Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Внуки

Новгородский лес, испещренный болотами и хлябями, знает большинство поисковиков.  Вся страна знает Мясной Бор и 2-ую Ударную армию, костями своих бойцов усеявшую эти топи из-за предателя генерала Власова, многие знают Николая Орлова и его Долину, которые многие годы проводили поисковые работы в этих легендарных местах. Интересно: подвиг, трагедия, предательство, благодарность и память - все в одном месте, все в одной истории, истории гибели 2- й Ударной Армии.


Но мы приехали работать не в Мясной Бор, а в Демянск, на незаслуженно обойденный вниманием историков Северо-Западный фронт. Сейчас мы с ребятами из Долины, здесь, в деревне Кневицы Демянского района Новгородской области.


Новгородские леса для меня особые, почему-то помню и чувствую их по-особому. Может трагедия, разыгравшаяся здесь 74 года назад, влияет, а может, я сам себе все это придумал. Я не знаю, как это объяснить, но чувствую живой лес, его характер. Лес, где прошла война имеет свой характер, во всяком случае для меня. Новгородский лес - он как леший: суровый, молчаливый, страшный и мрачный, его предали уже раз, когда не стали убирать павших, когда в 90-е тысячи мародеров со всей страны грабили его усопших. Он оживал, когда приезжали тысячи комсомольцев-следопытов, когда Орлята проходили его тропами, а сейчас он на стороже. Он не доверяется посторонним, его надо понять и заслужить его уважение, как заслужил его Саша Орлов, который с детства вместе с отцом отдавал дань павшим солдатам, как Серега Длинный, крюком выуживающий из воронки солдатский медальон, как Саша Морзунов, который по крошечному обломку растащенного металлистами мотора самолета восстанавливает судьбу погибшего пилота, как другие Долиновцы, отдающие дань памяти душам солдат, оставшихся в этих лесах. Я новичок здесь, но я хочу стать своим для этого леса, хочу вернуть хоть одного из тех, кто остался в этих страшных местах.


Три километра от деревни, болото. Сколько я уже видел их, этих болот, и каждое из них скрывает свою тайну. В этом ребята из отряда «Находка» под руководством Саши Морзунова, нашли советский самолет Пе-2, погибший в июне 1942. Три члена экипажа числились пропавшим без вести. Смотрю на фотографии молодых ребят... Их трое - командир Володя Пархоменко - 22 года, штурман Иван Матулин - 24 года, стрелок-радист Арсений Чехонин - 26 лет. Старшему 26 лет.... Яма, искореженные куски железа, обрывки снаряжения, каблук сапога, черная как бездна болотная вода, всхлипы трясины, отдающей то, что она хранила 74 года.


Рядом с нами на протяжении 10 дней в этом болоте Игорь Чехонин - внук того самого Арсения, старшего из троих молодых ребят, которых война и чья-то черная воля бросила в эту болотную бездну, сорвала с неба и кинула, как думалось, в эту черную трясину безвестия навсегда. А ведь нет, не получилось. Ведь рядом со мной и с другими ребятам десять дней на болоте Игорь Чехонин, который сам нас нашел! Который помнил и искал своего пропавшего 74 года назад деда! Значит, не вышло у кого-то закинуть их души в безвестие. значит живы их души пока мы помним о них!


Захват уходит в трясину, вздох болота, которое сожалеет о том, что отдает. В захвате - покореженный люк через который молодые парни с шутками или с суровой думой заходили в свою боевую машину.... 22, 24, 26... Ведь они смеялись, радовались жизни, думали о семьях и своих детях, грусть в таком возрасте редкость.... Отмываем люк, стрелянные гильзы ШКАСА, вели бой.... Тишина над болотом, все смотрят на люк, на стрелянные гильзы, и каждый думает о них... Скрип лебедки, скрежет захвата, стон болота, в болотной тине появляется обгорелый до тонкости фольги пулемет ШКАС. Это именно тот пулемет, из которого 74 года назад вел огонь дед Игоря! Отмыли, а в патронниках разорванные огнем патроны. Бережно передаем Игорю. Я смотрел в его глаза и представлял, что может чувствовать человек, держа в руках оружие, из которого 74 года назад вел огонь по врагу его дед, и он первый из живых людей держит его в руках, первый после него... Буря эмоций в глазах этого простого 53-летнего взрослого мужика, хорошего, честного, достойного своего деда... Это его личное... Пусть постоит, это не для всех.


Мой дед-летчик говорил: «У моих друзей нет могил, их могила небо». Есть, дед, есть и мы их найдем... Найдем чтобы прийти поклониться, чтобы тебе там, в синем небе, было не стыдно за меня перед своими вечно молодыми друзьями...


Я часто думаю, зачем мы это делаем. Теперь знаю точно, зачем это делаю я. Мой дед отстоял для меня эту страну, мой отец восстанавливал эту страну, служил ей, чтобы я мог спокойно расти и учиться. Они воевали, строили. работали и служили, ведь Днепрогэс, Берлин, БАМ, космос - это их. А что же мы? Поколение 60-80-х, чем мы можем запомниться? Что о нас скажут наши внуки? Что мы сделали для страны, для мира? Дикий капитализм? Счета в банках, машины, квартиры? Мелковато как-то. Я понял, что наша миссия, во всяком случае моя, - хотя бы сохранить и передать память о них. Об их величии и подвиге, их трагедии... И тогда может кто-то в будущем упомянет и о нас - как о хранителях памяти...


Последний день работы. Солнце, голубое небо над болотом, алая, как капли крови на кочках, брусника и алая пирамидка памятника с именами тех ребят -трех русских парней - посреди изумрудного покрывала мха. А в голубой бескрайней небесной дали звенит тишина. Тишина новгородского леса, который стал родным для Игоря Чехонина и для меня. Теперь у троих летчиков, троих друзей есть могила, и мой дед оттуда сверху, из синевы неба, одобряюще смотрит на меня...

0 Комментариев


Яндекс.Метрика