Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Как это было?

Ленинград, который не исчез. Правда и мифы о российских переименованиях

С того момента, когда к городу-герою Ленинграду вернулось его историческое название, прошло более четверти века. Однако многие наши современники – в особенности, конечно, люди советского поколения – продолжают называть себя ленинградцами и никак не хотят привыкать к громоздкому «Санкт-Петербург».

Указ о переименовании Ленинграда был подписан 6 сентября 1991 года. Многие жители были категорически против нового названия, однако в эпоху перестройки наша страна с особенным рвением стремилась отречься от советского прошлого. Так Свердловск вновь стал Екатеринбургом, Куйбышев превратился обратно в Самару, а жители Калинина вспомнили, что когда-то их дома стояли в Твери.

Но не все прошло гладко, и кое-где региональным властям пришлось идти на компромисс с жителями. Так в некоторых российских городах появились улицы с двойными названиями, сочетающие в себе память о советских героях и языческих божествах.

О массовом отречении от советских названий, а также о том, какие сложности и любопытные детали повлек за собой этот процесс, «Истории.РФ» рассказал член Топонимической комиссии Санкт-Петербурга и член Правления Союза краеведов Петербурга Алексей Ерофеев.

«Над деньгами не задумывались»

– Почему Ленинград переименовали в Петербург, а область нет?

– Дело в том, что Ленинград и Ленинградская область считаются разными регионами. Ленинград отдельно, Москва от своей области тоже отдельно, и то же самое было со Свердловском. Поэтому, когда вернулись названия «Петербург» и «Екатеринбург», область не пожелала присоединяться, и они [жители] решили остаться в Свердловской и в Ленинградской области – собственно говоря, это их право, их дело. Честно говоря, мне даже нравится, что у нас область осталась Ленинградской. Некоторые говорят, что здесь началось какое-то сумасшествие: Петербург – а окружает его Ленинградская область. Но ничего тут страшного нет. И поэтому ленинградцы даже остались! Раньше ленинградцами были мы, а теперь ленинградцы – это жители Ленобласти.

– Когда переименовывают какой-то населенный пункт, особенно если это крупный город, наверняка возникает ряд трудностей: смена табличек с названиями улиц, перерисовка карт, изменение документов… Насколькоэто вообще сложный и длительный процесс?

– Что касается сложностей, конечно, при изменении названия города или населенного пункта есть определенные сложности, потому что происходит нанесение этих изменений на карты. Это стоит определенных денег, это сложно, и по этому поводу принимаются федеральные законы. А что касается возвращения улицам их исторических названий, то это процесс вполне безболезненный.

– А как же данные в документах? Каждому жителю нужно менять паспорт?

– У человека в паспорте может оставаться старый адрес: вы можете жить на улице, которая в 1980–1990-е годы носила название «Советская», и вся недвижимость, которая оформлена на этот адрес, все эти документы действительны. Не хотите менять в документах название «Советская» на современное – не надо! Это все прописано в соответствующих законах. Ну а что касается населенных пунктов, насколько я знаю, у нас практически не было никаких больших изменений. Вернулись Самара, Екатеринбург, Петербург, Тверь. Но все-таки это прошло довольно безболезненно.

– Если старые названия в документах оставить можно, то таблички на домах точно приходится менять, как и на многих других объектах, а также нужно менять название в картах и т. д. Средства на это выделяются из городского бюджета. Дорого ли городу обходится такая смена имиджа?

– Когда после революции массово менялись названия не только улиц, но и городов, как-то о цене не задумывались. Казалось бы, в стране все стояло – заводы перестали работать, ничего не было. Но документы все равно делали новые; значит, это, наверное, не так дорого стоит. В войну, когда еще блокада не была снята, 13 января 1944 года, ровно за две недели до снятия блокады, выходит постановление о возвращении ряду улиц исторических названий. Вернулся Невский проспект вместо проспекта 25 Октября, Садовая вместо улицы 3 Июля, снова вернулась Дворцовая набережная вместо набережной 9 Января, вместо проспекта Володарского – Литейный и еще примерно 20 названий. Как вы думаете, в блокаду, наверно, все-таки было больше других проблем, нежели возвращение названий и вывешивание табличек? Не задумывались над деньгами. Поэтому денежный вопрос, скорее, надуман.

Ленинград? Петербург? Петроград?

– Перед тем как Ленинграду вернули название Петербург, в городе был проведен референдум. Насколько мнение самих жителей вообще играет роль в процессе переименования населенного пункта?

– В 1991 году действительно был проведен референдум. Инициаторами этого референдума были депутаты Ленинградского городского совета. Этот референдум, собственно, не имел никакой особой силы; это был такой опрос, согласно которому 54 % участвовавших высказались за возвращение городу его имени, а
45 % высказались за Ленинград. Но проголосовало тогда порядка 30–35 % жителей, остальные не участвовали в опросе. Ну а когда случился ГКЧП, в августе 1991 года, прошло немного времени, и 6 сентября был издан указ о том, что Петербургу возвращается его имя. Тогда впопыхах немного не доработали, потому что городу вернули название Санкт-Петербург, и это было в референдуме: либо Санкт-Петербург, либо Ленинград – там не было ни Петербурга, ни Петрограда.

– Какое же название верно?

– Санкт-Петербург при Петре I писался на разный манер: Питербурх, Петербурх и так далее, но в историю он вошел как Петербург, и все использовали это название. Единственное, где употреблялось название Санкт-Петербург, – это были царские указы и какие-то другие официальные бумаги. У Пушкина вы не найдете никакого Санкт-Петербурга, нигде! Академик Лихачёв даже говорил о том, что когда вернули городу название, правильнее и разумнее было бы вернуть ему название Петербург. Но тогда торопились, политическая ситуация благоприятствовала. В результате переименования появились даже санктпетербуржцы, хотя таковых никогда не было и быть не может! Можно открыть словари и спросить об этом у любого филолога.

– А «Питер» – это новомодное слово или оно было и раньше?

– Многие писатели и композиторы довольно рано начали говорить «Питер»: тот же любимый всеми Петр Ильич Чайковский писал баронессе фон Мекк в письмах, что в таких-то числах он будет в Питере. Сейчас есть некоторый снобизм в отношении этого слова, некоторые считают, что «Питер» – это такая рабочая окраина, революционная и провинциальная, но ничего подобного!

– Что, если бы результаты референдума были другими и большинство жителей высказались в пользу Ленинграда – название осталось бы прежним?

– Вы знаете, я думаю, все равно потом к городу вернулось бы его название. Я очень люблю ленинградцев – само по себе название несет память о подвиге, я бо́льшую часть своей жизни прожил в Ленинграде, и очень хорошо, что, например, губернатор Яковлев в свое время принял решение называть город-герой Ленинградом в дни ленинградской победы – прорыв блокады, снятие блокады, День победы. Все равно Ленинград существует, некоторые горожане, даже молодые, часто называют его так – это совершенно нормально. Но я думаю, что все-таки, притом что у Ленинграда очень богатая история за непродолжительный период времени – с 1924 по 1991 год, – это название должно жить. Все-таки Ленинград, как и Петроград, – это значительная часть истории Петербурга.

«Бороться с памятниками – безнравственно и бессмысленно»

– Самая активная фаза так называемой декоммунизации в России, очевидно, осталась позади. Но и сейчас мы еще порой наблюдаем некоторые ее отголоски в виде смены названий и сноса памятников и досок, посвященных советским деятелям. А в некоторых городах, например в Самаре, некоторым улицам оставляют два названия – советское и современное. Вы знаете о таких случаях?

– Знаю, конечно! В Ярославле долгое время вешали таблички, где было несколько названий, потому что названия иногда меняли и до революции, хотя там не было какой-то идеологии. Например, прежнего домовладельца забыли, а в доме вдруг поселился какой-то известный деятель, и переулок или улицу стали называть его именем. Если открыть книги, посвященные названиям улиц в Москве, вы увидите, что в середине XIX века поменялось название, в начале XX века поменялось название и т. д. В Новгороде произошла очень интересная ситуация. Когда вернули исторические названия улицам, ряд жителей, в том числе ветераны, возмутились, что потеряли имена героев Советского Союза, которые воевали за освобождение Новгорода от оккупантов. И в 1996 году власти приняли решение оставить старые названия и новые названия. И получилось так, что улица носит двойное название: одно – по имени языческого бога, а другое – по имени героя. Например, улица Мерецкова-Волосова: Волосова – это связано с богом Велесом (Волосом), а Кирилл Афанасьевич Мерецков – маршал, который командовал Волховским фронтом. Получается ерунда какая-то. Мне кажется, это совершенно не нужно – ничего бы не случилось, если бы имя Мерецкова появилось чуть позднее на новой улице.

– А к самому процессу декоммунизации вы как относитесь?

– Я категорически против таких терминов, потому что никогда ни к чему хорошему это не приведет. В Петербурге никаких декоммунизаций, десоветизаций не было. Если улице возвращается ее историческое название, то только потому, что оно гораздо ценнее, чем то, которое возникло после революции. Например, Кирочная улица при всей моей любви к Салтыкову-Щедрину (это один из моих любимых писателей) ценнее улицы Салтыкова-Щедрина; она пришла из литературы, там жили очень известные люди. То же самое можно сказать о Невском проспекте, когда он вернулся в годы снятия блокады, о Большой и Малой Дворянских улицах – к сожалению, еще не удалось этим улицам вернуть их старые названия. Но они ценнее, чем Куйбышева и Мичуринская, хотя к Ивану Владимировичу Мичурину надо относиться с большим уважением. Поэтому здесь идет процесс, схожий с реставрацией здания: убираются какие-то ненужные наслоения. То же самое и в городе. Все названия, которые были даны уже в годы советской власти (если это было первое название), они все остаются: это и проспект Большевиков, и улица Дыбенко, Крыленко и Коллонтай и т. д. Кто бы как ни относился к этому периоду нашей истории, это наша история, и она останется: в названиях улиц, в архитектуре, в домах эпохи конструктивизма и неоклассики конца 40-х – начала 50-х – все это остается. Вот у нас в Петербурге есть Тракторная улица – это чуть ли не первая улица, возникшая после революции в Советском Союзе. Название было дано в честь первого трактора «Фордзон-Путиловец», который был выпущен на Путиловском заводе. А в Невском районе, где очень много ткацких предприятий, появилась улица Ткачей – это тоже ценное название. А названия в честь героев Советского Союза, защитников Отечества – это вообще святое. Бороться с памятниками, будь это бронзовая скульптура или топоним, – это бессмысленно и просто безнравственно. 

Теги: История СССР История современной России Новейшая история Историческая география

1 Комментарий

  • арсентьев виктор

    Я здесь живу уже 50 лет и поверьте никто уже этот город Ленинградом не называет.От Ленинграда здесь осталось только название области и больше ничего.


Яндекс.Метрика