Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Талергоф. Трагедия русинов

Начинаю публиковать выдержки из коллективной монографии (авторы К.В. Шевченко, Е.Л. Кривочуприн, Д.А. Ахременко), посвящённой трагедии закарпатского народа - русинов, и той роли, которую сыграли украинофилы в этой трагедии. Итак, начнём...


Происхождение русинов. Начало галицко-русского движения


         Народ, называемый русинами, имеет древнюю историю. Изначально так называлось население Древней Руси. Термин «русин» является производным от названия государства восточных славян – Руси. Жители Руси именуются русинами и в международных договорах (например, с византийцами, 912 и 945 гг.). На протяжении нескольких столетий этот термин сохранялся на территориях, некогда входивших в состав единого Древнерусского государства и после его феодальной раздробленности. А к середине XIX в. этноним русин стал применять в отношении жителей Карпатской Руси, в то время входившей в состав Австро-Венгрии, а также населения севера Бессарабии и Холмщины. По этнокультурному признаку русины разделились на бойков, гуцул, лемков, подолян и др. Постепенно власти Австро-Венгрии начали ущемлять русинов в правах этно-культурной автономии. В результате зародило сь галицко-русское (русинское) движение, которое в отечественной историографии часто называют русофильским движением.    


Галицко-русское движение, некогда доминировавшее на территории, где сейчас господствует украинский национализм, представляет собой малоизвестную страницу не только на нынешней Украине, где эти «неудобные» для украинской политической элиты сюжеты являются табу и откровенно замалчиваются, но и в России, а также в других странах, включая и те, которые определяют современную мировую политику.


Движение русофилов играло немаловажную роль в политической и общественной жизни в этих регионах Австро-Венгрии. Однако репрессии австро-венгерских властей против русофилов в Галиции в начале 80-х годов XIX столетия и последовавшая за этим активизация украинофильского движения привели к тому, что русофилы постепенно начинают переезжать в Россию. Наблюдается и обратный процесс: российские украинофилы переезжают в империю Габсбургов. Влияние русофильского движения у русинов начинает постепенно угасать. В связи с этим русофилы вынуждены были искать союзников, которыми порой становились и польские национал-демократы, и местная консервативная польская администрация, как это было, например, на выборах в 1907 – 1908 гг. (Коваль 2007:35).


Следует также отметить, что национальный вопрос в регионах современной Западной Украины не везде был одинаково острым. На рубеже XIX и XX столетий в Буковине сложилась политическая система, которая способствовала гармоничному сосуществованию между различными этническими общностями. Это положение правительство Габсбургов закрепило законодательно в 1911 году. Согласно избирательного закона 1911 года каждой национальной общине было обеспечено пропорциональное представительство в местных органах власти.


Противоположная ситуация сложилась в Закарпатье, где самобытности русинов серьезно угрожала политика мадьяризации. Так, в 1908 году существовавшие до этого русинские школы были закрыты, оставались лишь образовательные учреждения с двуязычным обучением.


Однако,  русинская интеллигенция, из которой впоследствии и выросли украинские националисты, видя политику балансировки в национальном вопросе Габсбургов, не упустила возможности этим воспользоваться и сделала монархию Габсбургов своим гласным и негласным покровителем в идеи создания независимого украинского государства.


Что стало предпосылками и причинами возникновения такого феномена, как украинское национальное движение? Каковы его формы, характер и сущность? Когда зародилось движение украинофилов, способствовала ли этому политическая обстановка на территории двух империй, в состав которых входила современная Украина – России и Австро-Венгрии? 


Зародило сь украинское национальное движение ещё в 40-х годах XIX  столетия на территории Российской империи и в то время именовалось малороссийским национальным движением, связано это было с тем, что современные украинские земли, входившие в состав Российской империи, назывались малороссийскими губерниями. Появление такого явления, как «украинофильство» именно в этот исторический период объясняется, по мнению современного российского историка О.Б. Неменского, тем, что в первой половине XIX столетия уже сформировалась единая русская культура, созданная выходцами из Малороссии. Эти авторы боролись за право иметь свою, местную культуру, но, тем не менее, считали себя и свой народ русскими, называя Московскую Русь государствообразующей (Неменский 2011:79). Это желание местной, южной культуры Российской империи занять достойное место в общерусской культуре и породило  такое явление, как украинофильство.


Первая половина XIX столетия стала эпохой создания ряда произведений, описывающих историю Малороссии. Данные публикации были призваны познакомить широкую общественность с доселе неизвестными фактами из истории южных соотечественников и напомнить верхушке государственной власти Российской империи о правах на автономию малоросского дворянства, «имеющего казацкие корни» (Неменский 2011:79). Своеобразной библией южнороссийского национального движения стала книга «История Русов, или Малой России».


По поводу авторства книги историки не перестают спорить. В первой половине XIX века автором считали архиепископ Могилевский, Мстиславский и Оршанский Георгий Конисский. Другие исследователи приписывали авторство ученику Г. Конисского Григорию Полетике, бывшему в то время переводчиком в Академии наук и в Синоде. 


Но большую важность в книге занимает не её авторство, а тот факт, что это жанр этого произведения, который можно назвать в большей степени идеологическим, нежели научным. Оно оказало огромное воздействие на национальное самосознание жителей Южной России и на зарождающееся движение украинофилов. Однако при изучении текста данной книги читатель приходит к выводу, что автор хотел показать не то, что украинцы – это особая нация, отличная от русских, а лишь то, что Украина занимает значимое место в истории и культуре Русской земли (История Русов, или Малой России 1846).


Важным фактором, подтолкнувшим зарождение украинофильства, стала политическая система, которая сложилась в Российской империи во времена Николая I. Укрепление самодержавия, появление Третьего отделения Собственной Его Императорского величества канцелярии, которое пыталось контролировать практически все сферы общественной жизни, с одной стороны, и проникновение республиканских идей с Запада, с другой стороны – стали важными факторами борьбы за самоидентификацию малороссов и установление республиканской формы правления.


Важную роль сыграл и внешний фактор зарождения украинской национальной идеи. В первой половине позапрошлого столетия земли современной Украины стали предметом спора между Российской империей и Польшей. Поляки считали, что земли, занятые русскими в результате разделов Речи Посполитой являются так называемыми восточными окраинами Речи Посполитой (Kresy Wschodnie) и по праву принадлежат им. Русские власти (да и общественность) воспринимали эти земли как Западный край Российской империи. В свою очередь, Западный край империи делился на Юго-Западный (куда входили Подольская, Волынская и Киевская губернии) и Северо-Западный (в состав которого входили Виленская, Ковенская, Могилевская, Минская и Витебская губернии). Левый берег Днепра именовался Малороссией, а побережье Чёрного моря – Новороссией. В целом же территория современной Украины именовалась в то время Южной Русью, а Восточная Галиция – Червонной Русью (Миллер 2013:12).


Следует также отметить, что поляки называли православных и униатов, проживающих на землях нынешней Украины, rusini (особенно подчеркивалось написание с одной «с»), противопоставляя их великороссам (которых поляки называли moskali). До середины XIX столетия поляки считали русинов такой же частью польского народа, как и, например, мазуров. Однако, поняв, что власть в Российской империи на тот момент была достаточно сильной и крепкой (да и сами жители Западного края не хотели возвращаться в состав Речи Посполитой), поляки начали поддерживать идею украинства с целью разложить Российскую империю изнутри и восстановить Речь Посполитую в границах 1772 года.


Сами великороссы, жители центральной части России, именовали своих соотечественников, проживающих на территории современной Украины, руссинами (непременно с двумя «с», чтобы подчеркнуть единство с русским народом), малороссами или малороссиянами. Таким образом, понятие «русский» в XIX веке включало в себя жителей центральных губерний России, а также Западного края, то есть украинцев и белорусов. Эта концепция отрицала различия между восточными славянами, включая их в единую этническую общность. По этой концепции противопоставлялся русский народ (куда, как отмечалось ранее, помимо собственно великороссов входили и жители Западного края) и другие народности империи. В этой связи ни малороссы, ни белорусы никогда не дискриминировались в Российской империи по этническому признаку. Им была открыта дорога к любой карьере, к любой государственной должности (Капплер 1997:134-135). Так, журналист, этнограф, историк из Малороссии Павел Платонович Чубинский, несмотря на то, что был за свои политические взгляды сослан в Архангельскую губернию, занимал там государственные должности, стал членом Императорского Русского географического общества, был награждён серебряной медалью Общества. А позднее Чубинскому было разрешено остаться в Петербурге, а позже – в связи с ухудшением здоровья – вернуться в родные края. Такое отношение к малороссам и белорусам сохранилось вплоть до конца империи Романовых. Даже в начале XX века на фоне роста шовинистических настроений в российском обществе малороссов и белорусов не именовали инородцами (Slocum 1998:173 – 190).


Заметим, что принадлежность к теории «единого русского народа» не означала, что её сторонники не видели отличий между великороссами и жителями Южной Руси. Так, русский писатель И.А. Бунин в конце XIX столетия в своём рассказе «Казацким ходом» писал, что он сразу же заметил разницу между ухоженными малоросскими крестьянами и невзрачными, одетыми в лохмотья великорусскими «мужиками» (Бунин 1898:126). Однако эти различия виделись никак различия между двумя народами, а как различия между одним народом, проживающим в разных губерниях. Об этом свидетельствуют и более поздние произведения И.А. Бунина.


В этой связи патриотизм малороссов, их культурная и историческая специфика воспринимались достаточно лояльно русской общественностью и в первой половине XIX столетия украинофильские течения начинают проникать в Москву и Петербург. Однако это был более мягкий вариант украинства, нежели тот, который зарождался в Малороссии. Московские и петербургские последователи украинства рассматривали его как более романтичный вариант русскости, не выделяя малороссов в качестве отдельного народа. Представители же Южной Руси видели свой вариант идеального государства, который шёл в разрез и с русским представлением, и с польским.


Таким образом, предпосылками для формирования украинофильства были: с одной стороны, непоследовательная политика царской власти по отношению к требованиям малороссийской интеллигенции (власти то запрещали деятельность украинофильских организаций, то заигрывали с ними, позволяя заниматься преподавательской, литературной и иной деятельностью). Это позволяло украинофилам  расширить свою аудиторию и продвигать свои идеи в массы. А, с другой стороны, важным фактором развития национального движения в Малороссии стал так называемый внешний фактор, в основном, польский и австро-венгерский, когда и те, и другие, мечтая о расширении границ своих государств, пытались разжигать ненависть к русским со стороны малороссов. 

0 Комментариев


Яндекс.Метрика