Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Двадцать восемь неизвестных

Озеро Велье - одно из живописнейших мест Новгородской области. Огромное тихое озеро, окруженное небольшими русскими деревнями, на десятки километров раскинулось в центре России. Дикие, пустынные песчаные пляжи, острова, заросшие сосновыми лесами, и тишина. Тишина, в которой хочется раствориться после шума и грохота города, тишина которую стесняются нарушать, по-моему, даже птицы - они не поют здесь, а как будто шепотом переговариваются между собой. Ровное зеркало воды - как скан неба, и чувствуешь здесь себя погружённым в небесную синь, находясь между двух небес: глубокого голубого сверху и его копией на воде. А когда скользишь по тихой глади воды на моторной лодке, хочется слиться с этой голубой далью и забыть обо всем, что тревожит и держит в бетонно-асфальтном, промозглом или раскаленном чреве города.


Именно здесь, в одной из деревень живет мой товарищ - командир поискового отряда «Находка» Александр Петрович Морзунов. Нет, он не местный, он житель Москвы, ученый, в прошлом успешный предприниматель, очень умный и глубокий человек. Что заставило его убежать от московской суеты и комфорта в эту забытую богом деревню, куда даже нет дорог, а добраться можно только на лодке, я не знаю. Но может именно этот полет между двух небес, когда за полчаса дороги можно полностью оценить свою жизнь и свои поступки в этой жизни, многое открывается совсем с другой стороны. Знаете, а ведь будущее именно за этими деревнями и озерами. И как бы мы не брыкались или город сожрет нас, превратив в своих бесчувственных рабов, или те, кому хватит души и воли, сбегут.


Вот Саше хватило! Оставив дела, дом и проблемы в Москве, он уехал сюда. И на протяжении нескольких лет руководит здесь поисковым отрядом, на собственные средства возвращает из небытия имена и судьбы павших солдат, воспитывая и поддерживая местную молодежь, даря им главное - смысл жизни и Память. Память о тех, кто остался лежать здесь, на берегах этого прекрасного озера, кто дал нам право лететь между голубых небес и мечтать, мечтать о мире и счастье на русском языке и по-русски, а не из-за зарешеченного окна подвала барского дома европейского хозяина. Да, именно так, и никак по-другому. И все эти визги о том, что нам надо было пустить немцев, несущих свободу и культуру, не держаться за блокированный Ленинград, не биться с упорством обреченных под Брестом, Могилевом, Вязьмой и Москвой, и жили бы сейчас как они... Все это – бред и предательство! Они – да, жили бы еще лучше, а вот мы стали бы их рабами и слугами, а многих из сторонников этой идеи, сидящих в теплых, огромных, богатых квартирах, не было бы и вовсе. Потому что родители и деды их сгинули бы в печах концлагерей и сожженных вместе с людьми сараях и церквях!


Это знали точно те, кто лежит на берегах этого озера и в тысячах других мест нашей огромной страны. Знали и верили, что мы - их потомки будем помнить о них и их подвиге! А мы? Всего через 70 лет мы позволяем себе усомниться в подвиге тех, кто отдал жизнь за свою Родину. Мы не вытерпели даже сотой доли тех лишений, которые испытало то поколение. Сидя в теплых кабинетах и квартирах, мы позволяем себе давать оценку их действиям и условиям, в которых они погибли, смеем разделять их смерти на героические и менее героические. Мы, в погоне за сенсацией и якобы в борьбе за чистоту истории, якобы развенчиваем мифы о их героической гибели.


Двадцать восемь Панфиловцев! Презентабельный дяденька, явно переживший в жизни огромное количество лишений и положивший здоровье на алтарь истории, со страниц разных изданий вещает о развенчании «мифа» о подвиге 28 Панфиловцев. Да Бог с ним, с дядечкой! Хотя я очень надеюсь на то, что там, в синеве неба, его душа встретится с их душами, и он будет держать ответ перед ними. Но меня убивает реакция всех подхвативших эту весть, всех просто смолчавших и прошедших мимо. Не было? Откройте общедоступную базу погибших и пропавших без вести ОБД «Мемориал», наберите там фамилии любого из 28 солдат и командиров! Что там написано в донесениях об этих людях? Погиб 16.11.1941 года! Сбежал? Сдался в плен? Ушел домой? Нет - погиб! Так что тогда с громко развенчанным мифом? Условия их гибели? Тогда другой вопрос. А немцы были в Москве? Да шиш! Подавились они, подавились их жизнями, кровью и, захлебнувшись их мужеством, встали у ворот Москвы! Так в чем сенсация, которую так долго смакуют потомки погибших, которых по-другому как предателями и назвать-то нельзя! Кто вы такие, чтобы давать оценку их подвигу? Что значат для меня те четыре бумажки, на основании которых вы заявляете, что подвига не было?


Знаете, в чем еще парадокс ситуации? На протяжении нескольких лет общественники из Санкт-Петербурга собрав 100 тысяч подписей жителей города и области требуют присвоить звание Героя России посмертно Зиновию Колобанову, уничтожившему в одном бою 23 немецких танка. И знаете, что официально ответило Министерство обороны РФ? Офицер был отмечен за этот подвиг наградой пусть и меньшего статута, считаем нецелесообразным изменять решения командования того периода. Точка! Все! Мнение 100 тысяч потомков побоку.


Я думал об этом здесь, на берегу озера Велье, потому что здесь Саша Морзунов рассказал мне о двадцати восьми неизвестных воинах. Здесь, в самом начале войны по единственному мосту через протоки уходила разбитая дивизия, преследуемая частями немецкой группы армий. Наши уходили – и не успевали переправить обозы и раненых. В боевых донесениях, которые в условиях окружения заполнялись довольно условно, сказано, что с целью прикрытия переправы и сдерживания наступающего противника необходимо «выделить взвод в количестве двадцать восемь человек». Его задача - сдержать наступление передовых частей противника на три часа и дать возможность переправить обозы и раненых, после чего мост взорвать. В следующем донесении сказано, что через ТРИ дня звуки выстрелов и взрывы гранат прекратились, взвод считать погибшим. Все! Ни имен, ни фамилий, ни званий - ничего! Три дня! Двадцать восемь солдат сдерживали группу армий! И ничего о них, только две бумаги! ТРИ дня, понимая, что больше уже ничего не будет только, пропасть и темнота, ТРИ дня, в перерывах между атаками смотреть на темнеющую в закате гладь озера, слушая обвалившуюся после грохота взрывов тишину. А так хочется мечтать о жизни и счастье, о любви и теплоте, понимать, что тебе осталась в лучшем случае ночь…


О чем думали они? Знаете, о чем? О нас, детях и внуках, о нас, как оказалось, зачастую, неблагодарных потомках. И о том, как мы приедем сюда, будем так же смотреть на летящие по небу белые облака и думать о них, думать и благодарить за жизнь...


Может, эти две бумажки в донесениях подвигли успешного бизнесмена Морзунова навсегда уехать сюда, чтобы посвятить себя их памяти и памяти тысяч других, чтобы здесь, глядя на спокойные воды озера в звенящей тишине, подаренной ими, думать о них. И представлять себе, какими они были, эти двадцать восемь неизвестных, думать и понимать, что пока хоть один человек на земле помнит о них, они живы, не без вести пропавшие. Их имена неизвестны, но известен подвиг!


Я и мои товарищи знаем сотни мест, где остались навеки те, чьи имена неизвестны. Так может пусть в подвиге двадцати восьми Панфиловцев, известных всей стране, а когда-то – и всему миру, живет память обо всех павших! А если мы будем стирать эту память, то что останется в нас – на радость врагам? Ничего, пустота в душах, в умах и сердцах. Пустота, которая никогда не почувствует красоты и никогда не сможет полететь между двух небес озера Велье!

0 Комментариев


Яндекс.Метрика