической обороной...
    Также непонятно происхождение термина "Русский Верден". Для того, чтобы объявить тот или иной город "Верденом", необходимо по меньшей мере наличие в нем мощной крепости, стойко удерживающей противника. В то время как в Сморгони никаких оборонительных сооружений не было, городок и до начала военных действий не отличался размерами (население - 16 тысяч человек), а в течение 1915 г. был попросту полностью разрушен: в нем уцелели только руины костела и булыжная мостовая. Строго говоря, Сморгонь перестала существовать в ходе боевых действий и являла собой участок линии фронта, а не некий самостоятельный населенный пункт, стойко обороняемый его защитниками.
    Дата завершения боев за Сморгонь, указанная в пояснении - декабрь 1917 г. - также может вызвать у военного историка разве что улыбку. Последней крупной боевой операцией Западного фронта в революционном 1917 г. было Кревское наступление, уложившееся вместе с артподготовкой в пять июльских дней, после чего ни о какой "обороне", ни о каких "боях", тем более в декабре 1917-го, речь уже не шла: фронт был полностью разложен, и ни о какой боевой активности в районе Сморгони сведений не имеется.

    Таким образом, все рассуждения о Сморгони как о неком стратегически важном пункте, сыгравшем решающую роль в судьбе русского Западного фронта, и тем более как о "русском Вердене", который героически оборонялся 810 дней, являются не более чем мифом, появившимся на фоне отсутствия достоверной информации о событиях Первой мировой войны. И место этому мифу - где угодно, только не на общенациональном памятнике.

    Естественно, все вышесказанное не отменяет и не девальвирует героизм русских офицеров и нижних чинов, сражавшихся под Сморгонью в сентябре 1915 г., а затем в течение двух лет занимавших позиции рядом с остатками этого населенного пункта. Речь здесь о другом - о долге историка. который обязан не потворствовать возникновению мифов и не участвовать в их популяризации, как бы привлекательно они ни выглядели, а пресекать их.

    Стоит добавить, что среди проектов надписей не упомянуты три крупные операции, имевшие место на территории современной Беларуси:
    - Виленская (сентябрь-октябрь 1915 г.) В ходе этой операции войсками 2-й армии Западного фронта была сорвана попытка противника развить наступление вглубь территории страны. Война превратилась в позиционную, каковой и оставалась до февраля 1918 г. Бои за Сморгонь были составляющей частью Виленской операции.
    - Нарочская (март 1916 г.) Первая после Великого Отступления 1915 г. попытка выбить противника с территории России. Операция закончилась безрезультатно, однако в ее ходе русские войска 2-й армии проявили массовый героизм и мужество.
    - Барановичская (июнь-июль 1916 г.) Крупное стратегическое наступление 4-й армии Западного фронта в направлении Барановичи, Брест. Наступление соседнего Юго-Западного фронта (Брусиловский прорыв) задумывалось как второстепенное по отношению к Барановичскому.

    Мне кажется, что взамен мифа о несуществовавшей 810-дневной обороне Сморгони на памятнике было бы уместно почтить участников вполне реальных Виленской, Нарочской и Барановичской операций.

    • Абросимов Валерий Андреевич / Союз казаков России

      Вячеславу Бондаренко - в поддержку(о важности Нарочского наступления). "Но для Poccии долг чести и СОЮЗНИЧЕСКИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА были выше всего. 17 - 18 марта наши V, I и II армии перешли в решительное наступление на всем фронте от Якобштадта до Барановичи.
      По свидетельству наших врагов (Фалькенгайна, Мозера и др.) русские атаки велись с исключительным упорством, фанатическим самопожертвованием и презрением к смерти. По записи Людендорфа с 18 по 21 марта положение X немецкой армии было критическим, а в армейской группе Шольца весьма тяжелым. Две недели велись эти атаки, пока не "заглохли в болотах и в крови" (Ludendorff Т. I, р. 248)".
      Из кн. Будберг А. П. Вооруженные силы России в исполнении общесоюзных задач и обязанностей во время войны 1914-17 г.

  • Постников Николай Дмитриевич / к.и.н., доцент

    Памятник Героям Первой мировой войны, на мой взгляд, это не памятник участию России в Первой мировой войне. Памятник героям это памятник людям, а не битвам. В этом контексте рассуждений думаю, что перечисление битв на памятнике не уместно.
    Памятник, посвящённый только героям это тоже, мягко говоря, не очень правильно. Тогда получается, что герои только те, кто был награждён Георгием. А как же те сотни и сотни тысяч солдат, которые выполнили свой долг на поле битвы до конца и были скошены поднявшись в атаку вражескими пулемётами, убиты или завалены заживо землёй в окопах рвущимися снарядами, отравлены газами. Были ли они героями? А те кто остался жив после всех ужасов окопной войны, но не получил своего солдатского или офицерского Георгия, даже если они не заслужили его, можем ли мы сказать, что они не заслужили памяти своих потомков?
    Поэтому моё предложение – на памятнике должно быть написано: «солдатам Первой мировой войны». Это моё нравственное убеждение. «Солдаты» - здесь собирательный образ, воин, защитник. Далее краткое посвящение, например: «Солдаты павшие за Родину теряют свою жизнь, но память о них священна». Тогда мы ныне живущие, наконец-то отдадим должное ратному подвигу солдат Первой мировой.
    И ещё памятник солдатам Первой мировой войны это во многом символ, а значит, он должен быть лаконичен и одновременно выразителен, вызывать чувство гордости и патриотизма, скорби и величия. Более того, глядя на памятник зритель должен увидеть и почувствовать войну глазами и сердцем участников событий, чтобы её образ запечатлелся в его сознании, и тогда Первая мировая война перестанет быть для него и всех нас «Неизвестной войной» и займёт своё место в историческом сознании нашего народа.
    Понимая, что конкурс по проекту памятника завершён, всё же не могу не заметить: лично во мне скульптурная композиция на фоне российского флага не будет эти чувства, есть в этих композициях какая-то излишняя помпезность и искусственность. А уж мчащиеся в галопе кони прямо вызывает ассоциацию Красной конницы Будённого. Но это только моё мнение.
    Памятник следует сделать и интерактивным. Для начала в системе комплекса «Поклонная гора» предлагаю сделать отдел/подразделение в котором, первое, любой человек может посмотреть списки Георгиевских кавалеров, благо они уже есть. Второе, но не менее важное, начать составлять с помощью архивов «Книгу памяти» погибших в Первой мировой войне.
    Хочу выразить глубокую признательность и благодарность всем людям причастным к этому проекту. Они сделали огромное и благородное дело. Спасибо им за это.
    Постников Н.Д.

  • Бахурин Юрий Алексеевич

    Поддерживаю коллегу Н.Д. Постникова в том, что перечисление наименований и датировок военных операций на памятнике _героям_ войны заключает в себе диссонанс.
    Да и памятник не должен походить на шпаргалку и служить для ликбеза наших сограждан.
    Принцип отбора битв также вызывает немалые сомнения. В части Сморгони уважаемый Вячеслав Бондаренко совершенно прав: это скорее миф. Но и помимо неё - память о войне оказывается заведомо неполной, мы готовы воспевать в большей ли, меньшей ли степени успешные для России вехи, а на остальную ткань событий надлежит закрыть глаза? Гумбинен - якобы залог спасения Франции и Антанты, а чем Восточно-Прусская операция завершилась в итоге - неважно?

    По моему скромному мнению, уместнее было бы перечислить фронты Первой мировой, на которых довелось сражаться русским воинам и, наряду с Русской императорской армией, упомянуть Императорский воздушный флот и военно-морской флот, тема которых в памятнике не раскрыта.
    А объединить эти реперные точки могло бы и одно-единственное посвящение - емкое, цельное и не содержащее в себе ни гнева, ни пристрастия.

  • Голубинов Ярослав Анатольевич / к.и.н.

    Я поддерживаю тех коллег, которые высказались против перечисления битв. Попытка охватить все значимые эпизоды войны приведет только к длительным пустым спорам и попыткам доказать значимость событий, которые по каким-либо причинам интересны тому или иному историку. Это мы, собственно, и можем наблюдать. Современному русскому обществу надо сначала привыкнуть к мысли, что эта война вообще была. Длинный список битв, ничего не значащих для человека, который давно что-то учил в школе/вузе и успешно потом все забыл, только запутает. Подводить общество к тому, что эта война была Великой войной со множеством сражений, в ходе которых наши войска продемонстрировали чудеса храбрости, мужества, стойкости, надо постепенно. Это вопрос времени, для этого нужен большой музей (а лучше несколько) и мемориальные комплексы по всей России. А здесь ставится задача охватить всё и разом.
    Мое предложение простое - сделать на памятнике надпись типа "Всем россиянам, погибшим на суше, на море и в воздухе в годы Первой мировой войны". Ну или что-нибудь вроде этого, выше уже предлагались варианты.

  • Бакус Григорий Владимирович / руководитель проекта Russian Warfare. XX Century.

    Я поддерживаю коллег, высказавшихся против появления на постаменте развернутого списка побед и уже высказывался на эту тему в обсуждении экспертов. Список сражений должен быть полным, т.е. включающим в себя и те, где Русская императорская армия потерпела поражения. Цена войны - это ВСЕ те жертвы, которые понесла страна, эта ВСЯ пролитая кровь, ВСЕ погибшие, раненные и плененные русские воины, а также - ВСЕ тяготы мирного населения, включая смерть, разрушения, насилие и притеснения противоборствующих сторон. Эта цена исчисляется миллионами человеческих жизней, утратой территориальной целостности и самой государственности Российской империи. То, что мемориал в представленном виде предполагает увековечить вырванные из общего контекста отдельные героические эпизоды, трудно понять как с позиций общечеловеческих ценностей, так и с позиций христианской морали. Если по каким-то причинам мы не можем себе позволить назвать ВСЕ вехи пройденного Россией крестного пути, от выпячивания отдельных эпизодов следует отказаться в пользу максимально-лаконичной надписи- эпитафии. Если обсуждаемый здесь памятник возводится не как частная инициатива РВИО, а претендует на общероссийскую значимость, ОН НЕ МОЖЕТ НЕ БЫТЬ ПАМЯТНИКОМ ВСЕМ СРАЖАВШИМСЯ И ПАВШИМ.

  • Адылов Альберт Алимович

    Относительно Гумбинненского сражения: во-первых, не оно одно было победным для русской армии в августе 1914 года в Восточной Пруссии (было ещё Шталлупёненское сражение и Каушенский бой). Во-вторых, не одними победами была решена задача срыва планов блицкрига - армия Самсонова, погибая под Танненбергом, решала ту же самую задачу, только в развитии. В-третьих, героизм и жертвы русских солдат в период второго вторжения в Восточную Пруссию ничуть не менее достойны памяти. Исходя из этого, считаю, что если нет возможности избежать подробного расписывания на монументе названий сражений и операций, лучше и точнее это сделать в редакции, предложенной г-ном Нелиповичем – «Восточная Пруссия 1914-1915».
    Альберт Адылов, журналист, автор серии материалов к 95-летию ПМВ в газете "Калининградская правда", участник движения военно-исторической реконструкции.

  • РВИО

    Уважаемые коллеги!
    В связи с большим интересом научной общественности к содержанию начатой нами дискуссии обсуждение продлевается до конца января 2014 г.

  • Никифоров Юрий Александрович / к.и.н., доцент

    Считаю, что некоторые участники обсуждения не совсем верно поняли общий замысел: кажется, никто не предлагал выделить и отметить на памятнике только "победные сражения". Речь изначально шла о сражениях, "в которых русская армия покрыла свои знамена неувядаемой славой". Что касается мнения, выраженного коллегой Бакусом ("если по каким-то причинам мы не можем себе позволить назвать ВСЕ вехи пройденного Россией крестного пути, от выпячивания отдельных эпизодов следует отказаться в пользу максимально-лаконичной надписи- эпитафии"), то с ним невозможно согласиться. Символическая природа ЛЮБОГО мемориала предполагает увековечение памяти о всех сражавших и павших, - независимо от того, насколько полный перечь событий или имен высечен на конкретном монументе. Претензии же относительно полноты описания "всех вех" того или иного исторического события можно предъявить к любому - даже академическому - изданию, и глупо на этом основании ставить под сомнение целесообразность создания энциклопедий, учебных и просветительских текстов для школьников и т.п. С надписями на памятнике та же ситуация. Считаю, поэтому, целесообразным выделить наиболее значительные, крупные сражения Первой мировой войны, в которых русские войска покрыли себя неувядаемой славой (согласно первоначальному замыслу). Их названия на памятнике будут символизировать вклад военных усилий России в сокрушение военной мощи центральных держав и окончательную победу Антанты, а также понесенные при этом русским народом жертвы.

  • Никифоров Юрий Александрович / к.и.н., доцент

    Считаю, что некоторые участники обсуждения не совсем верно поняли общий замысел: кажется, никто не предлагал выделить и отметить на памятнике только "победные сражения". Речь изначально шла о сражениях, "в которых русская армия покрыла свои знамена неувядаемой славой". Что касается мнения, выраженного коллегой Бакусом ("если по каким-то причинам мы не можем себе позволить назвать ВСЕ вехи пройденного Россией крестного пути, от выпячивания отдельных эпизодов следует отказаться в пользу максимально-лаконичной надписи- эпитафии"), то с ним невозможно согласиться. Символическая природа ЛЮБОГО мемориала предполагает увековечение памяти о всех сражавших и павших, - независимо от того, насколько полный перечь событий или имен высечен на конкретном монументе. Претензии же относительно полноты описания "всех вех" того или иного исторического события можно предъявить к любому - даже академическому - изданию, и глупо на этом основании ставить под сомнение целесообразность создания энциклопедий, учебных и просветительских текстов для школьников и т.п. С надписями на памятнике та же ситуация. Считаю, поэтому, целесообразным выделить наиболее значительные, крупные сражения Первой мировой войны, в которых русские войска покрыли себя неувядаемой славой (согласно первоначальному замыслу). Их названия на памятнике будут символизировать вклад военных усилий России в сокрушение военной мощи центральных держав и окончательную победу Антанты, а также понесенные при этом русским народом жертвы.

  • Валуев Антон Вадимович / Кандидат исторических наук, профессор Российской Академии естествознания

    Первая Мировая Война - важнейшее и знаковое событие не только для России, но и для всего мира. Значение этой войны для России не выразить никакими словами, можно только сказать, что это была огромная, национальная трагедия для Российской Империи и всех ее народов. Как нам представляется, главное, что уроки прошлого должны быть учтены, а память сражавшихся и павших за Россию должна быть увековечена.

    Валуев Антон Вадимович, эксперт РВИО.


Яндекс.Метрика