Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Отклик на проект "Советский Нюрнберг"

Публикуем письмо в Редакцию портала для автора проекта "Совтский Нюренберг" Дмитрия Асташкина.


"Здравствуйте, Дмитрий.


Пишу Вам, прочитав ваш призыв на «Эхе Москвы» и на сайте http://histrf.ru.


Первые 23 года своей жизни – с 1946 по 1969 – я прожил в большой ленинградской коммунальной квартире. В ней 7 жилых комнат, но есть ещё и восьмая – маленькая (8 кв. м) каморка с окном, выходящим на чёрный ход, т.е. в ней даже днём надо включать лампочку.


Последние 55 лет (как и до революции) она использовалась как кладовая, но с 1945 по 1960 г.г. эта клетушка была жилой. В 1945 г. в ней поселилась некая Катя, 1928 г.р., высокая, некрасивая, слегка горбатая женщина, работница одного из предприятий. В 1955 г. она вышла замуж, и в этой каморке появился её муж - Николай Андреевич Заручевский. Это был лысоватый человек лет 35, среднего роста и крепкого телосложения. Говорил он с акцентом, по-моему, характерным для выходцев с Западной Украины, т. е. твёрдо выговаривая «д» и «т». Смутно помню разговоры, что он освободился в 1955 г. по амнистии.


Моя мать, немолодая, абсолютно беспартийная женщина, много пострадавшая в жизни от Советской власти (запрет на поступление в ВУЗ в 20-х, высылка с «кировским потоком» в Оренбург в 1935 г.) и пережившая всю блокаду, сразу невзлюбила этого человека. Помню её слова: «Чувствую, редкая сволочь этот Заручевский». Фактов у неё не было, но интуиция, как показала жизнь, не подвела.


Через полгода в этой комнате появился и пёс Заручевского, по-моему, немецкая овчарка, а в течение следующих 3 лет – 2 дочки. Году в 1960-м Заручевским дали квартиру в «хрущёвках» в Московском районе.


А в 1962 г. на кухне взволнованная соседка сказала:


- Что я Вам расскажу…. Катю в трамвае встретила… Николая-то расстреляли! Оказалось, во время войны был карателем.



Мне всегда казалось, что она упомянула процесс в Брянске, но согласно Гуглу единственным подходящим процессом, где могли осудить Заручевского является Смоленский процесс над палачами Велижского гетто. Если это так, то именно там погибли все родственники моей тёщи, Т.И. Фрейдович - от детей до стариков.


Жизненный путь Заручевского, был, мне кажется, типичен для десятков тысяч ему подобных: во время войны служили немцам, отступили вместе с ними, в 1945 г. оказались в Советской зоне и без долгого разбирательства получили свои 10 (15, 25) лет, а в 1955 – также без долгого разбирательства – были амнистированы. И только при Хрущёве КГБ начало «копать» по карателям.



Понимаю, что никакой новой фактуры мой рассказ Вам не даст, но м.б. он будет небольшим «мазком» на картине Советского Нюрнберга, которую Вы пишете".


С уважением, Сергей Владимирович Карцов

0 Комментариев


Яндекс.Метрика