Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом

Главное в реформах – чтобы вовремя и не кусочками. К 169-летию выкупа из крепостничества

8 ноября 1847 года своим указом Николай I разрешил крестьянам самовыкуп из крепостной зависимости.

Вы знаете, что Россия вступила в эпоху реиндустриализации? Нет? Зато в Китае знают. Несколько дней назад в интервью китайскому телевидению глава российского правительства сообщил эту приятную новость. Она была бы ещё приятнее, если бы сопровождалась внешними признаками той, первой индустриализации. И, с одной стороны, спорить не хочется, поскольку за два года санкций позитивные сдвиги всё же есть. А с другой стороны – с достаточной ли скоростью происходят изменения к лучшему?

Сегодня, когда мы справляем 169-летие указа, предварившего освобождение крестьян в 1861 году, стоит поговорить о том, что правильное, но запоздалое – по сути, бесполезно.

Как четыре императора крепостное право побороли

Александр II вошёл в историю как Освободитель, поскольку подписал указ об отмене крепостного права. Однако история указа 1861 года началась ещё при Павле I. И уже тогда был задан основной вектор реформирования крестьянского и земельного вопросов в империи – назовём его практикой половинчатых реформ. Суть его в том, что для предупреждения конфликтов с дворянством, опорой империи, государство вело постепенное наступление на сложившиеся к тому времени права дворян в отношении крестьян.

Павел I своим указом ограничил барщину тремя днями.

При Александре I вышел так называемый указ о вольных хлебопашцах (1803), которым проблема, отпускать или нет, переводилась исключительно в договорное поле между помещиком и крестьянами. За годы царствования Александра I таким образом было освобождено 47 тысяч крепостных (примерно 0,5% от их количества в Российской империи). Кроме того, указом 1801 года крестьяне получили право покупать землю в собственность. Личная зависимость от помещика на протяжении 1811-1817 годов также была отменена на территории нынешней Прибалтики (Эстляндия, Лифляндия, Курляндия).

Есть и такая точка зрения: прогрессивное дворянство стремилось к отмене крепостничества, а государство мешало. Скажем так, проекты, которые выдвигала эта прогрессивная часть, прогрессивностью как раз не отличались. К примеру, проект конституции декабриста Никиты Муравьёва: крепостное право отменяется, однако помещики свою землю сохраняют. Крестьяне получают при освобождении до двух десятин земли (1 десятина –1,09 га). «До двух» – значит и меньше двух можно? Напомним, в начале XX века в среднем на одного крестьянина приходилось 2,6 десятины, и этого было недостаточно, требовалось не менее четырёх. Правительство Столыпина начало земельную реформу не из прихоти, а по причине жестокой необходимости.  

Дело Александра I продолжил Николай I – он, кстати, не меньше Александра II заслуживает звания Освободителя. При нём без издания специальных указов доля владельческих крестьян (то есть находившихся в собственности помещиков) сократилась с 58% до 35-40%. Указ Николая I от 1842 года осовременил указ 1803 года: помещик мог по договорённости выделить крестьянам земельные наделы за определённый оброк или отработку, освободив их от личной зависимости. Ещё более важными были мелкие реформы Николая, заслужившего от современников прозвище «Палкин». Возможно потому, что «Палкиным» он стал в первую очередь для самих помещиков: за время его царствования 200 помещиков подверглись наказанию за жестокое обращение с крестьянами. Под запрет попала практика продажи крестьян без земли, в том числе на заводы.

Правила освобождения от Николая I

Указ от 8 ноября и вовсе разрешил практику самовыкупа крестьян в определённых условиях – например, в случае, если имение продавалось:

- Когда населённое недвижимое имение за лежащие на нем долги назначено будет в публичную продажу, крестьянам, к такому имению принадлежащим, предоставляется выкупать себя вместе с землёю и прочими составными оного частями через взнос полной оценочной суммы...

- Крестьяне обязаны внести всю выкупную сумму, не ожидая никакого от казны пособия, в течение тридцати дней...

- Выкупившиеся (сверх личной свободы) поступают в государственные крестьяне и приобретают право собственности на землю и все прочие принадлежности имения, с коими они выкупились...

- Выкупившиеся подлежат всем установленным податям и повинностям, кроме только оброка; получают наименование безоброчных.

Таким образом, всё, что оставалось сделать Александру, – распространить эту норму на оставшихся крепостных, а также придумать механизм финансирования этого всеобщего выкупа, поскольку к 1861 году немалая часть тех, кто имел возможность выкупиться, так или иначе это сделали.  

Противоречивость реформы

После того, как мы очень пунктирно отобразили более чем 60-летний процесс реформирования и отмены крепостного права в России, перед нами встают две проблемы.

Во-первых, придётся как-то смириться с тем, что «отсталая Россия с крепостным правом в XIX веке, позор» упорно, силами лучших умов своего времени, искала наименее болезненный выход. Чтобы и крестьян освободить, и сословие элиты не слишком ущемить. К примеру, одним из тех, кто ведал реформой крепостничества при Александре I, был Алексей Аракчеев, нелюбимый современниками за «аракчеевщину» – новое слово в русском языке, придуманное для характеристики комплекса шагов и действий, которые он предлагал государю. После двух десятин каждому мужичку от Никиты Муравьёва в обоснованности этой оценки, наверное, придётся тоже усомниться.

Во-вторых, нужно признать, что реформа всё же вышла излишне миролюбивой. Слишком долго правительства нескольких императоров обхаживали дворянство общей на всех методой «почти ничего не поменяется, вот тут только немного подправим». Да, с 1797 по 1861 годы это обхаживание привело-таки к результату. Однако не будем забывать, что история крепостничества не закончилась 1861 годом. До начала XX века крестьяне продолжали платить выкупные платежи, которые, в свою очередь, государство заплатило за них помещикам. Вся сумма так и не была заплачена, конечный срок несколько раз продлевали, а в конце концов остаток списали. Однако даже при этом чистый доход от выкупной операции в период 1861-1906 годов составил 700 млн рублей.

Для бюджета, конечно, неплохо, если исключить из внимания, что к отмене выкупных выплат Россию снова начало потряхивать от терроризма, в 1905 году грянула первая революция, а итог был чуть лучшим, чем 100 лет назад предлагал декабрист Муравьёв. Получается, что при общей правильности действий их затягивание выхолостило  реформу напрочь и привело, вероятно, к тому же результату, как если бы реформы не было. Разве что в этом случае развязка наступила бы раньше на пару десятилетий.

Опасность половинчатой политики

Сегодня мы наблюдаем примерно те же метания правительства между созданным в 1990-е-2000-е годы классом крупных собственников – современной опоры государства – и простыми гражданами. Сначала одним слабинку дадут, потом другим компенсируют.

Между тем, давно и неоднократно было сказано, что единственный спасительный для России курс – новая индустриализация, а правительству придётся стать во главе этого процесса – никакой, даже самый крупный частник с этим не справится. Среди последних есть те, кто в этом курсе заинтересован или хотя бы понимает его необходимость. Есть и те, кому он подрубит бизнес.

Не обидеть никого не получится, как не получилось угодить всем с освобождением крепостных. Тут либо помещику денег недодать, либо крестьянина 40 лет после освобождения держать в «чёрном теле», принуждая отдавать весь доход хозяйства на погашение долгов. В непрестанной беготне и попытках всем услужить можно снова получить социальный взрыв и неизвестность впереди. Совсем не факт, что, как и сто лет назад, найдутся политики, желающие и умеющие восстанавливать государственность.

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история Государственные,политические,социальные институты История государства и права

0 Комментариев


Яндекс.Метрика