Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом

Место под солнцем. К 47-летию болгарской АЭС


В этот же день в 1924 году:
на выборах в Италии победила
Национальная фашистская партия

6 апреля 1970 года началось строительство станции «Козлодуй» в Болгарии.

«У меня нет никакого сомнения, что если Росатом делает лучшие атомные реакторы, то со временем начнёт делать лучшие в мире ветряные станции», – заявил первый замминистра энергетики России Алексей Текслер в апреле 2017 года.

Диверсификация – это прекрасно, только  вот многие ли будут рады такому обороту?

Сегодня, когда мы справляем 47-ю годовщину начала строительства первой АЭС в Болгарии, стоит поговорить о том, что экспортные ниши в мировой экономике не всегда завоёвываются качеством товара.

Как для себя

Все работы на болгарской станции, конечно же, выполнялись российскими специалистами. Но чтобы верно понимать значение даты начала строительства, нужно сперва посмотреть – а когда же главные АЭС строились в самом СССР? Вот Билибинская АЭС: начало строительства – 1970 год, пуск в 1974-м. Кольская: 1970-й и 1973-й. Ленинградская: 1970-й и 1975-й. Армянская: 1969-й и 1976-й. То есть строительство АЭС в Болгарии велось так, словно она была одной из республик СССР. Собственно, шутливое прозвище Болгарии – «шестнадцатая республика» – возникло не на ровном месте.

В более раннее время в СССР строились всего три станции (Белоярская, Нововоронежская и самая первая и маломощная, Обнинская). На всех трёх устанавливались графито-водные ядерные реакторы разной мощности. По сути, это были скорее даже не столько промышленные, сколько полуэкспериментальные объекты. Хотя две из трёх станций исправно давали стране киловатты.

Можно заметить, что на экспорт пошла не самая передовая модель советского реактора. И в Болгарии, и затем в Финляндии устанавливались ВВЭР-440 (в 1980-х болгарскую АЭС усилили двумя ВВЭР-1000, доведя суммарную мощность станции до 3760 МВт). Для той же Ленинградской АЭС реактором стал графито-водный РБМК мощностью 1000 МВт. Однако, как показала чернобыльская авария, своя логика в этом была. И если авария на ЧАЭС стала единственной подобного рода, то с водо-водяными реакторами таких инцидентов не происходило в принципе.

Странные совпадения

Тем не менее, в течение 2002-2006 годов мощность болгарской станции возле города Козлодуй была принудительно уменьшена почти вдвое. Причиной для этого стала конструктивная особенность ВВЭР-440: в 1970-х их строили без гермооболочки – своего рода купола над реактором. Задача купола – не дать радиоактивным веществам улететь в атмосферу  в случае аварии. За вступление в ЕС с её жёсткими нормами безопасности Болгарии пришлось заплатить своей энергетикой.

Первые четыре блока «Козлодуй», хотя и устаревшие, но могли бы работать: на момент остановки их срок эксплуатации составлял 24-28 лет. В России и на Украине их собираются использовать не менее 50 лет. Но нормы безопасности, конечно, важны, и если бы их строгость стала единственной неприятностью для болгарской энергетики, на этот досадный случай можно было бы закрыть глаза.

Однако на ВВЭР-440 неприятности только начались.

В Болгарии есть ещё одна АЭС – «Белене». Её строительство остановилось в начале 1990-х по смешанным причинам: население было против, а у правительства на фоне краха СЭВ не было на достройку ни сил, ни средств. Однако в середине 2000-х, когда электроэнергия стала стоить совсем иных денег, а блоки на АЭС «Козлодуй» постепенно угасали, станцию было решено достроить. «Белене» проектировалась под два энергоблока ВВЭР-1000, стандартный экспортный минимум. И если бы «Белене» достроили, вывод энергоблоков на другой болгарской АЭС стал бы куда меньшей проблемой для экономики: мощность та же.

Однако в 2009 году по инициативе прозападного правительства Болгарии проект был заморожен, а позже и приостановлен. «Атомстройэкспорт» судился с властями Софии несколько лет, и только в 2016 году получил в виде компенсации 600 млн евро за срыв контракта – немаленькие деньги для чахлой болгарской экономики.

Позже история повторилась уже на АЭС «Козлодуй». Поскольку проблема дефицита электроэнергии оставалась, решено было построить новый, 7-й блок на уже существующей станции. В тендере кроме российских специалистов, принимали участие  американские GE Electric и Westinghouse Electric. Первоначально конкурс выиграл «Атомстройэкспорт», однако правительство затем опротестовало его итоги и отдало победу Westinghouse Electric. Американо-японская компания долго тянула, а затем оказалось, что взять на себя финансирование строительства она не может. Теперь-то понятно почему – спустя примерно три года Toshiba (владелец Westinghouse Electric) была вынуждена принять решение о банкротстве американского представительства компании. И хотя для ТНК банкротство в США – как правило, способ избавиться от долгов, в том числе налоговых, ситуация выглядит так: сами не построили, нам построить помешали.

Если сложить всё вместе, получается целенаправленное выдавливание российского экспортного строительства, российских поставок топлива из ареала традиционного присутствия. Ну, и Болгарию попутно приземлили: нечего своей дешёвой электроэнергией создавать конкуренцию внутри ЕС.

Не только деньги

Не то чтобы экспортному подразделению Росатома не хватало работы. К концу 2016 года в компании планировали нарастить портфель заказов до 137 млрд долл. Ожидается также, что к 2030 году у «Атомстройэкспорта» будет в заказах 80 блоков различных АЭС, то есть сумма заказов превысит 300 млрд долл. Россия теряет рынки, Россия их находит: Росатом открыл представительства на Ближнем Востоке, в Китае, Латинской Америке. По деньгам вроде ничего не теряем, зачем волноваться?

А затем, что пример с атомной энергетикой Болгарии хорошо демонстрирует: экономика измеряется не только деньгами. Если очень нужно, то темпы развития и обновления энергетики целой страны можно искусственно приостановить на 10-15 лет. Зато это не позволит России восстановить своё влияние в регионе Восточной Европы, из которого её в своё время выпихнули по мотивам «бархатных революций». К тому же европоцентризм никуда не девался и, с точки зрения пиара, один блок в странах Европы – это весомее, чем десяток в Куданкуламе (Индия).

Что, конечно же, не значит, что из Болгарии и ряда прочих европейских стран, где расположены блоки советского производства, следует уходить, не принимать участие в тендерах. Пусть правительства выбирают, что им дороже: угодить заокеанскому партнёру или на ровном месте влететь на несколько сотен миллионов.

Ситуация с болгарскими АЭС кроме всего прочего даёт понимание того, как и зачем создаётся Трансатлантическое пространство: для технологического экспорта нужны ниши, и удобнее, когда эти ниши создаёшь ты сам (орудуя невидимой рукой рынка).

Вот на таком поле предстоит конкурировать российским реакторам и ветровым установкам. Хочется надеяться, что в министерстве энергетики ознакомлены с масштабом проблем. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика История международных отношений и дипломатии Экономическая история

0 Комментариев


Яндекс.Метрика