Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сегодня в прошлом

Непромышленный континент. К годовщине дня индустриализации Африки

20 ноября 1990 года ООН учредила День индустриализации Африки.

Не так давно Ливия объявила о планах нарастить добычу нефти в 2017 году вдвое, до 1,1 млн баррелей. Это станет примером для других нефтедобывающих государств северной Африки, а причина таких решений одна – этим странам больше нечем жить, кроме как продажей своего сырья.

Сегодня, когда мы в 26-й раз справляем учреждённый ООН день индустриализации Африки, стоит поговорить о том, праздник и флажок – это всё, что остальное человечество сделало для создания промышленности на этом континенте. Похоже, что делать это снова придётся нам.

Экспортная индустриализация

В ООН вообще довольно много парадоксального, что и неудивительно, учитывая историю её создания (фиксация послевоенного мироустройства союзниками-победителями, между которыми едва не вспыхнула новая война). И день индустриализации Африки вполне можно отнести к перечню подобных несуразностей. Судите сами.

После Берлинской конференции 1884 года, на которой Африка была поделена между колониальными империями, она на много лет утратила черты континента (не в географическом, а в политэкономическом смысле), превратившись в набор территорий. Сначала территории поставляли только сырьё, а спустя 30 лет – ещё и солдат. По иронии судьбы Африка была одной из причин этой войны. То есть конечной целью участия в ней туземных войск была дальнейшая экономическая эксплуатация.

С началом деколонизации Африки после Второй мировой войны в ней практически одновременно стартовали два процесса: индустриализация и деиндустриализация. Как такое возможно? Очень просто: у этих процессов были разные покровители. Колониальные империи, номинально покидая континент, нередко демонтировали и вывозили с собой предприятия по первичной обработке сырья, ж/д пути – то есть инфраструктуру формирования прибавочной стоимости. За индустриализацию же отвечали мы – СССР.

В 60-80-х годах на промышленные и энергетические объекты приходилось ⅔ советской экономической помощи региону. При участии СССР был введён в эксплуатацию бокситодобывающий комплекс в Гвинее, металлургические предприятия в Алжире и Нигерии, нефтепереработка в Эфиопии. Сюда же следует отнести и строительство Асуанского гидротехнического комплекса в Египте (как мы помним, отказ США и Европы участвовать в его финансировании стал одной из причин Суэцкого кризиса). Плюс подготовка технических специалистов в ВУЗах СССР (не менее полумиллиона), обучение методике обращения со своими природными богатствами (в той же Гвинее СССР помогал создавать Национальную геологическую службу).

В итоге за 25 лет, с 1960 по 1984 годы, внешнеторговый оборот со странами Африки вырос с 270 до 3500 млн рублей. Сумма же оказанной помощи за этот период, согласно независимым оценкам, равняется 60-150 млрд долл в современных ценах.

Не стоит думать, что эти вложения пропали даром. Например, в 2012 году в обмен на списание 20 млрд задолженности африканским странам российские компании получили возможность доступа к месторождениям драгметаллов, алмазов, алюминия. Скажем, российский Vi Holding в настоящее время реализует проект переработки платиновой руды, добываемой в Зимбабве. Прежде её приходилось вывозить на аффинажные заводы ЮАР и именно нежелание Anglo American Platinum и Impala Platinum Holdings тратиться на создание переработки в Зимбабве толкнуло правительство страны на возобновление деловых отношений с Россией.

Праздник есть, индустриализации нет

Таким образом, основным драйвером индустриализации Африки во второй половине XX века был Советский Союз. И вот в конце 80-х, когда СССР готовился к дезинтеграции и долгому удалению Африки из своей актуальной повестки, в ООН приняли решение 20 ноября 1990 года провести первый день индустриализации Африки. С тех пор он проводится ежегодно, являясь одним из элементов программы ООН устойчивого развития (ликвидация нищеты и голода, доступ к недорогой энергии, воде, медуслугам и образованию, уменьшение неравенства).

Программа красивая, однако с момента провозглашения дня Африки миновало как раз примерно столько же лет, сколько с начала масштабных и планомерных вложений СССР в экономику и инфраструктуру континента. За это время структура промышленности Африки особых изменений не претерпела: основной экономики континента по прежнему является горнодобывающая промышленность, то есть эксплуатация Африкой собственных «кладовых».

Более того, праздник есть, а самой индустриализации похоже нет. Так, согласно данным Financial Times, с 2000 по 2012 годы доля промышленной продукции в ВВП континента сократилась с 12,8% до 10,5%.

Китайский финансовый капитал, который пришёл в Африку как раз в начале 2000-х, в какой-то мере ответственен за такие тенденции в экономике региона, поскольку не стал для стран континента альтернативой корпорациям Европы и США. По крайней мере альтернативой не качественной. Китай инвестирует в добывающую промышленность, предлагает свою валюту в качестве платёжного средства (в прошлом году юани стали использоваться во внутренних расчётах Зимбабве).Однако несмотря на серьёзное присутствие китайского капитала в Африке новым драйвером индустриализации континента Китай также не стал.

Почему мы должны туда вернуться

В известной песне пелось, что Африка нам не нужна. Однако ни в прошлом, ни в этом веке это не соответствует действительности. Тем более, что создавать промышленность на этом континенте кроме нас, похоже, некому.

В этот раз не потому, что мы такие добрые. Во-первых, потому, что более доходные способы заработка уже заняты иными странами, а создание переработки (по примеру Vi Holding) может стать для российских компаний важным конкурентным преимуществом. Во-вторых, нам всё равно бессмысленно конкурировать с тысячами сборочных линий Китая, пытаясь обскакать их в экспорте товаров. Конкурировать в экспорте услуг и технологий более перспективно, тем более, что практически все прочие  заинтересованные в Африке страны по возможности стараются избегать создания здесь производств. В-третьих, по причинам, изложенным во введении. Участвуя в создании промышленных объектов в Африке мы будем в том числе страховать свою нефтедобычу от постоянного демпинга.

Кроме того, согласно прогнозам ООН, к середине этого века количество населения в странах Африки вырастет в 2,3 раза – до 2,5 млрд человек. Это ближайшая перспектива, одно поколение. И первое, что будет нужно всем этим людям – дешёвая энергия. На которой специализируется именно Россия. А где АЭС, там и производство, повышение стабильности государств региона (и сопутствующие контракты на закупку вооружений).

Однако случится это лишь в том случае, если волну хаоса и деиндустриализации региона, стартовавшую в начале 2010-х в Ливии и Сирии (да, континенты разные, но угроза одна и та же) удастся остановить.

Правда ООН к этому не будет иметь отношения примерно так же, как не имеет отношения к индустриализации Африки. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика История международных отношений и дипломатии Экономическая история

0 Комментариев


Яндекс.Метрика