Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Обычай войны

Добивали ли русские и немцы сбитых вражеских летчиков, спускавшихся на парашютах? Война – это не Олимпиада. В ходе боя, когда ожесточение достигает крайнего предела, возможно всякое. Вот и в «А зори здесь тихие» старшина пытался остановить зенитчицу – да не успел. Благородство в любой момент может уступить место ненависти. Но любой случай проявления гуманизма в ТОЙ войне, при ТОМ ожесточении заслуживает внимания…


У нас нет свидетельств, чтобы в советской или немецкой военной авиации были специальные инструкции относительно сбитых пилотов противника. С началом войны и у немцев, и у нас сбивали сотни и тысячи летчиков, и многие из них либо возвращались в свои части (если сбит на своей территории), либо попадали в плен. Лучший немецкий асс Э. Хартман в 1943 г. приземлился на поврежденном самолете на советской территории, был взят в плен, но сумел бежать. В советский лагерь он попал только в 1945 г.


Другими словами, можно сказать, что определенные законы и обычаи войны, гласящие, что нельзя добивать сбитого летчика, выпрыгнувшего на парашюте, в какой-то мере соблюдались на Восточном фронте. Но не всегда и не повсеместно. В период особенно кровопролитных боев имели место факты, когда выпрыгнувших из подбитого самолета пилотов добивали в воздухе или на земле. В парашютиста не только стреляли, но и пытались подрезать стропы крыльями. Так было в период боев за Ржев и на Дону (1942 год), на Кубани (1943 год) и др. Немцы боялись и болезненно относились к нашим воздушным таранам и часто добивали нашего летчика в воздухе, который ранее протаранил германскую машину. Так было со ст. лейтенантом М.Д. Барановым (имевшим 24 победы), который в августе 1942 г. таранил немецкий истребитель и выбросился затем на парашюте. Германские пилоты обстреливали его, но, к счастью, в тот момент убить не смогли.


Есть факты, говорящие, что наших пилотов на парашютах добивали и в конце войны, когда за штурвалы немецких самолетов сели молодые летчики, воспитанные целиком в нацистском духе. Вместе с их армией для молодых нацистов рушился и весь мир, и они хотели унести в могилу вместе с собой как можно больше советских людей.


Наши пилоты также в отдельных случаях добивали немецких парашютистов, но, как правило, в ответ на ранее свершившееся подобное действие со стороны германских пилотов.


Однако если советская пропаганда подчеркивала, что с противником, попавшим в плен нужно обращаться хорошо, то немцев запугивали, что русские добивают всех пленных (в том числе достреливают в воздухе). Об этом факте запугивания со стороны нацистской пропаганды говорят многочисленные показания германских военнослужащих (в т.ч. числе летчиков), оказавшихся в советском плену.


Отдельно стоит сказать о поведении летчиков западных союзников. Факты показывают, что они с бОльшим удовольствием, чем кто-либо, добивали в 1944-1945 гг. немецких летчиков, спускавшихся на парашюте (об этом свидетельствуют немецкие ветераны). В этом деле отличались, прежде всего, американцы. Почему? Очевидно, в первую очередь, из-за рационализма. Сбитые в воздухе немцы спускались, как правило, на свою территорию, а значит, через несколько часов вновь могли встать в строй и сбивать американские «летающие крепости». Следовательно – надо добивать, чтобы вновь не встречаться с истребителями противника.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика