Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Ярослав Вишняков

к.и.н. доцент

Памятник русским военнопленным в Петроварадине

Памятник русским военнопленным в Петроварадине


Автор: Татьяна Маркович (г. Нови Сад, Сербия)


 


«Брала русская бригада Галицийские поля, 


И достались мне в награду два железных костыля. 


Карпатские вершины


Далекий край орлов.


Глубокие долины,


 Могилы удальцов»


 


Судьба военнопленных Первой мировой войны, размещенных в австро-венгерских концентрационных лагерях на территории Воеводины в Сербии,  мало известна и практически не изучена. Эти лагеря располагались в тех местах бывшей Монархии, где не велось никаких военных действий, и где требовалась рабочая сила. Одним из таких мест стала столица сегодняшней Воеводины – город Нови Сад.


Напомним, что тогдашние Воеводство Сербии и Тамишки Банат, с момента провала Венгерского восстания 1860 г., находились в составе Венгрии, а Срем был частью автономной бановины Славонии, которые входили в состав Австро-венгерской монархии. Такое положение сохранялось вплоть до поражения Австро-Венгрии в Первой мировой войне. В конце 1918 года Народное вече в Нови Саде провозгласило объединение Бачки, Баната и Баранье с Сербией. Вскоре такое же  решение приняли представители Срема. \


Анализ документов архивов Сербии позволяет с уверенностью заключить, что с 1915 по 1918 гг. в лагерях Воеводины содержались исключительно  сербские и русские пленные солдаты, и лишь во второй половине 1918 года сюда было переведено небольшое число итальянских военнопленных.


Условия жизни русских пленных солдат были крайне тяжелыми. Скудное питание, тяжелый физический труд, издевательства лагерной администрации стали для них повседневной реальностью.  Распространенным явлением были эпидемии заразных болезней, больше всего туберкулеза и тифа. Но, несмотря на это, русские воины и здесь показывали примеры мужества и героизма. Рискуя жизнями, они организовывали саботаж сельскохозяйственных работ, где производились продукты для австрийско-венгерской армии, поджигали поля с пшеницей, отказывались погружать и транспортировать боеприпасы предназначенные для сербского фронта, с помощью православной части местных жителей организовывали побеги из лагерей и т.д. Из-за этого пленные часто приговаривались к расстрелу.


Исходя из материалов австрийских архивов можно заключить, что учетная документация велась только в тех лагерях, где находилось более 200 военнопленных. Однако значительное число пленных русских солдат работало поодиночке или небольшими группами там, где это было необходимо, а потому не были внесены в общие списки военнопленных. К сожалению, можно предположить, что были и такие, кто умер где-нибудь на работах в полях  Панонской низины, а об их судьбах так никто и не узнал . В русских военных списках рядом с их именами указывается: пропал без вести!


Австро-венгерская военная документация, которая  велась в Воеводине в годы Первой мировой войны,  была частично уничтожена непосредственно перед её окончанием,  а частью перевезена  в Вену и Будапешт. То немногое, что было сохранено после присоединения Воеводины к Королевству Сербов, Хорватов и Словенцев, пострадало уже во время Второй мировой войны, когда немецкие, венгерские и хорватские фашисты проводили систематическое уничтожение государственных, военных и церковных архивов. Часть документов  сохранилась архивах Российской Федерации, из которых особый интерес вызывает информация, относящаяся к работе в австро-венгерских лагерях русских сестер милосердия, которые в сопровождении представителей Красного креста Дании, как могли помогали своим братьям. На рождество 7 января 1916 года эти мужественные женщины посетили лагеря в Нови Саде и Петроварадине, а также и петроварадинскую Военную больницу.


Концентрационный лагерь в Петроварадине принадлежал округу Срем, автономной бановине Славонии. Исходя из учетных записей Матицы военного священства больницы крепости Петроварадина с 1914 по 1918 гг. (II том), в этом учреждении умерло всего 99 русских, в основном пленных с Галицинского фронта. Из этого числа 96 похоронены на петроварадинском Военном кладбище, двое на кладбище на территории цементной фабрики в Беочине, и один на Еврейском кладбище в Нови Саде.


Первое время русских солдат на петроварадинском кладбище хоронили поодиночке. Над их могилами устанавливали обычный крест с жестяной пластинкой с выдавленным на ней номером. Учет умерших и похороненных  был неточным, часто пластинка с номером отсутствовала, но при этом всегда учитывалась конфессиональная принадлежность погибшего.


В 1919 году в Нови Сад прибыла первая волна беженцев из объятой гражданской войной России. В то время королевство СХС казалось им новым надежным прибежищем. Конечно же они встретились со своими соотечественниками  - бывшими военнопленными, оставшимися жить на территории Петроварадина – пригорода Нови Сада. Причем наиболее значительная колония бывших русских военнопленных образовалась в ближайшем городке Беочин, где они работали чернорабочими на местном цементном заводе.  


В 1929 году по инициативе русской колонии в Нови Саде и Матицы Русской похороненные на петроварадинском Военном кладбище русские солдаты были эксгумированы и перенесены во временную, еще не обнесенную стеной общую могилу. Вероятно тогда же возникла идея построить в Нови Саде русскую Церковь с криптой для всех погибших русских военнопленных на территории Воеводины, число которых в общей сложности было более 200 человек. Получить необходимые деньги,  разрешение на строительство и подготовить проект удалось только к 1940 году. Начало Второй мировой войны помешало реализации этой идеи. Над общей могилой в Петроварадине был установлен памятник, созданный по эскизу известного военного архитектора Юрия Шретера. Такой же памятник был поставлен и на успенском кладбище в г. Нови Сад, где было похоронено еще 66 военнопленных. К сожалению, до сих пор никак не обозначены могилы еще 42 русских солдат на Католическом кладбище в Нови Саде.


Интересно, что первая перепись военнопленных похороненных в Петроварадине была проведена еще в двадцатых годах прошлого века  профессором истории и латинского языка новосадской женской гимназии Дмитрием Васильевичем Скрынченко, бывшего до 1941 года председателем новосадского отделения Матицы Русской. В ходе начавшейся Второй мировой войны эти списки были утеряны и скорей всего утрачены навсегда, но удивительным образом найденные документы больницы петроварадинской крепости на немецком и венгерском языках, помогли восстановить имена русских солдат.


Памятник военнопленным в Петроварадине был освящён митрополитом Антонием (Храповицким) 13 октября 1929 года. Сегодня этот монумент, сохраняющий память о 95 погибших русских солдатах, практически разрушен. Причем примерно в пятидесяти шагах от него возвышается великолепный памятник похороненным здесь же австро-венгерским солдатам, заботливо восстановленный на деньги австрийского правительства. Постепенно приходят в запустение русские могилы и установленный в память русских пленных крест и на успенском кладбище в Нови Саде. 


 


 



 


 


 

0 Комментариев


Яндекс.Метрика