Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сегодня в прошлом

Дурь для Шерлока Холмса. К годовщине начала борьбы с наркотиками

23 января 1912 года в Гааге была подписана международная опиумная конвенция.

В недавнем заявлении глава МИД РФ Сергей Лавров указал, что ИГ (Запрещённая в РФ организация) – это не только незаконно добываемая нефть, но и один из крупнейших наркодилеров за всю историю.

Сегодня, когда мы справляем 105-ю годовщину заключения первой конвенции об ограничении наркоторговли, стоит поговорить о том, что оживление торговцев зельем – опасный сигнал.

Угощайтесь!

«Шерлок Холмс взял с камина пузырёк и вынул из аккуратного сафьянового несессера шприц для подкожных инъекций. Нервными длинными белыми пальцами он закрепил в шприце иглу и завернул манжет левого рукава. Некоторое время, но недолго, он задумчиво смотрел на свою мускулистую руку, испещрённую бесчисленными точками прошлых инъекций. Потом вонзил острие и откинулся на спинку плюшевого кресла, глубоко и удовлетворенно вздохнул... Я не выдержал и взорвался.

– Что сегодня, – спросил я, – морфий или кокаин?

– Кокаин, – ответил он. – Семипроцентный. Хотите попробовать

Так начинается  один из наиболее известных рассказов Артура Конана Дойла из цикла о Шерлоке Холмсе «Знак четырёх». Более того, этим же он и заканчивается: рука детектива тянется за ампулой. Попробуем подойти к рассказу нестандартно и выбросить всё, кроме зачина и финала. Что будет в остатке?

– Родина Erythroxylum coca – Южная Америка, однако во второй половине XIX века его начинают выращивать в Индии, на острове Ява. в Африке. Первое, второе и частично третье на то время – британские колониальные владения. А, следовательно, понятию «глобальная наркоторговля» никак не менее 150 лет. И дело не только в поставках опиума в Китай, налицо целенаправленное разведение, продумывание логистики и т.п.

– К концу XIX  века наркотики были вполне обычным делом для тех кругов общества, к которым принадлежали Холмс и Ватсон. Не легальным, хотя и легальным тоже, а именно привычным. Хоть и не всеми одобряемым. Более того, имеется даже выбор.

–  Уточнение «семипроцентный» позволяет с высокой достоверностью утверждать, что кокаин из аптеки, в стандартной фасовке. Вполне вероятно, опять же, что были и другие дозировки – всё для удобства потребителя.

Всё это позволяет понять, почему бороться с наркотиками начали не в первой половине XIX века, когда Британская Ост-Индская компания заваливала опием Китай, а немного позднее, когда наркомания стала не только способом заработка в колониях, но и проблемой населения метрополий: персонаж Конан Дойла, поклонник опиума Тадеуш Шолто, в этом смысле мало чем отличается от тысяч курильщиков в Китае.

Первые попытки

С Китая всё и началось: в 1909 году в Шанхае прошла первая конференция, участники которой заявили о намерении противодействовать распространению наркотиков. А три года спустя уже 13 держав, в том числе и Россия, подписали документ, в котором значилось: «...Обязующиеся державы должны приложить все возможные усилия для осуществления контроля, в том числе и силового, всех лиц производящих, импортирующих, продающих, распространяющих, и экспортирующих морфий, кокаин и их производные, а также для учёта зданий, в которых эти лица содержат подобные производства и торговые места». Герой Конан Дойла очень вовремя бросил свою пагубную привычку: тёплый ламповый XIX век окончился.

И в Шанхае, и в Гааге определились два подхода к проблеме: запретить раз и навсегда (США); регулировать, постепенно сокращать оборот (остальные). Вторая точка  зрения и победила: к 1930-м годам большинство участников соглашения поставили под контроль торговлю наркотиками. Но готовыми. Тогда как оборот прекурсоров продолжал оставаться свободным. За него взялись уже после войны, а именно  в 1961-м, когда была подписана Единая Конвенция о наркотических средствах – основа нынешнего антинаркотического законодательства.

Нет, конвенция, а тем более единая – это прекрасно. Однако и в XX веке наркотики продолжили оставаться неконвенциональным средством ведения войны. Достаточно вспомнить, как стремительно росли площади, отдаваемые под посадки опийного мака в Афганистане.

Второй  момент – наркотики как поле битвы государства и невидимой руки рынка. Промежуток 1909-1961 годов разумно назвать периодом закручивания гаек. Однако в дальнейшем ряд государств постепенно капитулируют и признают неспособность эффективно противостоять наркотрафику. Обычное продолжение такой политики – декриминализация личного употребления (пресловутый Амстердам, лечение марихуаной и прочее).

Сто лет назад инъекционный кокаин выпускали крупнейшие фармакологические компании своего времени. В скором времени мы станем свидетелями того, как за декриминализацией и постепенной легализацией «лёгких наркотиков» начнётся укрупнение их производства под самыми благовидными предлогами (контроль качества, безопасность). И вполне легальные миллионы долларов прибыли на санкционированной наркоторговле.

***

Одна из причин такой повышенной терпимости – постепенное угасание функции государства в современном мире в сочетании с неумолимой логикой невидимой руки рынка: борьба с наркоторговлей приносит убытки, а наркоторговля – прибыль. Наркотики на самом деле уже даже вторичный признак, первичный – само ИГ как следствие кризиса государственности на Ближнем Востоке. Неудивительно, что в открывшееся «окно возможностей»  полезла всякая дрянь вроде рабо- и наркоторговли.

Хуже всего, что пока у одних кризис, у вторых – совсем наоборот. Слухи о том, что наркотрафик из Афганистана «крышует» ЦРУ (используя его как источник «налички» для собственных нужд) ходили давно и, похоже, небезосновательно. Слова министра Лаврова говорят о том, что ИГ успешно воспроизвело эту модель финансирования. Сокращение сбыта нанесло бы по этой схеме удар, однако развитые страны продолжают сами создавать для ИГ точки роста. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История международных отношений и дипломатии Экономическая история

0 Комментариев


Яндекс.Метрика