Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сегодня в прошлом

Наша античность. К годовщине отношений Московии с Римом

30 января 1489 года Священная Римская империя и Московское княжество установили дипломатические отношения.

В конце прошлого года на телеэкраны вышел сериал «Софья». Его уникальность уже хотя бы в том, что кроме мелких или забавных огрехов (вроде «ереси новгородствующих» вместо «жидовствующих», что неполиткорректно), к нему решительно не за что придраться. А это для современных кинокартин и сериалов на историческую тематику уже само по себе достижение. Да и момент в истории настолько важный, что говорить-не переговорить.

Сегодня, когда мы справляем 528-ю годовщину установления дипломатических отношений со Священной Римской империей, стоит поговорить о том, что уж было что-то ценное в окружённом лесами и болотами княжестве, если только во время правления Ивана III его то царицей соблазняли, то короной.

Будешь нашим королём

Все мы знаем и ценим дедушку Ивана Грозного – Ивана III – за собирание земель. Но когда что-то описывается всего одним-двумя словами, возникает ложное ощущение лёгкости: легко сказать – легко сделать. Ну просто шёл себе великий князь и в лукошко собирал Тверь, Белозерск, Рязань, Ростов, Новгород Великий, а потом наследнику оставил.

Между тем существовало как минимум одно государство, которое тоже хотело пройтись с лукошком по русским княжествам – Великое княжество Литовское. И отношения с ним во второй половине XV века испортились окончательно. Дошло до того, что ВКЛ заключило союз с ханом Золотой Орды Ахматом – тем самым, для которого стояние на Угре так нехорошо закончилось. В общем, собирать, конечно, можно, но нужны союзники.

Впрочем, союзники нужны всем и всегда. В 1488 году в Москву прибыл посол от императора Священной Римской империи с предложением, от которого невозможно отказаться: династический брак дочери Ивана III с племянником императора. Такой союз решил бы все проблемы с ВКЛ раз и навсегда. Помимо брака Ивану предлагалась королевская корона.

Тут нужно коротко отметить, что вопросы титулатуры всегда были непростыми и щепетильными. Королевскую корону на то время жаловал лишь папа. Однако император мог о ней попросить – для монарха, которого хотел бы видеть своим вассалом. И вряд ли бы встретил отказ. «Коли твоя милость кралем будешь, иж тегды вся русская земля, что под кралем польским отступит от него и твоей милости будут послушни», – соблазнял император Ивана III.

Тут снова нужно пояснить. Речь о Кревской унии 1385 года, согласно которой великий князь литовский Ягайло стал польским королём Владиславом II Ягелло, что стало первым шагом к объединению двух государств в Речь Посполитую. Император предлагал Ивану III не просто стать королём, но и фактически разделить Речь Посполитую ещё до её создания. К тому же достаточно посмотреть на карту, чтобы понять: ВКЛ превышало Польшу по площади как минимум втрое, в него входила примерно половина нынешней Украины и почти вся Белоруссия, не говоря уж о собственно литовских землях (они, заметим, совсем небольшие). Вот это собирание так собирание. Император прекрасно знал, к чему стремится московский князь, и именно это ему и предложил.

А Иван III взял и отказался. И от династического брака дочери, и от короны. Имел ли он для этого веские причины? Имел.

Другой путь

Союз со Священной Римской империей это, конечно, очень заманчиво. Не только землями и короной. Фактически – это одно рукопожатие от античности и возможность, хоть и с натяжкой, продлить свою историю вглубь на десяток веков. Вот император Марк Аврелий, вот Диоклетиан. а вот Максимилиан I, чья империя ведёт родословную от той, а Иван III –  с ним в родстве. Однако к тому времени московский князь уже породнился с Римской империей.

Поскольку есть немалый шанс, что читатели уже успели посмотреть сериал, то история в общих чертах им должна быть известна. В Риме узнали о том, что Иван III овдовел и ищет новую супругу. Софью (она же Зоя Палеолог) к тому времени успели просватать за итальянского князя, однако свадьбу тут же отменили: вырисовывался шанс через Софью обратить в католичество Московское княжество. Однако как только Софья оказалась вне власти Рима, тут же объявила о возврате в православие. Удачный брак, а также титул, принятый к тому времени самим Иваном III (из великого князя он стал государем всея Руси) подготовили венчание на царство Ивана Грозного в 1547 году. То есть, корона, которой соблазнял император, уже была у Ивана III. Не для себя, но для потомков. Он даже успел повенчать на царство своего внука Дмитрия, сына Ивана Молодого, но затем наследником стал Василий, сын Ивана и Софьи, и царство немного отложилось.

«А что нам говорил о королевстве, если нам любо от Цесаря хотети краалем поставлену быти на своей земле, мы милостью Божию государи на своей земле, изначала, от первых своих прародителей, а поставление имеем от Бога как наши прародители, так и мы», – ответил тогда Иван III.

Заключению союза (1491) отказ, что характерно, не помешал. Общие интересы – военный союз против короля Польши – всё равно ведь остались. А может и помог: союзы как-то прочнее между равными. По крайней мере, Василия III Максимилиан I называл императором русов по собственному почину. А подобные прецеденты в дипломатии того времени всегда ценились и использовались.

Так вот причудливо переплелись в XV веке борьба с соседями, собирание земель и рукопожатие с Римом. Ну а затем, с завоеванием Крыма, у нас стало ещё больше оснований начинать свою историю в античные времена. Никто этого, разумеется, не делает (и правильно), потому что Иван III выразился исчерпывающе. Нам чужой истории не надо, своей хватает.

***

Но это если говорить с серьёзным лицом. А если в шутку, то своего рода напоминанием о том последнем рукопожатии с Римом сегодня является прекрасный литературный проект «Легатус Претор», в котором современная Россия – Рим, США – Парфянское царство, да что пересказывать: наверняка многие знакомы с этим образчиком отменной политической сатиры через призму истории Рима. И кроме того, что современные события, преломленные сквозь эту призму – всегда источник хорошего настроения, возможность существования «Легатуса Претора» говорит нам о том, что его авторам есть на что опереться. Стилизацию нельзя совершить на пустом месте, а получается она потому, что история одной империи опирается на историю другой. На то самое родство, основанное не на династических браках, а самосознании и амбициях. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История международных отношений и дипломатии

0 Комментариев


Яндекс.Метрика