Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Виктор Гольцов

к.и.н., доцент

О КОНФЕРЕНЦИИ И КОЕ О ЧЁМ БОЛЬШЕМ

1 мая 2015 года исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося советского историка и мыслителя Михаила Абрамовича Барга. 21 мая исполнилось 24 года с того момента, как он ушел от нас. В промежутке между этими датами, 20-21 мая 2015 г. в Институте всеобщей истории РАН состоялась Международная научная конференция «Идея истории. Актуальные проблемы исторического познания», посвященная 100-летнему юбилею М.А. Барга.


 Организаторами конференции выступили Центр истории исторического знания ИВИ РАН (рук. М.С. Бобкова) и Отдел истории западноевропейского средневековья и раннего Нового времени ИВИ РАН (рук. П.Ю. Уваров). При этом нельзя не отметить, что основную работу по подготовке и проведению конференции выполнили ученики Михаила Абрамовича, бывшие в свое время его аспирантами, и, в первую очередь, Марина Станиславовна Бобкова, которой судьба уготовила участь быть последней аспиранткой М.А. Барга.


 Уже по тому, с какой тщательностью, с какой любовью, с какой благодарной памятью по отношению к своему Учителю была подготовлена и проведена эта конференция, можно сделать вывод, что Михаил Абрамович Барг был счастливым человеком. Он воспитал целое поколение ученых, которые бережно сохраняют память о нем и продолжают его научные традиции. Свидетельством тому – минувшая конференция.


 Организаторы конференции, на мой взгляд, очень умело подошли к определению ее формата и к составлению программы. Они не стали проводить широкую рассылку приглашений и не стремились установить рекорд численности участников. В конференции участвовал 21 докладчик (не считая гостей). Организаторы не стали делать традиционное пленарное заседание и заседания секций, ибо хотели, чтобы все участники конференции выслушали всех выступающих. Поэтому все заседания были пленарными. В результате чего и докладчики, и гости переходили от одной грани барговской мысли к другой, что было весьма интересным и продуктивным. Доклады шли в режиме нон-стоп, но зато в конце каждого заседания участники могли и задать вопросы друг другу, и поспорить.


 Первое заседание конференции, открывшейся вступительным словом академика А.О. Чубарьяна, как и второе, были посвящены анализу творчества Барга. Запомнились доклады М.В. Винокуровой «Михаил Абрамович Барг: многогранность таланта», Л.П. Репиной «Категории исторической науки и “глобальная история человечества” М.А. Барга», М.С. Бобковой «Понятие историописание в трудах М.А. Барга и современная история исторического знания», А. Буллера (ФРГ) «Понятие “историзм” в исторической концепции М.А. Барга и в немецкой историографии: сравнительный анализ».


 Примечательно, что уже в программу первого дня были поставлены доклады, по выражению И.М. Савельевой, «не соотносящиеся напрямую с текстами М.А. Барга, но соотносящиеся с тем, о чем он бы, возможно, думал сейчас» Таким образом, участники конференции не только анализировали идеи Барга, но и пытались развить в меру своих сил те научные импульсы, которые были заложены в его интеллектуальном наследии. К таким докладам, прозвучавшим в первый день, можно отнести доклад уже упомянутого автора на тему «Стала ли история социальной наукой». Эта тенденция была продолжена и на следующий день работы конференции.


 На конференцию поступило достаточно много заявок с локальными, но весьма интересными темами по истории средневековья и раннего Нового времени.  Организаторы конференции, составляя программу, умело выстроили из этой, говоря образно, «смальты» интересную мозаику, даже две, посвященные истории исторического знания и Английской революции середины XVII века. Сначала предполагалось сделать из этих докладов две подсекции, но затем участники конференции решили слушать эти доклады все вместе, пусть и ценой некоторого сокращения регламента. Это позволило докладчикам и гостям конференции познакомиться с широким кругом сюжетов, интересовавших в свое время М.А. Барга и продолжающих интересовать научную общественность.


 Последнее, четвертое заседание, было посвящено теоретическим проблемам (проблеме понимания в исторической науке, проблеме объективности истории в историческом измерении, историческим теориям среднего уровня). И хотя эти доклады, как и упомянутый выше доклад И.М. Савельевой, не соотносились напрямую с текстами М.А. Барга, но, учитывая его внимание к теории истории, в контексте конференции были уместны и вызвали интерес присутствующих.


 Разумеется, конференция не могла не породить противоположных мнений, дискуссий и, как следствие – новых интересных идей. И в этом тоже ее значение.


 Но, на мой взгляд, главное в прошедшей конференции даже не ее содержательная сторона, а тот особый дух, та человеческая, эмоциональная, волнующая компонента, которая сопровождала весь ход ее работы. На первый взгляд это понятно, ведь конференция была посвящена юбилею известного ученого, на конференции присутствовал сын М.А. Барга – Александр Михайлович Барг, было много гостей, не выступавших с докладами, но делившихся своими впечатлениями о работе с М.А. Баргом. Участники конференции в заключение первого дня работы возложили цветы на могилу М.А. Барга на Востряковском кладбище. Все это не могло не тронуть.


 И все-таки дело не только в этом. На конференциях, связанных с тем или иным юбилеем очень легко впасть в «хрестоматийный глянец». Здесь этого не было. Почему? На мой взгляд, потому, что тот тон, который задали ученики М.А. Барга, отличался искренностью, и вместе с тем, интеллигентной сдержанностью сильных чувств. Этому, без сомнения, они научились у своего научного руководителя. И когда Марина Владимировна Винокурова представила перед участниками конференции широкий круг научных интересов Михаила Абрамовича, она затронула и личностные качества своего наставника. И говорила она так, что мурашки бежали по коже, хотя в ее речи не было ни эмоционального нажима, ни аффектации. Тихо, спокойно, штрихами. Но из этих штрихов вырисовывался образ ученого, мыслителя, интеллигента и, пожалуй, аристократа, человека, любящего жизнь, веселого и ироничного, уважительно относящегося к своим ученикам, к которому всегда можно было обратиться с любым вопросом, и который сам удивлял их неожиданными вопросами. И, думаю, что не только у меня остался образ Михаила Абрамовича, идущего в майский день в районе здания президиума РАН под цветущими каштанами. Как оказалось, идущего в вечность…


 Да простит мне Марина Станиславовна Бобкова за то, что я поведаю о таком эпизоде. За несколько дней до конференции я позвонил ей по поводу небольшого организационного вопроса. Вопрос был решен очень быстро, но я не удержался и спросил: как проходит подготовка к конференции? Марина Станиславовна честно ответила, что волнуется. В ответ я сказал, что конференция просто не может пройти неудачно, потому что ее делают люди, для которых она – моральный долг. Которые реализуют долг ученика перед Учителем. Настоящего перед Прошлым, выполняя тем самым ни много ни мало − моральную функцию истории. У них просто не может получиться плохо.


 Так и вышло. И еще одно обстоятельство, которое нельзя не отметить. Уважаемые коллеги, читающие мой пост, вспомните, часто ли бывало у вас (за исключением ситуации, когда большинство участников конференции – ваши хорошие знакомые), когда вам удавалось поговорить с коллегами о многом вне профессии - о личном, о семейном, о детях-внуках, о повседневных заботах? Удивительно, но на нашей конференции (как приятно писать – на нашей) это было. Мы говорили друг другу то, что можно сказать только близкому, настроенному на одну и ту же душевную волну человеку. Получается, что это была встреча людей, объединенных не только профессией, но и чем-то бо′льшим. И я очень благодарен организаторам за то, что им удалось собрать такой коллектив симпатичных людей, многие из которых открылись для меня с неожиданной и очень приятной стороны. Это удивительно и это здорово!


 Конференция закончилась. Разъехались участники, увезя с собой, наряду с интеллектуальным багажом, портрет М.А. Барга на программе – чуть улыбающегося и чуть ироничного. Уехал Александр Михайлович Барг, узнавший, что в России работы его отца изучают не только студенты-историки, но и студенты других специальностей, изучающих историю как общеобразовательную дисциплину, а в профессиональном сообществе идеи его отца продолжают вызывать интерес и споры. Узнав это, он сказал, что о такой судьбе может только мечтать профессионал и мужчина И с этим нельзя не согласиться.


 По приезду с конференции мой взрослый сын спросил меня: как она прошла. Я рассказал примерно то, что написал, возможно, несколько эмоциональнее. Сын, не будучи историком, но будучи педантичным и скрупулезным человеком, полез в интернет и к книжным стеллажам – хоть как-то восполнять пробелы своих знаний о Барге. При этом он попросил меня оставить ему программу конференции. Через несколько дней я спросил его: «Программа не нужна? Мне забрать?» − «Нет», − довольно категорично ответили мне.


 А что – я не против. Даже рад. Тоже результат.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика