Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

Как это было?

«Какой я тебе Юрий Алексеевич? Я – Юрка!» Интервью друга Гагарина

Тимофей Чугунов (на фото – второй слева) в интервью порталу «История.РФ» – о том, каким он запомнил своего друга, космонавта Юрия Гагарина.

Развитие космической отрасли стало, пожалуй, самым стремительным скачком во всей научно-технической революции человечества. Трудно поверить, но прошло уже полвека с того момента, когда первый человек увидел Землю в иллюминаторе космического корабля. Сегодня это уже не вызывает у нас того удивления и восторга, но тогда, в 1961 году, первый космонавт в сознании многих приравнивался к небожителям, и имя этого человека за несколько часов узнала вся планета.

О жизни Юрия Гагарина, о его знаменитом полете и трагической гибели написано много книг и снято много кинофильмов. По-прежнему ведутся споры о том, что послужило причиной той страшной авиакатастрофы, которая оборвала жизнь первого космонавта, и вопрос о том, видел Гагарин Бога или нет, до сих пор многим не дает покоя.

Многие детали его биографии останутся для нас за кадром, но одно мы знаем наверняка: Юрий Гагарин, несмотря на мировую славу и почет, которые обрушились на него в считаные часы и навсегда изменили его жизнь, остался таким же добрым, скромным и веселым парнем с лучезарной улыбкой, каким его знали близкие.

Родившийся в простой небогатой семье из деревни Клушино Смоленской области, Юрий окончил шесть классов школы и поступил в ремесленное училище на литейщика-формовщика. В те годы он еще не помышлял о карьере летчика, и именно тогда судьба свела его с Тимофеем Чугуновым, который оказался его земляком. Тимофей и Юрий два года прожили в одной комнате общежития и до последних дней жизни Гагарина оставались добрыми друзьями. И поскольку никакая книга и никакой фильм не заменят рассказа близкого друга, мы попросили Тимофея Андреевича в День космонавтики поделиться с нами своими воспоминаниями о космическом первопроходце.

«Учиться помешала война»

– Тимофей Андреевич, расскажите, как вы познакомились с Гагариным? Можно ли сказать, что вы были близкими друзьями?

– С Юрием Гагариным я всю жизнь связан, и у меня есть впечатление, будто он до сегодняшнего дня живет вместе со мной в одной квартире. Конечно, я его знаю очень хорошо. Мы с Юрой вместе учились в ремесленном училище с 1949 по 1951 год, в одной комнате нас было 15 мальчишек. В училище мы приобретали специальность «литейщик-формовщик», то есть «металлург».

– В училище вы поступили сразу после школы?

– Мы с Гагариным окончили всего шесть классов – учиться помешала война. Она проходила на наших глазах: Смоленскую область в 1941 году немцы оккупировали. Всю мою семью фашисты угоняли в Германию, и мы были угнаны почти до Польши. Потом нас освободили советские войска, и мы возвратились домой. А Юра – мой земляк, в годы оккупации он жил на Смоленщине. И вот, окончив шесть классов школы, в 1949 году мы оба поступили в Люберецкое ремесленное училище № 10. Юра хотел учиться на токаря, а я – на слесаря; о том, что такое формовщик-литейщик, мы и представления не имели. А потом, когда директор и завуч рассказали нам, что собой представляет эта специальность, мы согласились и пошли учиться.

– Гагарин был прилежным учеником?

– Да, мы оба учились на отлично, и в 1951 году с отличием окончили школу рабочей молодежи. Поскольку Юра Гагарин был отличный спортсмен, он хотел поступить в Ленинградский физкультурный техникум трудовых резервов. Он успешно сдал экзамен в филиале техникума в Мытищах, приехал в общежитие (мы, выпускники, тогда еще не разъехались) и радостно закричал: «Я – студент ленинградского физкультурного техникума!»

– Вам, наверно, жалко было расставаться с таким хорошим другом?

– Конечно!Я, Юра, Саша Петушков и другие ребята два года жили в одной комнате, учились в одном училище, потом в школе рабочей молодежи. Вся наша жизнь проходила в Подмосковье. И мы легко уговорили Юру поехать с нами в Саратовский индустриальный техникум трудовых резервов.

«Когда сообщили о полете, я не поверил, что это наш Юра»

– Как же он так легко отказался от своих планов и поддался на уговоры?

– Формовщик-литейщик – все-таки хорошая специальность, и, отучившись в техникуме, Юра стал настоящим квалифицированным рабочим. И он полюбил эту профессию. Но дело в том, что у нас в училище были очень хорошие физруки – настолько профессиональные и внимательные учителя! Они каким-то образом, даже скрывая это от руководства училища и от нас, подтолкнули Гагарина к тому, чтобы продолжить учебу в физкультурном техникуме, поскольку за эти годы он показал блестящие спортивные таланты. Юра участвовал в районных и областных соревнованиях среди трудовых резервов и имел хорошие показатели. Поэтому в тот момент педагоги его уговорили. Ну а почему он в итоге так легко согласился поехать с нами? Дружба! Мы с ним очень близко соприкасались. И он и я были родом из Смоленской области, и еще наш третий товарищ – Саша Петушков, который тоже учился с нами в одной группе. Так что Юра быстро согласился, и мы втроем поехали в Саратов, где Гагарин уже раскрылся не только как лучший спортсмен и формовщик-литейщик, но и хорошо освоил самолеты и успешно летал.

– Космическая программа СССР по понятным причинам была строго засекречена, и даже родственники кандидатов в космонавты не подозревали, к чему их готовят. Что вы испытали, когда узнали, что первым человеком в космосе стал ваш бывший сокурсник? Наверное, сильно удивились?

– Я не то что удивился, я просто обалдел! Сообщили фамилию, имя и отчество: Юрий Алексеевич Гагарин, майор. Я на тот момент знал, что он служил старшим лейтенантом в Североморске, в летных частях. Я и сам, еще до его службы, отслужил там четыре года на Северном флоте. В апреле 1961 года я работал мастером производственного обучения в училище художественного литья в городе Касли – тоже готовил литейщиков. Когда сообщили о полете Гагарина в космос, я, конечно, не поверил, что это наш Юра. Решил: наверно, не он. Мне это даже в голову не пришло. А потом, когда еще раз воспринял это сочетание – «Юрий Алексеевич Гагарин», мне в голову словно что-то стукнуло. И я понял, что тот человек, с которым мне посчастливилось много лет учиться вместе и дружить, теперь осваивает космос.

«Последняя встреча»

– Этот полет прославил Гагарина на весь мир, он стал настоящей знаменитостью. Вы потом продолжали с ним общаться?

– Конечно! В то время я с семьей жил в Каслях, у меня уже была маленькая дочь. В тот день, 12 апреля, мы отправили Гагарину поздравительную телеграмму. И когда мы встречались с ним в 1965 году в Саратове, он рассказывал, что, когда получил это поздравление из Каслей, сразу узнал, что это я – Тимка Чугунов. А в 1963 году я ездил в Москву и посетил квартиру Гагариных. Я должен был отвезти ему подарочные часы с изображением взмывающей ввысь ракеты: они назывались «Космос», их изготовили на Челябинском часовом заводе. В итоге я на двое суток вынужден был остаться в Челябинске, а Гагарин с женой Валентиной собирались на юг – отдыхать. Я опоздал буквально на несколько часов! Гагарины уехали, но я посетил их квартиру. Дочки Юрия, Галя и Лена, были тогда совсем маленькими, с ними осталась сидеть сестра Валентины Мария. И мы с этими малышками много разговаривали, смотрели фотографии… Было очень приятно. А в январе 1965 года мы с Юрой наконец встретились – на двадцатилетии саратовского техникума. Такая была встреча! Это не описать словами. Компания, которая там собралась, насчитывала около 200 человек, но иногда мы уходили от них в отдельную комнату и рассказывали друг другу про свою жизнь, вспоминали нашу юность…

– А вы почувствовали, что ваши отношения как-то изменились в связи с известностью Гагарина и его высоким положением? Вам не стало неловко с ним общаться?

– Нет, конечно! Более того, он мне из-за этого чуть руку не выдернул. Там, на банкете в Саратове, присутствовало все руководство города и области, разные генералы из Поволжского военного округа, Валентина Ивановна, жена Гагарина. И он посадил меня рядом с собой! Потом, когда мне предоставили слово, я, сильно волнуясь, взял да и сказал: «Дорогой Юрий Алексеевич...» Он меня за руку ка-а-ак дернул! Я чуть не свалился – так больно было! «Какой я тебе Юрий Алексеевич?! Юрка я для тебя! Тоже мне, как величать вздумал!» – проворчал он.

– Потом вы еще виделись до трагедии?

– Мы могли встретиться в Люберцах в декабре 1965 года, когда Гагарин впервые после полета приезжал в наше ремесленное училище. Но и он, и я заочно учились, кроме того, у него была служба, общественная деятельность, да и дети у нас были маленькие. В итоге я на это встречу не поехал. В 1967 году я переехал из Каслей сюда, в Южноуральск, построил здесь комплекс для профтехучилища связи и стал его директором. А год спустя, в 1968-м, Юра сказал мне, что ему дали разрешение на поездку в Челябинск и Магнитогорск в апреле. И конечно, он собирался заехать к нам в Южноуральск, чтобы мы встретились здесь еще раз.

– Но в марте его уже не стало…

– Да. Помню, как он сожалел, что я тогда не поехал в Люберцы… Но что поделаешь? Судьба.

«Стремился в небо, но бога не видел»

– Смерть Гагарина потрясла всех, это была мировая трагедия. При этом споры об истинных причинах той авиакатастрофы идут до сих пор. У вас есть своя версия произошедшего?

– Я стараюсь много не говорить об этом, поскольку не очень разбираюсь в этих вещах. Но, по моему мнению, причиной гибели Гагарина стала неправильная организация этого тренировочного полета. Конечно, у Юры была очень насыщенная жизнь: он побывал во многих странах со своей «Миссией мира», активно занимался общественно-политической деятельностью. Но все это в его глазах не шло ни в какое сравнение с полетами. Он всегда стремился в небо… Долгое время у него не было летной практики, и в какой-то момент руководство стало стараться ограничивать его в полетах. Но Юра был человек упорный, стоял на своем. 

– Некоторые знакомые Гагарина утверждают, что он якобы верил в Бога. Но как-то не очень укладывается в голове: первый космонавт и вдруг – верующий…

– Нет-нет, это все выдумки! Религиозным человеком Гагарин никогда не был. Хотя я тоже слышал об этом, и даже от некоторых высокопоставленных лиц. Но поверьте, я прожил с ним бок о бок два года и хорошо его знал. Мы никогда не говорили о вере. И потом, вы же помните эту знаменитую фразу, которую он сказал при встрече с Хрущевым? Никита Сергеевич тогда спросил его: «Юра, а ты Бога видел?» Гагарин улыбнулся, но честно ответил: «Нет, не видел». Я знаю, многие вспоминают о том, что он предлагал восстановить храм Христа Спасителя, и в партии его за это осуждали. Но то, что он помогал восстанавливать церкви и прочее, вовсе не означает, что он сам был религиозен. У него просто было очень доброе сердце и широкая душа, он всегда стремился помогать людям. Но фанатиком Юра точно никогда не был. В этом отношении он был скорее человеком нейтральным. Я и сам хорошо отношусь к верующим, но чтобы вот так взять и поверить, что вся твоя жизнь находится в руках Бога и полностью зависит от него, – нет. Я так никогда не считал и думаю, что Юра разделял мои взгляды.

– Вы сейчас общаетесь с кем-то из родных Гагарина, видитесь с его близкими?

– Да, конечно. Я до сих пор общаюсь с его дочерьми, Галиной и Еленой, и с родными летчика Владимира Серегина, который погиб вместе с Юрой. Меня до сих пор часто приглашают на разные мероприятия. Я продолжаю участвовать в больших мероприятиях в Саратове, в Гагарине, в Звездном Городке. Сколько было встреч!.. Все это для меня очень дорого, поскольку эти встречи и воспоминания тесно связывают нас с Юрием Гагариным. И, конечно, с теми успехами, которых наша страна достигла в освоении космоса!

Теги: История СССР Новейшая история История науки

0 Комментариев