Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Повесть о Настоящих Людях

Граница Тверской и Новгородской области, деревня, где живут пять человек и стоят девять домов. А до войны их было 65… Лес, как с конфетной обертки: бурелом и непроходимая чаща, самое сухое место – на краю болота, где даже при раскаленной докрасна печке стоит вода; непролазная грязь днем и мороз ночью – это поисковая экспедиция по подъёму погибшего здесь в период Великой Отечественной войны. Где-то здесь полз, умирая от голода, с обмороженными ногами Герой Советского союза, лётчик А. Маресьев. Есть определенная доля вероятности, что мы идём к его машине.


Три дня идем до места лагеря с бензопилами, квадроциклами, на гусеничном тягаче;  десять человек с продовольствием и тёплыми вещами. Трудно, но знаешь, что не один, что помогут, а если что, вывезут, и ждут тёплая ванна и постель. Установили лагерь, рубимся к месту падения… Прямо у лагеря место ещё одной катастрофы, ещё одного подвига, и ещё одна загадка. Вышли на обломки самолёта Ил-2. Кто был в его кабине? Как погиб самолёт? Что стало с экипажем? Мы стоим у обломков некогда грозной машины, 10 человек, грязные и уставшие, но за этим мы и пришли сюда: пришли, чтобы помнить и дать возможность помнить другим.


Покорёженные детали центроплана, как белые кости, торчат из торфа, дюралевые шпангоуты и куски обшивки… Десять пар глаз, слёз нет – это мужчины, нет места слезам – есть осознание того, что дошли и нашли; бережно, словно с останков человека, ребята убирают с обломков стволы поваленных деревьев, дёрн и мох; изодранные взрывом крылья, всё, что осталось от штурмовика – бережно в тягач и на свет, к людям, к тем, кто теперь будет хранить это национальное достояние в музее, к тем, кто узнает историю людей и машины и сохранит её историю для потомков. И дальше,  дальше к центру болота, туда, где ждёт ещё одна тайна, ещё одна судьба.


Лагерь поставили, заболевшие – а такие появились, что немудрено -  остаются в лагере ждать, встречать и кормить. А тягач с группой ломит дальше.


Вот оно, болото… Зыбко…


Иногда со страхом осознаешь, что пот тобой нет ничего, кроме метра торфяной болотной подушки, а каждая лужица – это окно в никуда, не имеющее дна. Болотные кочки покрыты клюквой, и гробовая тишина…


Точка – затянувшаяся вровень с болотом небольшая воронка, сверху лежат мелкие фрагменты дельтадревесины и дюраля. 75 лет назад здесь с рёвом и грохотом с неба, объятый пламенем, упал советский самолёт, лишь на секунду нарушив вековую тишину. Он погиб в бою, на дюрале следы пожара и пулевые пробоины… Что там на дне? Чью судьбу скрывает болото?


Ночью в лагере тихо, только молотит генератор, люди вымотались и спят. Выйдя из палатки, отхожу в лес и думаю… Только здесь, в этих дебрях, можно попробовать до конца осознать весь подвиг Настоящего Человека, Алексея Маресьева. Как он с отмороженными ногами, оставшись совсем один, полз к своим… Что думал, глядя на эти холодные звёзды? Что, кроме адского холода, чувствовал? Что мерещилось ему в жару гангрены? Ведь тут даже в здравом уме может привидеться что угодно… Но ведь шёл и полз – к своим, к своему небу, к мечте жить и бить врага, к мести: за себя, свою боевую машину, свою Родину… И дошёл!!! Дошёл уже не здесь. Дошёл потом, надев протезы и сев в кабину истребителя, сбив свой первый после ранения самолёт врага. Что помогло ему? Вот, о чём я думал, сидя на поваленном дереве и глядя на холодные селигерские звёзды. Ведь даже самый сильный человек в одиночку может только доползти до своих. А дальше? А дальше ему помогли друзья, неравнодушные люди, государство не бросило и помогло человеку дойти до своей цели, чтобы потом он помог своей стране бить врага. А сейчас смог бы он это сделать? Помогли бы ему так же, не прошли бы мимо, отмахнувшись, как от назойливой мухи? Кто помнит сейчас этот подвиг?  Кто понимает, в чём он, этот подвиг?  Мы должны и обязаны напомнить об этом… Вот в чем наша цель. Искоренить равнодушие, убить эгоизм и черствость – вот самая важная цель этой экспедиции. Чтобы потом не бросили, не прошли мимо.


А утром тягач, морозный ветер в лицо и яма с водой.


На глубине четырёх метров, после того, как не осталось надежд и сил, крупные куски фюзеляжа, органов управления, тяги, провода и, главное,  куски двигателя, разорванного страшной силой взрыва… Пробитый пулями бак, который еще хранит запах авиационного бензина, того бензина, который, как кровь, питал сердце боевой машины в том последнем бою, и номер - шесть цифр на куске железа, за которыми судьба, судьба человека, который управлял этим стальным сердцем, который своей волей к победе вёл этот самолёт в бой с врагом…


Какие чувства испытывали мы, стоя по пояс в ледяной воде? Что думали Ваня, Иваныч, два Серёги, Жора, извлекая из торфяной жижи эти материальные свидетельства той героической эпохи? Трепет. Трепет чувствовали мы все, трепет до замирания дыхания, ведь мы своими руками раскрываем тайну истории, и всё это не зря! Не зря мёрзли и тонули в воде, не зря Андрей, водитель ГТС, изо дня в день рвал свое сердце и сердце своего вездехода… Теперь всё не зря. И мы знаем, что это не машина Маресьева, и знаете, я рад… Ведь она впереди, и впереди еще много неизвестных судеб. И всё это посвящено памяти, памяти о них о всех: известных и неизвестных Настоящих Людях!


И сегодня приехавшие на подъём журналисты рассказали нам, не имеющим ни радио, ни связи, о подло сбитом над Сирией нашем бомбардировщике и  о его подло, по-фашистски, убитом лётчике, спускавшемся на парашюте… В сердце тишина, тишина у ямы, где мы только что нашли напоминание о той войне, а вот о себе напомнила новая, новая страшная война, с такими же целями и такими же методами…. Жалость? Нет!!! Злоба, лютая злоба за тех павших 70 лет назад, за лётчика Су-24 в Сирии, злоба на тех, кто подл и труслив, жаден и туп, раз не понимает, к чему может привести война. И здесь, у ямы, глядя на изодранные обломки самолёта той войны, я поклялся помнить о всех Героях: о лётчике Алексее Маресьеве, его павших товарищах и об Олеге Пешкове, который смертью своей поставил себя с ними в один строй! И не забыть! Не забыть ни подвига, ни подлости, ни трусости, ни предательства. И вы не забудьте. Не будьте холодными и равнодушными, не проходите мимо людей, которым нужна ваша помощь, не прощайте подлости и предательства, тем самым поощряя его… Иначе не будет ничего, и когда-нибудь пройдут и мимо вашего горя, и глупо будет просить и осуждать!

0 Комментариев


Яндекс.Метрика