Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом Сверхновая история

Их нужно закопать. К годовщине нашей официальной войны с ИГИЛ

30 сентября 2015 года началась военная операция России в Сирии.

Вокруг военного присутствия в Сирии за последние 12 месяцев нагромождено такое количество избыточных смыслов – Асад, нефть, уесть американцев, – словно мы там уже лет десять.

Сегодня, когда мы справляем первую годовщину нашего участия в сирийской войне, стоит вспомнить о том, что Россия на Ближнем Востоке воюет не только за кого-то (что-то) но и против.

Вспоминаем вводные

Как и когда это началось? Непосредственно соглашение о размещении авиационной группы ВКС РФ было заключено 26 августа 2015 года. Эту дату можно считать своего рода точкой отсчёта, после которой операция не могла не начаться: просто так подобные соглашения не заключают, а истребители и бомбардировщики не перегоняют за тысячи километров просто постоять на чужих аэродромах. Хотя и санкции Совета Федерации на применение российских войск на тот момент не было.

Однако это решение трудно было бы реализовать, если бы ещё ранее, летом 2014 года ВМФ не заявили о планах реконструкции ПМТО (пункт материально-технического обеспечения) в Тартусе. Уже в сентябре 2015 года в СМИ появились сообщения о том, что персонал ПМТО увеличился с нескольких до 1700 человек (хотя конечно не в сентябре они разом туда приехали). Именно они выполнили необходимые подготовительные работы для налаживания приёма и разгрузки транспортных судов. Сам же пункт существует в Сирии с 1971 года.

О каких силах к настоящему моменту идёт речь?

– Группировка ВКС: После вывода части группы в марте 2016 года в Сирии остались около 20 бомбардировщиков и истребителей Су разных модификаций. В последнее время появилась информация, что устаревшие Су-24 меняют на более современные бомбардировщики Су-34;

– ПМТО и её личный состав;

– Морская пехота (810-й ОБрМП) и 7-я десантно-штурмовая дивизия ВДВ, в задачи которых помимо прочего входит охрана ПМТО, аэродрома Хмеймим и прочих пунктов дислокации российских сил;

– Система ПВО из различных ЗРК, включая новейший С-400. Элементом системы является и корабельная ЗРК «Форт», установленная на ракетном крейсере «Москва»;

– Группировка ВМФ, состоящая из 15 кораблей четырёх флотов России;

– Спутники, чьи орбиты были специально скорректированы для участия в операции;

– Группы разминирования инженерных войск ВС РФ.

Сколько это нам стоит? Самый больной вопрос. По различным оценкам, военное присутствие в Сирии обходится в сумму 2,5-4 млн долл в день (пуски ракет «Калибр» в эту сумму не включены). Причём, по оценке Алексея Кудрина, «...в среднесрочном периоде Сирия не является сильным обременением» для российского бюджета. Основная фаза операции (завершилась в середине марта), по словам Владимира Путина стоила 33 млрд рублей, т.е. чуть менее 500 млн долл. По словам президента, эти деньги были заложены в бюджет и перенацелены, а российские военные истратили их не на полигонах, а в условиях реальных боевых задач. Сегодня, когда интенсивность боевых действий, в частности вылетов авиации, снизилась, цифры вполне могут быть даже ниже нижней границы.

Какие результаты достигнуты? Ответ на этот вопрос зависит от того, что считать задачами. Так, американская пресса, анализируя ход операции в начале 2016 года, выделила пять основных целей руководства России: не дать сменить Асада; не допустить дипломатической изоляции РФ; предложить населению смену повестки (с Украины на Сирию); продемонстрировать возможности, которые даёт союз с Россией; road-show новых образцов российских вооружений, – сделав вывод, что все они были достигнуты ещё до завершения основной фазы операции.

К этому нужно добавить (до середины марта 2016 года) освобождение около 400 населённых пунктов, серьёзный ущерб нефтяным доходам террористов, а также удар по самой репутации ИГИЛ, успевшей попустительством иных мировых держав заработать неоправданный статус непобедимой угрозы нового типа. Ничего нового и непобедимого в поощряемом бандитизме нет.

Меняются только декорации

Теперь же, когда с воспоминаниями и напоминаниями покончено, перейдём к сути вопроса. Представители правительства США, ещё одного активного участника сирийского конфликта, часто упрекают Россию в том, что она продолжает жить логикой «холодной войны», хотя мир давно изменился. Со вторым сложно не согласиться, первое невозможно не оспорить.

Во-первых, подобные утверждения – банальная проекция. Сотни баз по всему миру; смещения и попытки смещений легитимных режимов по всему миру; участие в нескольких военных операциях, – всё это будни нашего обвинителя. Заметим, что через некоторые время спустя наиболее характерных из них (Ирак, Ливия) участники уже успели раскаяться и признаться во вранье. Поэтому все эти самолёты, корабли, спутники и десантура, крушащая экономические и политические контуры квази-гогосударства, – это отнюдь не отложенные с конца 80-х амбиции.

В наших материалах мы неоднократно обращались к теме деколонизации. На Ближнем Востоке, как известно, она имела свою специфику, учитывающую здешние запасы нефти. Речь, разумеется, об установлении в регионе исламистских режимов, к чему имеет непосредственное отношение ЦРУ и правительство США. Если об этой специфике помнить, то в ближневосточной политике вообще мало что будет удивлять. Раньше тут меняли режимы и ставили главами государств (которые ещё вчера являлись подмандатными территориями Лиги Наций и вотчиной одной из «семи сестёр») полностью контролируемых басмачей. Теперь решили, что удобнее использовать басмачей полностью неконтролируемых – меньше шансов, что договорятся с кем-то ещё. Остальные же, видя влиятельность группировки террористов, претендующей уже на некую квази-государственность и квази-суверенитет (вот и Далай-лама предлагает договориться) только сговорчивее будут. С тем, кто их от такого несчастья пообещает уберечь.

***

Главная цель нашего присутствия в Сирии, которая, похоже, недоступна пониманию излишне прагматичной американской прессы, довольно бесхитростна. В мире не должно быть подобных людоедских квази-государств, поскольку их существование – вызов в принципе любому государству, самому понятию государства. Даже тому, которое это нью-басмачество породило. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история Военная история История международных отношений и дипломатии История военных конфликтов

0 Комментариев


Яндекс.Метрика