Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

АД

Каменоломни Аджимушкая поисковики сокращено называют АД. Экспедиция, в которой мне довелось принимать участие, работает здесь уже 44 года. Те, кто начинал здесь работать, многие уже ушли сами, туда, к ним - на небо. Но мне повезло работать с теми, кто учился у тех, первых, кто работает здесь с 80-х, знает об этих местах почти все и любит это место. Для них это - второй дом, и экспедиция - семья. Владимр Владимирович Симонов - руководитель экспедиции, историк, Владимир Кирилыч Щербанов - журналист, исследователь, Оксана Игоревна Демиденко - историк, заместитель руководителя экспедиции. Пригласила меня сюда Лена Цунаева, за что ей отдельное спасибо.
Я обещал рассказывать о тех местах , где мы работаем, так вот Аджимушкай, он не просто сокращено АД, он и тогда, в 1942 году, был АД и сейчас для работы это АД. Какие там комары и болота? Какие леса и поля? Несколько десятков гектаров выжженной степи, изрытые траншеями и огромными воронками на тех местах, где немцы и румыны взрывали своды каменоломен, чтобы уничтожить защитников подземного гарнизона. Работа под землей, разбор завалов, глыбы камня, ведра с породой, наверху жара, внизу холодно, темно, работа только с налобным фонарем, пыль. Вот где совсем не до романтики.
Но тут все направлено на результат и все четко понимают, что сейчас битва идет за историю и судьбы тех кто здесь, в этих темных казематах, воевал ПОЛГОДА. Полгода в кромешной темноте, на голодном пайке, без воды и боеприпасов, под огнем и обвалами, задыхаясь от газа, неделями не выходя на свет. ПОЛГОДА они пили кровь оккупантам. В истории Великой Отечественной войны много знаковых и памятных мест, есть овеянные славой поля сражений - Подмосковье, Курск, Белоруссия, Украина другие, есть твердыни - Брестская крепость, Ленинград, Сталинград, а есть Аджимушкай - АД.
Сегодня у меня был праздник первого дня, я первый раз ночевал под землей, умывался под землей, завтракал, обедал и ужинал под землей, работал под землей, все что я делал, все было первый раз под землей. Трудно? Да нет. Необычно. Только когда подумаешь о том, что вот тут 73 года назад тоже самое, но только выполняя свой воинский долг, делали те, кто лежит под завалами, - это становиться еще в какой то степени и почетно.
Володя Симонов утром провел меня по каменоломням. Мы работаем в так называемых диких каменоломнях, это то, что не вошло в музейный комплекс, что осталось завалено. Сюда не пускают туристов, и здесь неподготовленный человек просто заблудиться и реально может сгинуть навсегда. Я ходил по этим темным, местами заваленными подрывами и обвалами, тихим, огромным залам слушал Володю и думал. Какой же все таки силой надо было обладать, чтобы не сломаться, не бежать в панике, не забиться в уголок и тихо ждать конца, а воевать здесь. Вот тут на завале от подрыва фугаса была найдена наблюдательная точка, где нашли подстилку из морской травы и солнцезащитные очки - защитники слепли от долгого пребывания в кромешной тьме и, чтобы хоть немного видеть даже в слабом свете расщелины завала, надо было надевать очки. Вот тут были найдены останки неизвестного старшего лейтенанта танкиста и сопровождавшего его курсанта Янгуразова, они погибли под завалом уже на четвертый месяц обороны. Шинель у курсанта была застегнута на верхний крючок. Кто служил в армии, знает, как тяжело ходить в шинели застегнутой на верхний крючок, и что это признак твердого уставного порядка в подразделении. И это после 4 месяцев в полной изоляции, под землей - КАКОВО ЭТО! Как же мы все же далеки от них, как мы изнежились, забыли о воле, духе, правде, в которой и есть эта сила. О чем мы думаем и чем живем... Господи, как же я хочу хоть немного той силы черпнуть - хотя бы от памяти того курсанта, который невзирая ни на что до последнего вздоха не позволил себе ни в чем дать послабления и даже здесь, в кромешной тьме, был честен перед собой и своими командирами, своими товарищами. Ведь если бы каждый из нас, ДА, КАЖДЫЙ ИЗ НАС, был честен хотя бы или в первую очередь перед самим собой, то все бы в нашей с вами жизни и в стране, а может, и в мире было бы совсем по-другому. Подумайте об этом.
Я сегодня работал в женской группе, да именно в женской, работа в этой группе не многим легче - та же пыль, темень, порода, ведра и те же огромные "шахтерские" лопаты. Только не надо сдергивать тонные глыбы, надо кантовать стокилограммовые, и это здесь, в АДу, делают девушки. Египтяне с пирамидами? Да они просто перемещали породу, а здесь перед тем как ее переместить, ее всю еще и просматривают и просеивают. Каждая мелочь может помочь, нарисовать картину здесь происходившего, в этом конкретном зале, штреке, переходе.
Именно этим и отличается экспедиция Аджимушкай, ВАЖНО ВСЕ. Где что лежало, как, какие вещи. Здесь идет исследование, результатом которого становится увековечение памяти. Здесь к каждой мелочи подходят по-научному точно и скрупулезно. В лесу я никогда не обратил внимание на крючок от шинели на останках солдата. Здесь из такой, казалось бы, мелочи, собрав несколько мелочей в логическую цепочку, делается четкий научно обоснованный вывод, что, невзирая не на какие условия, гарнизон Аджимушкайских каменоломен до последнего соблюдал четкую воинскую дисциплину и верность присяге.
А это и есть увековечение памяти. Памяти курсанта Янгуразова и его командиров, до последнего верных себе и своей Родине. Помните о них. А мы продолжим завтра эту работу, работу помнить и искать память!

0 Комментариев


Яндекс.Метрика