Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

Творение истории

«Новое» прошлое постсоветских республик и российская историческая политика

Прошлое есть часть картины мира, создаваемая историком на основе господствующего в данном обществе мировоззрения. Это важная, но не главная ее часть, поэтому она меняется в зависимости от доминирующих в данном обществе идей. Наглядно это подтверждает процесс создания «нового» прошлого бывшими постсоветскими республиками.

Основные идеи «нового» прошлого в постсоветских историях

Все постсоветские страны в основном отказались от образа прошлого, построенного официальной научной дореволюционной российской и советской историографиями. Их «новое» прошлое строится исходя из различных идей, однако некоторые оказались подходящими для разных национальных историй. Прежде всего – это идея угнетения российским, а позднее и советским государством и русским народом; антикоммунизм; русофобия. Этот негативный набор отношений к недавнему «старшему брату» не случаен, он обусловлен сегодняшней необходимостью вновь созданных государств дистанцироваться, обособиться от России, создав на этой негативной основе новую нацию. Сплочение, мобилизация против исторического врага, виноватого во всех бедах и неудачах народа, – распространенный принцип строительства наций в тех случаях, когда их интеллектуальная элита неспособна на создание положительных объединяющих идей.

Отношение к России в подавляющем большинстве новых национальных историй негативное, независимо от сегодняшних отношений между странами. Это обусловлено тем, что внутренние задачи нациестроительства на данном этапе для элиты зачастую оказываются важнее сохранения хороших отношений с русским народом.

Принадлежность к европейской цивилизации и истории – важная историческая идея для тех государств и народов, которые попали или только надеются попасть в объединенную Европу. Это страны Прибалтики, Украина, Грузия. Европейски ориентированное прошлое создает часть историков в «румынской» Молдавии и Белоруссии. Так, на Украине издано огромное количество книг и публикаций, призванных «создать новый образ Украины – не только части Европы, но и великой европейской державы, становлению которой мешала и продолжает мешать Россия»[1].

Горькие уроки истории для России

«Новая» история и историческая память некогда братских народов представляют ряд горьких, но необходимых уроков для России, которая, как и СССР, продолжает оставаться многонациональным государством, поэтому должна учесть его положительный и отрицательный опыт.

Этот опыт свидетельствует о том, что экономические, социальные, культурные связи и общая положительная история хоть и играют важную роль, но не являются гарантией сохранения единого государства и общества в будущем. По-настоящему братская, бескорыстная помощь по подъему экономики и культуры национальных меньшинств не гарантирует в будущем благодарности народов, ее получивших, но вот любое негативное явление будет обязательно упомянуто в их «новой» истории.

Опыт царской России и СССР показывает, что единственной надежной скрепой, объединяющей в едином государстве народы, является общая идея и основанная на ней внутренняя и внешняя сила. В дореволюционной России такой идеей было православие. Оно объединяло русский народ, включая малороссов и белорусов, с другими православными народами. Народы, которые были против их воли присоединены к России, удерживались в составе страны той силой, которую рождало православие.

Иные народы, вошедшие в состав России добровольно, чаще всего из-за угрозы истребления соседями, пребывали в ней в силу жизненной необходимости, не испытывая при этом особой благодарности к защитившему их русскому народу и российскому государству. Когда опасность уничтожения миновала, они стали тяготиться своим зависимым положением, а после обретения независимости и вовсе обвинили Россию во всех своих бедах и неудачах. Так, по утверждению О. Джанелидзе и Г. Сиамашвили, «пребывание в Российской империи стало для Грузии но­вой формой рабства», а советский период признан «интервенцией и оккупацией»[2], принесшими ей новые несчастья и испытания. 

Подобное отношение к совместному прошлому можно было бы объяснить напряженными отношениями между Грузией и Россией из-за Абхазии и Южной Осетии, но и Казахстан, который поддерживает самые беспроблемные на постсоветском пространстве отношения с Россией, тем не менее, исходя из своих внутриполитических задач, создает образ России-колонизатора, который экстраполируется и на Советский Союз. В учебнике для пятого класса можно было прочитать, что «советское правительство конфисковало весь скот казахов, таким образом намеренно подвергнув народ голоду, и до последнего наблюдало, как гибнут люди. С по­мощью оно не торопилось. Советскому Союзу не нужен был казахский народ со своей землей и скотом, сюда хотели переселить другие народы и разбить здесь лагеря»[3]. Реально проводившаяся в Советском Союзе политика интернациональной дружбы и помощи забыта практически всеми бывшими братскими республиками.

Историческая политика России в этих условиях сводится к реагированию на наиболее вопиющие факты исторической фальсификации, способные привести к неблагоприятным последствиям сегодня и завтра. Это касается прежде всего пересмотра причин и итогов Второй мировой войны. Чаще всего она выражается в «войне памятников», отрицании всенародного, отечественного характера войны для народов бывшего СССР. Вместе с тем победа в Великой Отечественной войне по-прежнему является главным событием прошлого, объединяющим наши народы, поэтому нельзя допустить, чтобы оно было извращено и превращено в разъединяющий фактор.

Основа для положительного прошлого на постсоветском пространстве

Единое положительное прошлое разных народов сегодня возможно только в рамках государственных и надгосударственных объединений, созданных на единых ценностных основаниях. В СССР такой идеей был коммунизм, в современной объединенной Европе – либеральная демократия, правовое государство, права и свободы человека. Действительная европейская история – это постоянные войны, покорения и геноцид соседних народов, революции. На таком прошлом сложно возвести прочный фундамент общеевропейского дома. Поэтому в современном европейском сообществе принята практика создания совместных комиссий по учебникам. Такие комиссии (англо-французская, французско-немецкая и др.) призваны рассматривать готовящиеся к изданию учебники на предмет их политической и национальной нейтральности.

Подобная практика приносит свои плоды только потому, что европейские страны объединились на прочной идейной основе. На постсоветском пространстве такой идеи, которую бы разделяли все или хотя бы большинство стран и народов, нет.

Процесс создания «нового» прошлого

«Новое» прошлое строится исходя из главенствующих мировоззренческих идей. Сначала подбирается, реже вырабатывается самостоятельно необходимая теория прошлого как идеальное представление о нем. Под эту теорию подверстываются необходимые события, процессы и личности прошлого. При этом факты, созданные в рамках советской историографии, редко оказываются востребованными, поэтому столь велик спрос на архивы спецслужб и секретные ранее документы, а также эмигрантские и зарубежные источники, содержащие в основном негативную информацию об отношениях народов, депортациях, репрессиях, голоде.

Россия по-прежнему остается самым мощным центром по производству исторических знаний на постсоветском пространстве. У нас сохранился научный потенциал, в нашем распоряжении остается огромный массив документов, разработаны различные подходы к интерпретации фактов, касающихся прошлого наших бывших соседей по Союзу. Единственное, чего не хватает, – это современная теория, которая могла бы создать положительный образ Российской империи и Советского Союза.

Прошлое, построенное на историческом материализме, с его пролетарским интернационализмом, сегодня убедительно только для старшего поколения, а оно постепенно и неуклонно сокращается. После краха коммунистической идеи восстановить образ прошлого, исходя из прежних советских идейных парадигм, не представляется возможным. Нужна новая объединяющая идея, на основе которой можно было бы вновь создать положительное прошлое, объединяющее народы и государства на постсоветском пространстве. К сожалению, евразийская идея, положенная в основу Евразийского экономического союза, не обладает на сегодняшний день необходимым объединяющим потенциалом, а значит, со временем должна быть заменена.

Анализ прошлого, которое строят бывшие республики Советского Союза, показывает, что оно не может быть основой для объединения. Прошлое сегодня больше разъединяет наши страны и народы, нежели объединяет. Только новый проект общего будущего может поменять отношение к прошлому подобно тому, как это происходит в Евросоюзе. Сегодня и в России ширится понимание того, что привлекательный образ будущего, конкурентный западному[4], – единственно верное средство мирного и добровольного объединения постсоветского пространства в прошлом, будущем и настоящем.


[1] Национальные истории в советском и постсоветских государствах. М.: Фонд Фридриха Науманна, АИРО-ХХ, 2003. С. 82–83.

[2] Джанелидзе О., Сиамашвили Г. По следам «белых пятен» истории Грузии // Национальные истории на постсоветском пространстве. М.: Фонд Фридриха Науманна, АИРО-ХХI, 2009. С. 245, 249.

[3] Кундакваева Ж. В поисках исторического нарратива Казахстана: «диалог памятей» или «национальная память» // Национальные истории на постсоветском пространстве. М.: Фонд Фридриха Науманна, АИРО-ХХI, 2009. С. 278.

[4] Подобный образ, предложенный мной, см.: Герасимов Г. И. Творчество как альтернатива либеральному пути модернизации // Философские науки. 2017. № 10. С. 69–75.

Теги: История современной России Новейшая история Историческая политика Политическая история История постсоветского зарубежья

0 Комментариев