Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Бутовский завал

Сегодня ночью нарушил технику безопасности, один ходил по каменоломням. Ходил, смотрел на исклеванные пулями стены штолен напротив обвалов и думал о том, что происходило здесь в 42 году. Как можно было здесь жить и воевать. Ecли бы у меня погас фонарь, я бы вряд ли до утра вышел на поверхность - и с утра не факт. А они здесь воевали. Сочащаяся с потолка вода, температура сейчас, в июле, ниже нуля или около того, пар изо рта, подрывы, обвалы, газ. Да, нацисты травили защитников Аджимушкая слезоточивым газом. 
С утра нашу группу опять отправили на так называемый Бутовский завал, там художник-баталист Бут писал в 1966 году картины об обороне Аджимушкая. Сам фронтовик, он пытался передать через картины то, что происходило здесь. Другие пытались сделать это через книги. Но мне кажется, до конца это почувствовать можно, только посидев здесь одному в тишине. И если ты не пустой человек, если есть в тебе хоть капля чего-то нашего, русского, то ты поймешь и почувствуешь каменоломни и их павших.
Разбирая "низовку", девчонки наткнулись на останки погибшего защитника. Меня с Леной Цунаевой направили на зачистку и эксгумацию. Работа в Аду уникальна еще тем, что это, наверное, единственная поисковая экспедиция, где все основывается на научном, системном подходе, где каждая находка анализируется, обобщается и включается в научный отчет с соответствующими научными же выводами.
Погибший защитник каменоломни лежал напротив завала, на границе двух жилых зон. Лежал прямо на тропе, по которой тысячи раз ходили люди, лежал один - но похороненный, не брошенный, не засыпанный, а похороненный своими боевыми товарищами. Его хоронили в кромешной темноте, накрыв плащ-палаткой, сняв снаряжение и сапоги - нужны были живым, чтобы продолжить сражаться. Но на погибшем сохранились истлевшие синие галифе, по структуре ткани, по особенностям пошива, можно предположить, что командирские. На груди воина лежал большой камень, а руки были сложены по русскому обычаю. Его заложили тонкими каменными плитками - и все. На большее не хватило сил, но с ним простились.
Когда в свете фонарей мы очищали останки от камней и каменной пыли, я видел, как в кромешной темноте над павшим товарищем склонились изможденные бойцы. Склонились, чтобы проститься, чтобы помнить и постараться отомстить. А теперь, через 73 года, над ним склонились мы. Мы, все 20 человек, стояли и смотрели в его пустые глазницы и представляли, какой он был, этот солдат. Рядовой или командир, русский или украинец, может, таджик, он был русский солдат, для врага он был именно русский солдат. И они боялись его тогда, бояться и сейчас, потому и сносят их памятники, оскверняют и разоряют их могилы в некоторых "цивилизованных" европейских странах.
Мы подарили ему последний луч солнца. Зачем ему солнце? Ему, который, может, несколько месяцев до своей смерти, перемещаясь от завала к завалу, травленный газом, голодный, раненый, иссушеный жаждой, не видел этого солнца, зачем оно теперь его костям? Нет, оно ему нужно, и мы на всю жизнь запомним, что благодаря тем 60 людям, которые приехали сюда со всей России, приехали не взирая не на что с Украины, он увидел солнце, пусть после смерти, но увидел. За ним пришли, его не бросили тогда, не бросили и сейчас - мы помним своих героев, и русские своих не бросают. Да именно русские, потому что все мы - один народ, русские, белорусы, украинцы, нас даже враги никогда не делили. А если делили, то только для того, чтобы уничтожить.
Как-то все вроде получается лозунгами, но я бы хотел, чтобы каждый из вас просто представил, что пережил и вынес этот человек перед смертью. Почувствуйте хоть часть того, что чувствовал здесь во тьме он, и решите сами, нужно ли подарить ему солнце, достойны ли мы его памяти, права сами дарить это солнце ему и таким, как он, неизвестным героям. А потом, когда решите, попробуйте это сделать, все в Ваших силах.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика