Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Дороги

Я лечу к новому месту, в новую экспедицию, к новому полю Памяти. Я устал от дорог - и не могу без них. Вся моя жизнь - дорога. Сначала с отцом-офицером семь гарнизонов, потом сам еще пять. Командировки, экспедиции, люди, встречи, память иногда отказывается все вмещать. Тут недавно в соцсетях кто-то позавидовал: типа, жизнь интересная.


Да, интересная, мы ее выбрали, но сколько слез жены, обид матери, отца, сколько разрушенных семей. Я не пытаюсь оправдаться. Я хочу, чтобы поняли, это работа, это тяжелая кропотливая работа, а у руководителей поисковых отрядов, объединений - это еще и огромная ответственность. Надо найти средства, выиграть гранты, оформить кучу документов, провести архивную работу, найти место, организовать разведку, доставить людей, поставить лагерь, организовать работу в лагере и в поиске - и всех вернуть назад живыми и здоровыми. Приехать первым, уехать последним. Вот и получается два дня дома, месяц в поле. Причем в общественной организации все еще сложней, тут нет премий, выговоров, увольнений, тебя слушают, пока тебе верят, верят  и уважают. Обманул, сфилонил, подставил людей - все, веры нет. Так что жизнь интересная, но непростая.


В дороге я отдыхаю, сплю, думаю, пишу. Я очень люблю наблюдать за людьми в дороге. Видно, кто возбужденно-радостный в предчувствии, на отдых, кто сосредоточенный в командировку по работе, кто усталый с работы, кто-то грустно-умиротворенный с отдыха, кто-то вообще просто катается. Вот страшны мне безразличные люди. Пустотой от них веет, глаза как оловянные, таких много в бизнес-классе. Насытились всем, ничем не удивишь, от этого и пустота, и людей не видят вокруг.


А я очень люблю новые места, хотя нет их почти на карте России. Везде был, много, где жил, но все равно любой переезд - это как новое место. Нельзя узнать все о городе, селе, просто поле за один раз. Все равно встретишь нового человека, который расскажет что-то новое. Я изучал географию нашей страны сначала по военным гарнизонам, потом по местам боев, потому знаю: мне жизни не хватит, чтобы изучить всю нашу страну, она прекрасна, она красива, она строга, она сурова и мужественна, она влюблена, она грустна, она такая разная и это все может быть об одном и том же месте - реке, лесе, поле, деревне.


Я не против того, что люди ездят за границу, там интересно, красиво, есть что посмотреть, сервис и удобство. Но для меня, например, пусто там как-то, и у меня там глаза становятся оловянные. Не хочу тратить время на чужое, я могу все это увидеть по телевизору, я хочу свою страну увидеть, почувствовать каждый ее уголок, чтобы знать за что погибали те, кого я еду искать. Ведь каждый из них погибал не за всю огромную карту, а за свое маленькое что-то, деревню, речку, поле, лес. Может перед смертью, перед тем как встать из окопа навстречу пулеметной очереди он вспоминал вот эту речку, на берегу которой вы сейчас стоите, а вставал он и видел, тот холм с церковью на котором за тысячи километров, стою сейчас я. И все это одна страна Россия, моя и его Родина.


А еще меня раздражает, когда начинают ерничать и говорить о том, что вот-де у нас немытая Россия, дурак и дороги, испокон веку вросшие в землю избенки, перекошенные плетни и замызганные придорожные столбы… а вот у них там в Европах везде каменные дома, красивущии замки, английские газоны, а мы неумехи и разгильдяи испокон веку. Вот тут меня и до греха довести недолго. По молодости я здорово переживал, ну как это так мы великий народ и в космосе первые, и ядерные все, и немца одолели и француза, а живем абы как, вроде не для себя. А потом понял, и вы посмотрите на это моими глазами и тоже, может быть, поймете, почему так.


Поисковые работы ведутся по старым военным картам. Когда я начал заниматься поиском всерьез, анализируя и делая выводы, я увидел на этих довоенных картах сотни деревень.  А теперь? А теперь урочища, нет их, и не Горбачев с Ельциным виноваты, те, что они подрубили, еще теплятся дачами и стариками… Те деревни война сожрала, размолотила снарядами, бомбами, сожгла зондеркомандами, обезлюдила похоронками, нет их больше, а это тысячи деревень.


Потом я нашел карты и описания местности войны Первой Мировой и потом Отечественной 1812 года -  та же история. Нет после войны на более поздних картах тысяч деревень. Опять «интуристы» прошлись, спалили, разграбили, выбили мужиков, бабы с детками ушли.


Сколько раз на нас нападали, сколько раз мы сражались за свою свободу и независимость? Кто еще хотя бы треть этого перенес на своей территории? Какая страна в мире? Да нет ее такой. И вот, осознав все это, я как-то в одной из областей центральной России забрался в такие турлы, что и пешком не пройти думал. Леса, болота, на 20 км вокруг дороги нет, глянул карту военную, а там аж 15 деревень с дорогами вокруг, и мосты через речки, и деревни крупные - по 100 дворов. Знаете, не для красного словца, захотелось сесть, обнять эту землю и заплакать. Правда, закрыть собой, согреть и плакать вместе с ней. Сколько же она перенесла, вынесла, эта земля.


А потом мы вышли в деревеньку, где жила одна только старушка, продукты ей через речку перевозят на лодке два раза в неделю. Пустила нас бабушка к себе переночевать, зашли, как в после войну попали, лампа керосиновая, образа в уголке, правда, баллон с газом на кухне стоит. Смотрю, а полы в хате земляные. Говорю: «Бабушка дом-то послевоенный? Чего полы-то не положили, мир же уже был?» А она: «Так, во-первых, кому класть? Мужиков-то почти с войны не вернулось. А те, что вернулись, на всю деревню как по конвейеру строили, чтобы дети и бабы по землянкам не ютились, а капитально-то чего строить, там уже новая война намечалась с американцами, вот и строили лишь бы крыша была. Да и страну надо было кормить, в колхозе работать, не до полов было».


Вы поняли? Да, некогда строиться-то капитально было, красоту наводить как в Европах. То воевать, то отстраиваться вечно надо! А вы мне - Европа…


После этих слов, руки хотелось бабушке расцеловать. Что она видела в своей жизни - труд да войну. А не стали у нее глаза оловянные, радуется каждому дню, хоть по нашим меркам серые они у нее эти дни. Нет, не серые, на своей земле живет, своим потом поднятой, отвоеванной, потому и каждый рассвет на реке для нее новый и по-другому звучащий. Поездите по России, хоть в ту деревню, откуда родом ваш дед, отец, может, и нет ее уже, но есть речка, холм, поле. Ждут они вас, а за это и умереть не страшно, когда почувствуешь эту землю.


А я в Ад - Аджимушкай, где в каменоломнях сражался и погибал за ваше поле, лес, речку солдат, который, может, был родом из той деревни, что и ваш дед. Посмотрите его глазами на свою землю и многое по-другому станет.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика